Чабанка или посёлок Черноморское (Дивизия)

Раздел - Регионы Одесской области

Военный городок

Кто не знает про  Чабанку близ Одессы? Отсюда конники Котовского отправлялись на Тамбовщину для подавления эсеровского мятежа, которым руководил начальник ОГПУ Кирсановского уезда Антонов.  Мятежный милиционер Антонов был расстрелян, крестьянское восстание безжалостно подавлено, подвиг конников - котовцев отмечен орденами "Красного знамени".

Сам легендарный комбриг закончил свой жизненный путь тоже в Чабанке.  О причинах гибели писали скупо, но много фантазировали: ссора, вспышка ревности, сабля долой, шлепок маузера... Опять женщины!  В Чабанке есть дом-музей Григория Ивановича Котовского, который уже года два как закрыт. Место комбрига в новой отечественной истории Украины пока не определено (?).

Выпускники вузов бывали здесь  часто на лагерных сборах. В 28-ю дивизию отзывали на переподготовку резервистов, в разгар чехословацких событий дивизию разворачивали, потом сворачивали, и  об этом знал каждый одесский мальчишка.

Чабанку не обошли своим вниманием военачальники и полководцы Жуков, Москаленко, Малиновский. Сюда, как-то летом прилетел на вертолете М.С. Горбачев.  Одессу проигнорировал, а Чабанку осчастливил. Снимки с подзагоревшим генсеком еще долго украшали стенд Дома офицеров на Пироговской.

Местность нравилась, дивизия считалась образцовой, вода на мелководье хорошо прогревалась, дерзко брали на живца бычок и глосса, из Аджалыкского лимана заходила кефаль.

За бетонным забором - дачи генеральские и маршальские. Некоторые участки заросли чертополохом, хозяева заколоченных дач оказались за двумя границами, часть строений сгоряча была экспроприирована киевским начальством, но аренда оказалась не по карману даже генералам, и дачи обживают бродячие собаки.

Чабанки как таковой давно уже нет на картах мира, на месте деревушки - населенный пункт Черноморское, его чаще называют Дивизией.

- Сколько стоит проезд до Дивизии? - спросил худощавый майор у водителя маршрутного такси, в котором я ехал. Было морозно, ветрено, майор продрог, но так и не сел. Билет стоил полторы гривни.

Глухой забор защищает военный городок от любопытных, на КПП - часовой. Совсем недавно городок был закрытым, теперь пускают, боец открывает ворота частным машинам, хлебовозкам, потом закрывает и прячется в будку.

Сразу за проходной базарчик, на прилавках сигареты в ассортименте, сало, веники. Кореянка с острой морковкой, кто-то солдатские ботинки продает, голубцы поштучно и на вес. "Бэрыть свежего хлебчика". На недостроенном летнем кафе висит маскировочная сетка. Прапорщицы с противогазными сумками задержались возле парфюмерии, новый камуфляж топорщится. И, конечно, базарная музыкальность: "...легко уладить с помощью зонта". Тема для жителей близкая, правда, генерал в семейно-армейском клипе слишком игрив и расслаблен.

Есть в городке свой генерал - командир дивизии Николай Андрианович Елизов. Показали, где окна. Черноморцы довольны, что командир сам проживает в городке, - больше порядка, да и свой, не чужой. Елизов начинал в дивизии майором.

Море в Черноморском тоже свое, вспученное, приподнятое, водяную пыль с мутных бурунов срывает порывистый ветер, зябко. Прилизанные тучи процеживают косые лучи, слепящие серебряные пятна несутся к горизонту, рядом на воде темные пятна, как будто растерли пальцем карандаш.

Прямо - рассерженное море, слева - ушастые локаторы, воинская часть, справа - овраг. Развиваться городку некуда, жилые дома стоят кучно, пятиэтажки, есть девяти- и двухэтажные. Пристроек к первым этажам не городят, живут дисциплинированно, видеть жилмассив без самостроя как-то непривычно.




Среда обитания

О возрасте жителей можно судить по объявлениям. На доске у КПП их много.

  • "Продается детская кроватка с матрасиком".
  • "На переговорном пункте цветы в ассортименте".
  • "Клоунское шоу лилипутов. Весь вечер на манеже Моня, Беня и Кеша. Индийская йога с огнем, битым стеклом и ненормальной змеей".

Ненормальную змею показывали в клубе дивизии, елка тоже была в дивизии.

Компания не спеша побрела к магазину, лица серые, плюются, матерятся невнятно, возраст средний, на военных не похожи, для сантехников слишком вялые.

Еще объявление на дереве: "Куплю или поменяю "Иж-Комби" на однокомнатную квартиру в городке".

- Разве можно поменять квартиру, принадлежащую части? - спрашиваю у женщины-продавца в магазине.

- Формально пока нельзя, но лазеек много. Регистрируют брак с хозяином или хозяйкой квартиры, прописываются, потом брак расторгают. Сейчас в городок косяком ринулись пьянчуги. На поселке Котовского продают квартиру за семь тысяч, за три покупают в городке, а разницу пропивают. Вон, видите, стоят уже с утра, надоели. Им-то что, они и там безработные, и здесь безработные...

Компания полируется водочкой "3-62". Когда-то тунеядцев выселяли за сто первый километр, теперь сами переселяются. С выгодой.

- А вы квартиру получили? - спрашиваю.

- Мы тоже купили. Муж в Германии служил. Тогда решали, куда вернуться, кому присягать. Ловкачи пользовались моментом, прапорщик переводился служить в Россию, там заявлял: "У меня нет жилья", а в Чабанке продавал квартиру. Мы приехали сюда, сначала по договору жили, хозяин в России служил, платили ему по частям. Когда выплатили полторы тысячи, как договорились, поехали в Коминтерново в суд, оформили документы.

Таких историй я слышал много. Сейчас люди определились, кому где служить, за жилье держатся, переезжают реже. Много в городке разговоров о предстоящей приватизации квартир.

- Оформление приватизационных документов хотим организовать на месте, в городке, - говорит председатель Черноморского поселкового совета Александр Владимирович Романов. - Зачем людей зря гонять? Да и затраты сократятся. Сейчас слишком много развелось контор, которые не прочь погреть руки на таких мероприятиях.

Про аферы с квартирами председатель знает.

- Квартирные маклеры меня буквально осаждают, - говорит. - Если мы видим, что желающий переселиться человек пьющий, бесполезный, то разрешения на обмен не даем, а без печати поселкового совета не пропишут.

Романов - офицер, подполковник, продолжает службу в дивизии, выбрали его председателем недавно, и сразу на подполковника свалился ворох проблем. Одна из самых острых - снабжение поселка газом. Уже два года Черноморское без газа: "Газэнерго" требует предоплаты. Раньше Минобороны выделяло дотации, сейчас дотаций нет. Правда, в последнее время переговоры вроде бы тронулись с мертвой точки. Но даже если удастся добыть сжиженный газ, потребуются немалые затраты на ремонт и восстановление газопроводов: за эти два года жители приспособились, обзавелись пропановыми баллонами, переделали разводку труб.

Нет связи с внешним миром. Чтобы позвонить в райцентр Коминтерново, нужно ехать в Дофиновку или Фонтанку. Заложен новый узел связи, завезены блоки, но строительство заморожено.

Давно требуют ремонта все коммуникации, подвалы домов затапливаются - это опасно, под домами лессовые почвы, возможны оползни. Оползни, пожалуй, самая серьезная проблема. Каждый год море съедает до десяти метров берега, уже ушел в море спортивный комплекс вместе со стадионом.

Для укрепления берега начато строительство дренажной системы, прорыты каналы, уложены лотки, но работы не закончены, нет средств, дренажные колодцы засыпают мусором. В опасной зоне находятся три жилых дома, может повториться трагедия Днепропетровска.

Всего в Черноморском 22 жилых дома, последний сдали в 1990 году. Когда-то был такой порядок: старшим офицерам после увольнения предоставлялось жилье в Одессе, а в освободившиеся квартиры вселялись молодые офицеры. Жилплощадь освобождалась и при переводе офицера на новое место службы. Тогда больше кочевали, служили за границей, посылали на Дальний Восток, в Туркестан, куда угодно. Нынче кочуют меньше. Если уж получили однокомнатную квартиру или выкупили, то держатся за нее до последнего. Но ведь лейтенантов как присылали из училищ, так и присылают. Где они квартируют?

- Лейтенанты сейчас лучше устраиваются, чем комбаты, - говорит жена офицера. - Берут в жены девушек из ближних сел, обзаводятся хозяйством, приезжают на службу на собственных машинах.

В 28-й дивизии есть еще общежитие, двухэтажное, оно прямо на территории части. Такие малосемейки учреждены и при других частях. В народе их называют "Хилтонами". Идешь через КПП и говоришь: "Мне в Хилтон".

В финансовом отделе дивизии затруднились назвать размер денежного пособия, которое выдается или должно выдаваться офицеру за поднаем жилья. Оно то ли 1.20, то ли 1.40 грн. в месяц. Сумма сохранилась в первозданном виде, пережив все инфляции, индексации и реформирования.

- По окрестным селам живут, - рассказывает заместитель командира дивизии по воспитательной работе полковник Святослав Сергеевич Стадийчук, - в Гвардейском, Визирке, Фонтанке, Новых Билярах. Посмотрели бы, что здесь делается, когда тревога: посыльные по хатам бегают, собаки гавкают, петухи кричат, коровы пугаются, не дают молока.


Школьный взвод

Есть в городке незавершенный объект, долгострой - это новое здание школы, надежда и боль директора Леонида Васильевича Шаповала.

Директорствует Леонид Васильевич 37 лет, приехал в Чабанку в 1988 году уже заслуженным учителем СССР, отличником народного образования, здесь, в Черноморском, выбрали его депутатом, человек он уважаемый, известный в районе и области. На первых порах столкнулся директор с необычными для себя трудностями: большая текучесть кадров мешала работе, педагоги (обычно это жены офицеров) часто уезжали, приезжали другие. Городок тогда еще строился, школа не вмещала детей, коридоры перегородили стеклоблоками, оборудовали новые классы.

В 1988 году Шаповал поехал к командующему, убедил в необходимости строительства новой школы. Заказали проект, вырыли котлован.

- Когда сваи забивали, они шли как в масло, - вспоминает Леонид Васильевич. - Всего забито пятьсот двадцать свай, меньше никак нельзя - лесс. - Коварство местных почв директору известно, он заканчивал геолого-географический.

Когда работы замирали, Шаповал ездил в штаб округа, хлопотал, убеждал, и строительство оживало. Менялись командующие: Елагин, Морозов, Радецкий, Шкидченко. Школа поднялась в красивом месте, на высоком берегу, из классов видно море.

- Успели даже отопление кинуть, видите, - Шаповал показывает батареи.

Поднимаемся в спортзал, он просторный, светлый.

- Проект удачный, - говорит Леонид Васильевич. - Спортзал в центре здания, детям будет тепло.

Оставалось закончить штукатурные работы, когда строительство свернули. Совсем. Сейчас по ночам разворовывают рамы, вытягивают из штроба кабели, обрывают проводку.

Мы выходим. К старой школе направляется курсант, цокают подковки, ладная фигура, шинель отглажена, красные погоны. Здоровается с директором.

- В институте сухопутных войск целый взвод наших ребят учится, - Шаповал немного отходит, улыбнулся даже.

В директорской улыбке какое-то озорство. Взгляд внимательный, пронзительный, но кажется, что вот-вот снова улыбнется. Дети идут на учебу во вторую смену, всего их 950 человек только из городка. А ведь и из ближних сел приезжают. Бывшие ученики Шаповала приводят своих детей, просят принять. Уровень знаний, полученных в черноморской школе, достаточно высок, в прошлом году из 57 выпускников 45 поступили в вузы.

Спускаемся к склонам, Шаповал показывает дренажные колодцы, трещины в почве, овраг, засыпанный под гаражи, объясняет, что это недопустимо, уменьшается водосбор. Он замечал, когда я отвлекался, мне было неловко.

У меня же не выходил из головы курсантик, будущий офицер во втором, а может быть, и в третьем поколении.

Грядет реформирование армии, которое пока похоже на вынужденное сокращение.

- Сначала рубанули, - говорили мне офицеры, - а потом спохватились, видят - невыгодно. Где найти средства, чтобы выплатить денежную помощь увольняемым?

При увольнении из армии полковника ему необходимо выплатить денежную помощь примерно в 3.500 гривень. Сумма немалая. И жильем держава обязана обеспечить. Однако увольняются без квартир. С квартирного учета увольняемых в запас, правда, не снимают, но и ордера не вручают.

Обстановка в армии тревожная. Четыре месяца не платят зарплату. Чтобы накормить солдат, командиры ездят по колхозам и выпрашивают продукты.

Им, этим ребятам, выросшим в однокомнатных офицерских квартирах вот в таких городках, все это известно, но они поступают в училища целыми взводами и, получив увольнительную, приезжают в городок, где нет газа, где выключают свет, идут в родную школу. Их нельзя обманывать.


Владимир КАТКЕВИЧ


Похожие страницы:
Свежие страницы из раздела:
Предыдущие страницы из раздела:

Песни про Одессу

Песни про Одессу

Коллекция раритетных, колоритных и просто хороших песен про Одессу в исполнении одесситов и не только.

Отдых в Одессе

Отдых в Одессе

Одесские пляжи и курорты; детский и семейный отдых; рыбалка и зелёный туризм в Одессе.

2ГИС онлайн

Дубль Гис

Интерактивная карта Одессы. Справочник ДубльГис имеет удобный для просмотра интерфейс и поиск.

Одесский юмор

Одесский юмор

Одесские анекдоты истории и диалоги; замечательные миниатюры Михаила Жванецкого и неповторимые стихи Бориса Барского.