История создания Одесского Палестинского комитета

Раздел - Чисто факты из жизни и истории

Все проходит, течет и меняется так, что порой уже трудно бывает отследить последствия давно и незаслуженно канувших в небытие явлений, деяний, событий. И теперь, скорее всего, студенты Иерусалимского университета, преподаватели расположенной там же Академии художеств и прикладного искусства, потомки пассажиров парохода «Руслан», прибывших в Яффу в конце 1919 года, жители бывшей земледельческой колонии, а ныне города Хадера, и очень многие другие вовсе не подозревают о том, что все они так или иначе, сейчас уже тоненькой ниточкой судьбы, но связаны с тем, что с Б-жьей помощью произошло 14 апреля 1890 года...

Был день как день в богатом и веселом городе Одесса. В Русском театре давали оперетту «Мадемуазель Нитуш» в 4-х действиях. Рейсом на Санкт-Петербург ушел пароход «Екатерина II», на котором Торговый дом А.А. Трапани отправил в северную столицу пятнадцать тысяч пудов риса. В торгово-хозяйственном отделении городской управы пустили с торгов двенадцать мест для рыбной торговли на базаре, который вот уже много десятилетий одесситы упорно именовали Новым. Состоялось заседание комиссии, специально учрежденной для сооружения в парке величественной Александровской колонны — памятника в честь царствования императора Александра II. Купец Родоканаки совершил удачную сделку, купив по сходной цене целую баржу отменного ячменя. Завсегдатаи и знатоки цирка восхищались невероятной силой «известных геркулесов» братьев Рассо и воздушным полетом японского гимна-ста Туракичи. В гражданском департаменте одесской Судебной палаты начался громкий процесс о миллионном наследстве с участием знаменитых столичных адвокатов Ф.Н. Плевако, Н.П. Карабчевского и их одесского коллеги М.Г. Тиктина. И парижская, как она себя именовала, белошвейка Хаймович в салоне своем на Ришельевской, 52, начала дешевую распродажу мужского и дамского белья.

Все это началось и закончилось, а когда, знаменуя окончание субботы, зажглись звезды в весеннем одесском небе, на Пушкинскую улицу к свадебному залу Цаузмера, что располагался аккурат там, где теперь детская спортивная школа светлого одесского человека Боречки Литвака, потянулись десятки людей в извозчичьих пролетках и, как тогда говорили, по образу пешего хождения. Более ста шестидесяти человек, представлявших еврейские общины многих городов, городков и местечек, собрались тут, дабы учредить самую первую в Российской империи легальную палестинофильскую организацию. По такому торжественному и значительному событию из Санкт-Петербурга прибыл даже Иехуда-Лейб Гордон, редактор выходившей на иврите газеты «.а-Мелиц», еще тридцать лет назад основанной в Одессе и потом перебравшейся в столицу.

Перво-наперво, от имени двадцати членов-учредителей, которые справедливо полагали, что никто лучше законников-юристов не сможет руководить предстоявшим действом, Яков Любарский предложил избрать председателем собрания присяжного поверенного Михаила Григорьевича Маргулиса, а секретарем его — помощника присяжного поверенного Бермана. В свою очередь Маргулис в краткой вступительной речи профессионально четко рассказал о том, чем и как будет заниматься ныне учреждаемая столь долгожданная организация. И он же обратил внимание всех собравшихся на тот непреложный факт, что те, коих предстоит сейчас выбрать в руководство этой организации, «должны наиболее сочувствовать ее назначению и являться ближайшими исполнителями ее предначертаний».

После этого устроили тайное голосование или, как тогда называли, баллотировку, по результатам которой были выбраны пятнадцать человек, из коих пять составили руководящий орган, поименованный комитетом, столько же стали его кандидатами и членами ревизионной комиссии. Заседали оживленно, долго и только в половине второго ночи участники собрания начали расходиться по своим квартирам, гостиницам и меблированным комнатам. Но в этот же день, 15 апреля, новоиспеченные члены комитета собрались, чтобы выбрать своего председателя и обсудить первостепенной важности вопросы. К тому времени учредители уже внесли в контору Государственного банка требуемый властями залог в размере пяти тысяч рублей, необходимый «для покрытия издержек, которые может понести правительство вследствие нарушений новой организацией преследуемых ею целей».

Двумя месяцами раньше настойчивыми стараниями одного из лидеров палестинофильского движения А. Цедербаума в министерстве внутренних дел, наконец, утвердили устав этой организации, которая официально называлась Обществом вспомоществования евреям-земледельцам и ремесленникам Сирии и Палестины. Но, по наименованию его руководящего органа, Общество вошло и осталось в истории как Палестинский комитет, что было абсолютно справедливо, поскольку упоминание Сирии являло собой не более чем отвлекающий маневр. Вся же деятельность Комитета разворачивалась исключительно в Палестине, где и открыли «Палестинское особое управление», куда вошли постоянно живущие там евреи, «пользующиеся хорошим именем».

Комитет оказывал материальную помощь переселенцам, организовывал новые и обустраивал уже имевшиеся, но пока еще отнюдь не процветающие сельскохозяйственные колонии. На все это, конечно, требовались изрядные средства, которые формировались за счет взносов, установленных на момент создания Комитета в следующих размерах: почетные члены единовременно вносили не менее 1000 рублей, члены-благотворители платили 25 рублей ежегодно, действительные члены — 6 рублей и члены-соревнователи — 3 рубля. И все это были, как говорят в Одессе, хорошие деньги, поскольку, к примеру, карманные часы можно было приобрести тогда за пять рублей, а вполне приличный обед из трех блюд и чашечки кофе в ресторане Ульмана на Гулевой улице, ныне носящей имя Толстого, стоил 40 копеек.

Значительная часть средств, таким образом собранных Комитетом, направлялась на открытие и постоянную поддержку в Иерусалиме, Газе, Хайфе, Яффе, Артуфе, Беер-Якове, Хадере, других городах и земледельческих колониях Палестины многочисленных воспитательных, учебных и просветительских заведений самого разного уровня — детских садов, начальных школ, вечерних курсов древнееврейского языка, мужских и женских гимназий, ремесленных училищ, Народных домов, гимнастических обществ... Комитет щедро оказывал материальную помощь открытой скульптором Б. Шацем в Иерусалиме Школе искусств и ремесел, которая была названа именем библейского резчика по камню, металлу, дереву Бецалеля и уже в 1969 году возведена в высокий ранг Академии художеств и прикладного искусства.

Не осталась без внимания Комитета и перспектива создания в Иерусалиме еврейского университета, для чего был сделан крупный и оказавшийся самым первым взнос на приобретение для него земельного участка. И в богатейших фондах его библиотеки доныне хранятся тысячи книг, некогда принадлежавших штатному ординатору городской больницы на Слободке-Романовке, председателю Общества пособия бедным больным евреям г. Одессы «Эзрас-Хойлим» доктору Самуилу Ефимовичу Марьяшесу, которые, согласно воле покойного, Комитет отправил в Иерусалим в 1914 году.

А в декабре 1919 года, за два месяца до прихода в Одессу красных, 620 беженцев на пароходе «Руслан» уехали в Палестину из полыхающей пожаром гражданской войны и кровоточащей еврейскими погромами страны. На этом и завершилась без малого двадцатилетняя, разносторонняя и благородная деятельность одесского Палестинского Комитета.

Не всегда и не во всем она была безоблачной, кое-кто не выдерживал испытания властью, ответственностью, деньгами, наконец, но это, наверное, неизбежно в таком большом, коллективном и, по сути, новом деле. Согласно уставу, Комитет ни в коем разе не должен был содействовать переселению евреев, о чем было громогласно объявлено сразу же после его создания, чтобы «по местечкам не прошел слух о том, что в Одессе появились люди, которые будут отправлять евреев в Палестину». Но с помощью Комитета тысячи людей крепко стали на ноги на земле своих предков. А так называемая школьная программа Комитета всемерно способствовала созданию в Палестине достаточно совершенной системы не только образования, но физического и нравственного воспитания тех поколений, которым выпала потом честь и слава борьбой и трудом своим воплощать в жизнь давнишнюю мечту о воссоздании там еврейского государства.

Добрые дела вершатся по воле Всевышнего, но руками и разумом человека. В Палестинский комитет входило свыше пяти тысяч человек, и перечислить их в этом очерке нет никакой возможности. А вот некоторых, особенно тех, кто стоял во главе этого благородного дела, назвать все-таки нужно. Первым председателем Комитета был юрист и медик, автор знаковой для палестинофильского движения брошюры «Автоэмансипация» Лев Пинскер. После его смерти, последовавшей, к сожалению, всего год спустя, Комитет возглавил А. Гринберг, а в 1906 году — известный общественный деятель, участник Сионистских конгрессов, инженер-технолог Авра.ам Усышкин.

В разные годы в руководящих и контрольных органах Комитета состояли представленные в разумном соотношении интеллигенты и деловые люди — врачи, купцы, литераторы, банкиры, юристы, ученые, домовладельцы, издатели, преподаватели... Самуил Матвеевич Барбаш, купец 1-й гильдии, учредитель и глава Банкирского дома, член Совета одесского ремесленного и мелко-ссудосберегательного Товарищества, председатель комитета информационного бюро еврейского колонизационного Общества, владелец дома на Ришельевской, 60, пяти домов на Молдаванке и двух на Таможенной площади. Хаим-Нахман Бялик, поэт, общественный деятель, преподаватель иешивы. Григорий Эммануилович Вейнштейн, инженер-технолог, председатель русско-английской торговой палаты, член Общества распространения просвещения между евреями в России. Григорий Ильич Гиммельфарб, доктор медицины, заместитель председателя Общества одесских врачей. Моисей Хаимович Гликсон, доктор философии. Абрам Александрович Зусман, агроном, автор учебника по природоведению и преподаватель этой дисциплины в иешиве и коммерческом училище Х.И. Гохмана, издатель журнала «Палестина». Иосиф Гдалия Клаузнер, доктор философии, литературовед, историк, лингвист, редактор газеты «.а-Шиллоах», преподаватель одесской иешивы и Новороссийского, ныне одесского, университета. Моисей Борисович Клейман, служащий Банкирского дома Барбаша, издатель газеты «Гут-Морген», член Общества любителей еврейского языка. Яков Ушерович Ландесман, врач, содержатель «Санатории для нервных больных» на Черноморской улице. Марк Яковлевич Рабинович, писатель, оставшийся в истории еврейской литературы под псевдонимом Мордехай Бен Ами. Арон Моисеевич Рабинович, преподаватель еврейского начального училища при еврейском сиротском доме на Базарной, 5. Яков Меерович Раймист, врач-невропатолог. Хаим Шабсович Розенталь, редактор еженедельника «.аолам». Иосиф Беркович Сапир, врач — специалист по женским, внутренним и детским болезням, сотрудник газеты «Гут-Морген», секретарь общества «Эзрас-Хойлим». Израиль Абрамович Тривус, присяжный поверенный, один из учредителей сионистского клуба «Кадима», одесских отделений еврейского литературного и еврейского литературно-научного Обществ, близкий друг Владимира (Зеева) Жаботинского. Герш-Вольф Ицкович Франкфельд, духовный руководитель молитвенного дома «Явно». Соломон Борисович Шапиро, присяжный поверенный. Хаим Эттингер, купец 2-й гильдии, содержатель агентурно-комиссионной конторы широкого профиля, которая поставляла водопроводные краны, смесители и прочую арматуру, мануфактурные товары — от шинельного сукна до тончайшего батиста, не знавшие износа стальные инструменты и недавно появившуюся алюминиевую посуду...

С момента своего создания и все последующие годы Палестинский комитет располагался в построенном в 1889 году, тогда принадлежавшем Л. Кофману, а потом отошедшем к мануфактурному торговцу Д. Котляревскому доме №12 в Авчинниковском переулке, где занимал десять комнат второго этажа по фасаду.

Но начиналось-то все в старом, «рождения» еще 1867 года, теперь уже давно перестроенном доме Голды Цаузмер на Пушкинской улице в Одессе, в конце позапрошлого века, «каких-нибудь» три-четыре поколения назад.

Мигдаль Times.    Ростислав АЛЕКСАНДРОВ

Песни про Одессу

Песни про Одессу

Коллекция раритетных, колоритных и просто хороших песен про Одессу в исполнении одесситов и не только.

Отдых в Одессе

Отдых в Одессе

Одесские пляжи и курорты; детский и семейный отдых; рыбалка и зелёный туризм в Одессе.

2ГИС онлайн

Дубль Гис

Интерактивная карта Одессы. Справочник ДубльГис имеет удобный для просмотра интерфейс и поиск.

Одесский юмор

Одесский юмор

Одесские анекдоты истории и диалоги; замечательные миниатюры Михаила Жванецкого и неповторимые стихи Бориса Барского.