Тираспольская площадь

Раздел - Улицы в истории Одессы

                                                                     Тираспольская  площадь  (площадь 1905 года)

Каждую улицу, как человека, можно воспринимать по разному в зависимости от собственных пристрастий, сиюминутного душевного настроя, толщины кошелька или, скажем, погоды. "Я встретил его ясным апрельским утром на Тираспольской улице, - вспоминал наш земляк писатель Р.Брусиловский. - Снег давно растаял… Ярко светило, хотя еще не грело солнце. Багрицкий посмотрел на меня туманным взглядом, кивком головы ответил на приветствие и неожиданно сказал:

- По-моему, в Одессе не сыщешь более скучной улицы, чем Тираспольская. Вы не находите?
- Не нахожу. Улица как улица".

Сравнив карту Одессы с планом Хаджибея 1794 г., на котором показана "Дорога в Тирасполь", можно предположить, что Тираспольская улица проложена по ней. Отсюда и название этой улицы.

Первое появление Тираспольской на картах Одессы датируется 1826 годом. До этого на планах города некоторые улицы были помечены как дороги или тракты «на Москву», «на Тирасполь», «на Херсон». Поэтому вполне логично, что части этих дорог в черте города, со временем застроенные по обе стороны домами, получили свои названия по направлениям движения. Так случилось и с Тираспольской. Неудивительно также, что одними из первых строений, появившихся здесь, были огромные деревянные склады для хранения зерна, провианта и различных товаров. Ведь часть улицы, переходившая в тракт, являлась одной из множества магистралей, которые сходились в портовом городе, и по которым в Одессу и из Одессы доставлялось гужевым транспортом множество необходимых вещей – от почты до дамских нарядов.

На рубеже 18 и 19 веков по генеральному плану застройки Одессы район нынешней Тираспольской улицы был разбит на участки, где впоследствии появились первые дома.

Современный облик тихой и в чем-то до сих пор патриархальной Тираспольской улицы сформировался на рубеже 19 и 20 веков. Попытки придать ей лоск и респектабельность уже в то время не увенчались особым успехом. Однако в память об этом одесситам осталось несколько великолепных особняков, которые по праву можно было бы считать украшением города, если бы не их плачевное состояние либо измененный до неузнаваемости внешний вид.

Отреставрированный дом №1, выходящий фасадом на Тираспольскую площадь и некогда принадлежавший господину Катронео, сегодня красив по-своему, но, увы, лишен привлекательности полуторавековой давности. А также славы легендарного Фаберже, одесская фабрика которого в последние полтора предреволюционных десятилетия «квартировала» на втором этаже особняка.

           Дом №2, также выходящий фасадом на площадь, в свое время был излюбленным местом одесских сладкоежек. Именно в нем располагалась знаменитая кондитерская братьев Пауля и Эмиля Дитманов, где можно было отведать не менее трех десятков различных пирожных и булочек. Уже в советские времена кулинарная эстафета легендарной кондитерской Дитманов перешла к не менее известной сначала "Пельменной", а затем  «Пиццерии». Однако сегодня здание находится на реставрации, и надежда на то, что новые арендаторы пожелают увековечить славу «сладкого» заведения, невелика.

    Еще более печальная участь постигла дом № 4, построенный в 1834 году по проекту архитектора Г.Торичелли, который по праву можно считать одним из лучших творений великого итальянца. Некогда монументальный и величественный особняк с анфиладами колонн и затейливой лепниной, в предреволюционные годы прославившийся размещавшимися в нем рестораном и гостиничными номерами «Марсель», теперь в запустении. Не спасло архитектурную достопримечательность Тираспольской и то, что здание представляет собой историческую ценности и находится под охраной государства.

Куда как больше повезло двум другим домам, до сих пор возвышающимся на пересечении Тираспольской и Старопортофранковской. Оба они были построены гораздо позже своих «собратьев», и сохранились до наших дней практически в первозданном виде. Дом № 37, появившийся лишь в 1837 году, в свое время принадлежал титулярному советнику Лангу. Позже в нем разместилось «Торгово-Промышленное Товарищество наследников В.Т Пташникова», которые на рекламных листках того времени указывали, что их магазины, торгующие мануфактурой и галантереей, помимо Дерибасовской («Пассаж») и Александровской улиц, находятся «в собственных домах» на Успенской и Старопортофранкоской, угол Тираспольской. А в 1913 году по проекту И. Розенфельда напротив появился дом № 36, принадлежавший пивовару Кемпе, который с чистой совестью сдавал его внаем до самой революции.

Среди исторических достопримечательностей Тираспольской, связанных не столько с архитектурой, сколько с судьбами известных одесситов, стоит отметить дом № 16. На его месте в невзрачном особнячке в 1878 году открыл свою аптеку Антон Гаевский. Судя по всему, дела будущего владельца одного из самых престижных одесских фармацевтических учреждений поначалу шли не очень успешно, и лишь через 4 года, взяв «в дело» компаньона Пискорского, предприниматель перебрался в дом № 33 по улице Дерибасовской. А в 1898 году вместе с новым компаньоном Поповским Гаевский «пристроил» бизнес в особняк Руссова по улице Садовой, 21, и с тех пор аптека уже не меняла свое месторасположение. А на месте особняка № 16 на Тираспольской в 1913 году по проекту инженера Ф.Кюнера был построен новый пятиэтажный «красавец», который продолжил «медицинскую» традицию своего предшественника. Здесь располагались аптека Перельмутера и лечебница практических врачей.

Дом № 12, принадлежавший Семену Мангуби, вошел в историю Одессы и мировой литературы как временное пристанище семьи тогда еще юного Исаака Бабеля, которая в 1905 году переехала в Южную Пальмиру из Николаева и поселилась в квартире № 3. В этом же доме долгие годы проживала тетка будущего писателя по линии матери Екатерина Швехвель, державшая зубоврачебный кабинет. И именно из этого дома юный Изя поначалу безропотно отправлялся на занятия по классу скрипки к Петру Столярскому на Дворянскую, 15, а позже с огромным удовольствием прогуливал уроки знаменитого педагога в Практической гавани, что и послужило в конце концов поводом к грандиозному семейному скандалу.

А дворик нынешнего автодорожного техникума, расположенного в дома № 6, связан с именем Леонида Утесова. Здесь в начале 20 века домовладелец Перебиносов позволил некоему господину Владимирскому открыть летний киноиллюзион на «французский манер» под названием «Мулен Руж». И именно эта площадка стала своеобразным трамплином, с которого рискнул «прыгнуть» в театральную богему молодой Лейзер Вайсбейн, впоследствии известный и любимый публикой всех республик СССР как Леонид Утесов.

Тираспольская на рубеже 19 и 20 веков, в отличие от большинства одесских улиц, отличалась довольно размеренным и спокойным укладом жизни. Основным бизнесом, приносящим стабильную и высокую прибыль, здесь по праву считалось содержание доходных домов, в которых квартировали люди различного происхождения, рода занятий и уровня достатка. Те, в свою очередь, зачастую открывали свое «дело», как правило, скромное, но вполне достаточное для сносного существования. Именно поэтому Тираспольская была своеобразным центром медицинского и, как бы сейчас выразились, бытового обслуживания. Неотъемлемой частью улицы являлась и торговля, причем приобрести в мелких лавочках и магазинах можно было отнюдь не модные платья и автомобили, а повседневные и так необходимые мелочи – галантерею, посуду, книги, керосин, папиросы, губные гармошки и даже патефонные пластинки.

Однако некоторые предприимчивые одесситы, такие как господа Троупянский и Иссерлис, очень даже преуспели на торговом поприще. Первый – за счет разнообразия товаров, так как держал в доме № 13 торгово-посредническую контору, которая представляла интересы нескольких десятков производителей все тех же бытовых мелочей. Второй — благодаря «солидности» бизнеса, так как в доме №5 владел представительством и складом сельскохозяйственных машин и орудий. Но оба эти предпринимателя, скорее, являлись исключением, нежели правилом, в спокойном и размеренном ритме жизни Тираспольской.

Сегодня Тираспольская по-прежнему остается тихой и размеренно живущей одесской улицей, где и спустя 100 лет не встретишь представительств крупных торговых и промышленных компаний. В качестве исключения, которые, как известно, лишь подтверждают правила, можно назвать лишь Одесскую табачную фабрику (№ 26), одесский филиал Донбиржбанка (№ 22) да одесскую дирекцию телефонной компании «Укртелеком».

В доме № 14, как и век назад, размещается школа, только теперь уже общеобразовательная, а не женская. А юному Изе Бабелю, живи он в наши дни, вряд ли пришлось бы проделывать утомительный путь до Дворянской, так как усваивать нотную грамоту теперь можно в музыкальной школе № 2 им. Глазунова на Тираспольской, 20. Что до развлечений и иллюзионов, то на смену им, сообразно времени и запросам одесситов, пришли игорные заведения, коих на Тираспольской, не отличающейся большой протяженностью, целых два. Несколько баров и маленьких кафе, с десяток различных магазинов и магазинчиков, с полдесятка аптек и салонов красоты, пара-тройка агентств недвижимости и редакций узкоспециализированных изданий – таков облик современной Тираспольской.

Свое название она менала лишь один раз. В период с 19 ноября 1955 по 2 июня 1995 года эта улица называлася  улицей 1905 года. Отрезка старой «дороги на Тирасполь», который старожилы все еще по привычке называют улицей 1905 года, именовавшейся так благодаря революционным событиям с 1955 года и получившей назад свое исконно историческое название лишь 40 лет спустя.


Жанна Букина


Действительно, улица была как улица. Потому и поразила бы она сегодняшнего прохожего обилием товаров, что называется, на все потребности, возможности, вкусы и случаи жизни. Тут продавали туалетное мыло "Вера Виолет" и элегантные, со всенепременным "скрипом" ботинки варшавской фабрики "Братья Кипер", "бессмертные" папиросы "Сальве" и фигурный кафель для печей, керосин Нобеля и "вечные" часы "Павел Бурэ", искрометное шампанское "Vita Bohein" и роскошные альбомы фирмы "Гранберг", искусственные минеральные воды и губные гармоники "Кораблик", школьные тетрадки "от Франца Маха" и разноцветную карамель "от Амбатьелло", благородное прованское масло французской компании "Жюль Валери", незаменимое при приготовлении салатов, благоухавших ароматами одесского лета, и масло кокосовое, производившееся из привозного сырья на местном заводе "Коковар", краски для разных надобностей и платяные кнопки "Пирж", расстегивавшиеся со звуком, мужчин буквально с ума сводившим… Подобным же образом воздействовал на представителей сильного пола и звук падающих на пол шпилек для волос - эти непременные атрибуты сложнейших дамских причесок миллионами выпускались Южно-Русским заводом проволочных изделий, одесским представителем которого состоял инженер Шаргородский.

А неподалеку от него, на Тирасполькой, 13, вопреки "несчастливому" номеру процветала крупнейшая торгово-посредническая контора И.Троупянского. И прейскуранты ее или, как теперь принято говорить, прайс-листы, пестрели названиями многочисленных фирм-производителей самой разной продукции: "Адольф Якоб" - шинельное сукно, "Ганс Лемер" - материалы для изготовления картузов, "Герлах и Ко" - галантерейные товары, "Гиена" Густава Озерло - сталь, "Дарнговер и Ван дер Манделе" - масло какао, "Дюртшеллер и Ко" - шелковые нитки для вышивания, так называемые "мулине", "Нокен Гуго" - замки, "Рузевич и Кривицкий" - клеенка, "Франсуа Турнье" - целлулоидные гребни, "Шварц и Ко" - бархат, "Эпштейн и сын" - обои, "Оскар Бруггиссер" - солома для шляп, знаменитых "канотье" и "тиролек", без которых уважающий себя гражданин не считал возможным появиться в летнее время на улице. Этот пространный перечень можно было, конечно, оборвать где-то на середине, ограничившись лаконичным "и др.", но уж очень он характерен для предпринимателей старой Одессы, коммерческие связи которых простирались далеко за пределы страны. А крупные, мировой известности фирмы, в свою очередь, считали целесообразным открывать свои агентства, отделения, представительства, салоны и филиалы именно в Одессе, которая была своего рода южными воротами обширного российского рынка.

Одним из примеров тому было располагавшееся на Тираспольской представительство фирмы "Сирена Рекорд", выпускавшей и поставлявшей в Россию крупные партии граммофонных пластинок, в частности, с записями популярного певца, лучшего в свое время интерпретатора цыганских романсов А.М.Давыдова…

Под стать ассортименту товаров, весьма разнообразными были и предлагаемые и на вполне достойном уровне оказываемые услуги. На Тираспольской можно было провести ночь или хоть на год обосноваться в гостинице "Марсель", подпаять прохудившийся самовар, "построить" добротное пальто с не знающим износу престижным каракулевым воротником, дать ремонт фаэтону, перекрасить платье давно надоевшего цвета, "одеть" в изящный переплет полюбившуюся книгу, заменить стершиеся подковки на башмаках, заказать щегольские визитные карточки в типографии Сибирченко, исправить швейную машинку "Зингер", запечатлеть свою внешность в "американской электро-фотографии", подклеить проколовшуюся шину в велосипедной мастерской "Экспресс", побаловаться чаем в трактире Денисова или чем-нибудь покрепче в ресторане Петинати и угостить даму изысканными сладостями в кафе-кондитерской Дитмана. Это кафе, которое наравне с заведениями Амбарзаки, Бонифаци, Либмана, Мелиссарато, "Фанкони" и самого Петра Тимофеевича Печесского слыло "сладкой достопримечательностью" Одессы, помещалось на углу Нежинской и с него, собственно, начиналась Тираспольская.

А заканчивалась она респектабельным мануфактурным магазином "Торгово-промышленного Товарищества наследников В.Т.Пташникова", расположенном в их огромном, так называемом, доходном доме на пересечении со Старопортофранковской улицей, построенном по проекту известного архитектора М.Линецкого. Обращение капитала в недвижимость издавна считалось прибыльным делом, потому что, как хлеб на столе, крыша над головой нужна всем, всегда и везде. И в конце Х1Х - начале ХХ столетий на Тираспольской улице один за другим появлялись доходные дома Вулихмана, Дурьяна, Зонтини, Рудя, Фалькевича…

А в 1913 году аккурат напротив дома Пташниковых построили трехэтажный, занявший весь квартал между Старопортофранковской и Базарной, доходный дом одного из "пивных королей" Одессы Кемпе. По углам дома высоко, под самым карнизом, архитектор И.Розенфельд поместил овальные медальоны с барельефом сегодня уже неизвестной нам, но прекрасной дамы, имевшей, по-видимому, какое-то отношение к хозяину дома. Уже без малого девяносто лет эти медальоны вознесены над Тираспольской улицей огромными камеями. Или ангелами-хранителями…

Песни про Одессу

Песни про Одессу

Коллекция раритетных, колоритных и просто хороших песен про Одессу в исполнении одесситов и не только.

Отдых в Одессе

Отдых в Одессе

Одесские пляжи и курорты; детский и семейный отдых; рыбалка и зелёный туризм в Одессе.

2ГИС онлайн

Дубль Гис

Интерактивная карта Одессы. Справочник ДубльГис имеет удобный для просмотра интерфейс и поиск.

Одесский юмор

Одесский юмор

Одесские анекдоты истории и диалоги; замечательные миниатюры Михаила Жванецкого и неповторимые стихи Бориса Барского.