Одесса - улицы, улицы...

Раздел - Улицы в истории Одессы

На днях произошёл разговор в такси. Пассажир, сидевший впереди, назвал адрес:
- " Кирова угол Советской Армии " и спросил у водителя: "А как эти улицы называются по-новому?"
Тот, пожилой человек, улыбнулся и ответил:
- "Базарная угол Преображенской. Только не по-новому, а по-старому..."

Этот разговор вспомнился, когда я перелистывал справочник "Вся Одесса", изданный в 1931 году. Был в нем и раздел "Список переименованных улиц". Вот там-то Преображенская была среди "старых", а вместо нее - ул. 10-летия Красной Армии (затем - Советской Армии).

Советский режим с первых дней после захвата власти принялся переименовывать города, улицы, бульвары, площади... Грубо и бесцеремонно. В полной уверенности, что на века. Большевики нарекали их именами своих вождей, военачальников, палачей, писателей. Были среди них действительно крупные (пусть со знаком "минус"), исторические личности: Маркс - он вытеснил на карте Одессы Екатерину II, Энгельс - Маразли, Ленин - Ришелье. Но большинство "новоселов" спустя всего несколько лет после узурпации ими названий старых одесских улиц становились неведомыми для горожан. Кто такие Вайсман, Тарло, Хмельницкий, чьими именами были названы Гимназическая, Ремесленная, Садовая (ей повезло больше, чем другим - вскоре старое название вернулось)?..

Больше на слуху - "дед Трофим", Кангун, Чижиков, Хворостин, Ласточкин. Но чем они известны? Бунтами, мятежами, пролитой кровью, искалеченными судьбами страны, города, наших родителей...

В то же время с топонимической карты города были вытеснены имена выдающихся одесситов - людей разных эпох, сословий, чинов, вероисповеданий. Создавших город у моря, ставший одним из самых процветающих в Российской империи, известный во всем мире. Сегодня память о них тщаниями Одесского горсовета возвращается из небытия. Впрочем, историки-краеведы их не забывали, но вот для многих нынешних наших земляков эти имена прозвучат впервые.


Вобравший языки и нации

Что такое Одесса? Это, прежде всего, одесситы - творческие, задорные, предприимчивые, обладающие неподражаемым чувством юмора и дружелюбием. И это своеобразие неслучайно. Ведь наш город с момента его основания вобрал в себя множество языков и наций.
Первое упоминание Одессы было 27 января 1795 года в официальном документе: "Повелеваем учредить Вознесенскую губернию с губернским городом Вознесенск на реке Буг, а из вновь образованных городов - татарское селение Хаджибей обратить в приписной к татарскому округу г. Одессу". А вот и результаты первой переписи населения, которая была проведена в 1797-м: из 2349 жителей, официально числившихся, как тогда говорили, "обывателями", - 566 были беглыми помещичьими крестьянами, 500 - беглыми казенными крестьянами, 295 - из черноморских казаков, 240 евреев, 60 болгар, 224 грека. Так кто же они - первые одесситы? И почему один из путешественников, который был здесь в начале XIX века, назвал их "волевой накипью народа"? Это были крепостные, которые решились на длительную дорогу через безлюдные степи в новые, только родившиеся поселения: болгары, греки, не желающие терпеть турецкое иго (Греция и Болгария находились в руках турецких завоевателей); черноморские казаки (бывшие запорожцы); евреи, бежавшие из польских владений.


Тайное дело трех греческих купцов...

На месте нынешнего Приморского бульвара были древнегреческие поселения. В историю Греции навсегда вошел наш город, так как здесь был впервые провозглашен греками лозунг "Свобода или смерть!" и зародилось греческое тайное общество "Филики Этерии". В 1824 году Александр Пушкин написал: "Ничто еще не было столь народно, как дело греков". А начиналось "дело" с трех греческих патриотов, купцов Николаоса Скуфаса, Афанасиоса Цыкалова и Эммануила Ксантоса, которые договорились создать в нашем городе организацию для борьбы с османским игом. Именно из Одессы поддерживали материально восстание в Элладе. 1 августа 1821 года "Филики Этерия" стала "Греческой филантропической Этерией Одессы". - И сегодня Греция считает колыбелью своей свободы именно Одессу. В доме в Красном переулке, где в свое время собирались члены общества, сейчас - Фонд греческой культуры и музей "Филики Этерия". Есть у нас Греческая улица и Греческая площадь, - рассказал корреспонденту "КП" главный редактор газеты "Всемирные одесские новости" Евгений Голубовский.


Подарок в день рождения - первые сваи

Можно без преувеличения сказать, что первое имя, вписанное в историю строительства Одессы, - имя голландского военного инженера, состоявшего на русской службе, Франса Деволана (его именем названа одна из улиц - Деволановский спуск). С 1792 года он заинтересовался разрушенной турецкой крепостью Хаджибей и создал ряд генеральных планов Одессы.
Он мечтал, чтобы Одесса была не только военной гаванью и торговым городом, но и общественным центром. Под руководством Деволана голландец Берк фон дер Флик (Борис Васильевич Фандерфилис) разработал проекты молов для гавани.

2 сентября 1794 года (эта дата считается днем рождения Одессы) были забиты первые сваи. Б. В. Фандерфлис запроектировал и построил адмиралтейство для флотилии черноморских казаков, а в 1829 году - устройство набережной внизу Приморского бульвара у основания Потемкинской (тогда Гигантской) лестницы. Он же разработал расширение и реконструкцию Военной и Карантинной гаваней, строительство деревянной Платоновской и Андросовской пристаней и многое другое. Еще одно голландское имя - Викентий Ванрезант. Его работа - первая постройка дома Ф. Дерибаса (на Дерибасовской), а также - дом Ришелье (на углу Ланжероновской и Ришельевской).


А Пушкин жаловался друзьям

Сегодняшнюю Одессу нельзя представить без Французского бульвара.
И неудивительно, что он так назван. Французов в городе было немало.
И, конечно, самый известный - Арманд Эммануил дю Плесси герцог де Ришелье и де Фронсак, которого мы с любовью называем просто Дюком. Герцог сделал все, чтобы и Одесса стала самой настоящей жемчужиной у моря. А еще он хлопотал о порто-франко, о свободной беспошлинной торговле. Указ об этом был подписан уже при его друге и преемнике графе Александре Ланжероне - еще одном французе, отдавшем силу и душу нашему городу. Поэтому вряд ли стоит удивляться, что в Одессе есть памятник Дюку де Ришелье, Ришельевская и Ланжероновская улицы, Дюковский сад и пляж "Ланжерон"... - Кстати, первые банковские дома принадлежали в Одессе тоже французам - Фурнье, Жома и Рено. А первая газета в Одессе печаталась по-французски - "Messager de la Russie Meridionale, ou Feuill comerciale". Когда в 1827 году начал выходить "Одесский вестник", то и он печатался на двух языках - французском и русском. Надо отметить, что Пушкин жаловался в письмах, что в лавках - лишь французские книжки, русских не найдешь, и требовал от друзей, чтобы снабжали его альманахами и книгами, - продолжил Евгений Голубовский.


Шесть евреев в Хаджибее

Было бы, по крайней мере, странно, если бы в нашем городе не существовало улицы Еврейской. Ведь евреи внесли большой вклад в историю Одессы. Среди них были ремесленники, лавочники, торговцы обувью, зерном, солью, ростовщики и ювелиры, были и биндюжники. С первых дней существования Одессы евреи принимали активное участие в самоуправлении городом. Так, в первый городской магистрат были избраны Меир Эльманович и Тевель Лазаревич. Да и врачей, адвокатов, банкиров, инженеров дала Одесса немало. Отдельно хочется отметить музыкантов, таких как выдающийся кантор Пинхас Минковский, вундеркинд Миша Эльман, создатель школ Петр Столярский, Давид Ойстрах, Эмиль Гилельс, Леонид Утесов... Или писателей - Хаима-Нахмана Бялика, Исаака Бабеля, Эдуарда Багрицкого, Владимира (Зеева) Жаботинского... Любопытно, но факт - когда в 1789 году российские войска под командованием Дерибаса взяли штурмом турецкую крепость Хаджибей, в ней проживало шесть евреев. Более того, археологические раскопки дали возможность обнаружить еврейское надгробие, датированное 1770 годом.


Украли скрипку - пошел в инженеры

Сейчас многие одесситы не знают, что в Одессе была улица под названием Немецкая. Просто ее неоднократно переименовывали. То в Ямскую, то в Новосельского, то в Островидова, затем - опять в Новосельского. Вклад немцев в становление ремесел Одессы огромен (кстати, селились они и на Ремесленной - это как бы нижняя немецкая слобода), а в верхней слободе - Немецкая, Кузнечная, Дегтярная улицы, Лютеранский переулок. Сегодня о немцах напоминает кирха, как ее называют в Одессе. Хоть точнее было бы - Лютеранская церковь святого Павла. Она была заложена в 1824 году. При кирхе находилось приходское училище, ставшее в годы советской власти профтехучилищем. Кстати, его заканчивал гениальный ученый, отец советских ракетных двигателей Валентин Глушко. Он увлекался музыкой, восторженно слушал игру Теофила Рихтера. Переписывался с Циолковским, но еще не знал, какую дорогу выбрать - музыку или воздухоплавание. Судьбу определил случай: в Ленинграде у него... украли скрипку. Пришлось "переквалифицироваться" в инженеры.


Кроме того -

В Одессе, кроме перечисленных выше народов, проживали итальянцы, поляки, цыгане, молдаване, англичане и многие другие. И названия улиц города и даже целых районов напоминают нам об этом.

Например, Польский спуск или Итальянский бульвар (бывшая улица Томаса).

Хоть и не назвали ни одну из улиц Английской, зато был у нас Английский клуб, гостиница Лондонская, улица Коблевская (в честь исполнявшего обязанности градоначальника города Томаса Кобле).

В нашем городе есть Малая Арнаутская и Большая Арнаутская улицы. Арнаутами называли албанцев. В начале ХІХ века (во время Первой мировой войны) в Одессе стояли два арнаутских полка.

Сегодня нет в Одессе улицы Цыганской. А раньше была. Сначала ее переименовали в Малороссийскую, а затем - в им. Лазарева.

Молдаванка не всегда так называлась. Она была и слободкой, и молдавской деревней. Но главное - строили ее молдаване и волохи, выходцы из Валахии. Вначале строили именно как пригород, а значит - и ремесленную слободу, и деревню. В 1802 году Дюку де Ришелье представили опись населения Одессы. И в ней зарегистрированы "молдаване, особою слободкою за городом поселенные: мужского полу - 53, женского - 43 души" (Из книги Т. Донцовой "Молдаванка", вышедшей в 2001 г.).

Татьяна Орбатова . 4 июля 2006



Мой знакомый - коренной одессит, рассказал как-то, такую историю.":..
Пару лет назад, приехали, ко мне на пару дней, дальние родственники, я честно, был рад их увидеть, к тому же поддерживали связь, при помощи писем, но читать письмо, это не совсем, то же самое, что поболтать за кружкой чая. Так что радости моей не было краёв. На второй день своего прибытия, гости, конечно, захотели увидеть город, исамо собой, что мне пришлось выступить в роли гида. Ну, повёл я их на Дерибасовскую, ну показал им "дом без одной стены", ну прошлись, по тёщиному мосту. Но гости, дикие какие-то попались, всё время, о чём-то спрашивали. А это что, а почему так называется? И под вечер, я не знал, куда глаза девать, так как почти ни на один вопрос не смог, достойно ответить. :.  "С тех, пор у знающих людей, у старожилов, мой знакомый стал расспрашиватьоб истории родного города, про отдельные здания, историю улиц, о людях,прославивших "Южную пальмиру". На ваш суд, я выношу несколько историй из его тетрадки, дополненных, его замечаниями.

История 1 "Лучше Дерибасовской не встретил:"
Каждая улица Одессы имеет свой имидж и шарм, судьбу и славу, достойнапривязанности, признательности, любви и памяти. Но Провидению было угодно,чтобы только одна полоса причерноморской земли на краю турецкого поселка Хаджибей обернулась, как писали в старину, "замечательной по красоте своихзданий и сосредоточенности движения" Дерибасовской улицей, известным вовсем остальном мире символом чудесного города, населенного прекрасными женщинами, мудрыми стариками, веселыми матросами, одаренными музыкантами,остроумными налетчиками, искусными мастерами, лощеными бильярдистами, маститыми докторами, популярными сумасшедшими, талантливыми поэтами, могучими биндюжниками, франтоватыми приказчиками, находчивыми нищими. И со всегдашним пиететом относились здесь к степенным негоциантам, потому,что еще лет сто семьдесят назад справедливо считалось, что "на подобие древней Тиры, Марсели, Нью-Орлеана Одесса вполне создание торговли".
А Дерибасовская уже тогда являла собою своего рода витрину, блистательную и привлекающую, поскольку, сообразно расположению, статусу и изяществу облика, испокон веку была центром деликатного бизнеса. Потому и не продавали здесь дрова и уголь, не подковывали лошадей, не подносили охочим до того стопки "казенного" белого зелья. Зато дышал ароматной прохладой "Погреб французских вин", благоухала знаменитая кондитерская Замбрини, подавали изысканные итальянские блюда в ресторации Матео, госпожа Розалия держала "Прокат маскарадных костюмов", парикмахер Трините трудился над прическами местных красавиц, "гребенных делмастер Матвеев" мог сработать любой наимоднейший черепаховый гребень, а сапожник Маскаретти - "обувь в чисто парижском вкусе" и "портретный живописец" Гинц "отвечал за сходство и тщательную отделку портретов", которые по миниатюрному своему исполнению вполне заменяли тогда еще неизвестные фотографии...

А в 1910-х годах на Дерибасовской уже располагалось с десяток фотографий, которые будущий клиент мог выбирать по своему собственному разумению, симпатиям, возможностям или советам друзей. Потребительский или покупательский спрос зачастую непредсказуем, но немало зависит тут от репутации фирмы, рекламы, сложившейся традиции и многих других факторов. Так, на Дерибасовсой пиво можно было испить в фирменной лавке завода Енни, ресторане "Бавария" Товарищества одесских пивоваренных заводов (бывш.Санценбахер), но многие предпочитали старинную уютную пивную Брунса, что укрылась в глубине двора на углу Екатерининской. Или, скажем, бакалейные товары продавались тут в пяти магазинах, но было престижным покупать "у Дубинина", рекламировавшего товар с солидною сдержанностью: "Получена совершенно малосольная семга нового улова". Не нужно было долго думать, где отведать кумыса, потому, что его подавали в единственном на весь город заведении Нейдинга в Городском саду, а тягу к знаниям на одной только Дерибасовской можно было сполна удовлетворить в восьми книжных магазинах -"Одесские новости", "Новое время" Суворина, у Распопова и в других.

Одессит среднего достатка старался приобретать недорогую одежду в филиале Московского Торгового Дома "Бр. А. и Я. Альшванг", но считал нелишним, если его хоть иногда увидят выходящим не из какого другого, а фешенебельного табачного магазина Стамболи. В нарядном "Пассаже", который изначально был крупным торговым Центром, помимо прочего можно было обзавестись итальянским граммофоном "Фонотипия", швейцарским "Мон - Блан" или, на худой конец, производства рижского Акционерного Общества, но как хотелось продемонстрировать гостям новенький аппарат знаменитой французской фирмы "Братья Пате", представительство которой находилось в громадном доме страхового Общества "Россия" на углу Дерибасовской и Ришельевской.  Ассортимент товаров стариннейшего, открытого еще в 1833 году, первого в Одессе универсального магазина Вильяма Вагнера, давно принадлежавшего его потомкам, насчитывал сотни наименований, но, в частности, швейные машины чаще покупали в магазине фирмы - производителя "Зингер", имевшем возможность предоставлять целую систему льгот, скидок и рассрочек.

На Дерибасовской улице драгоценности, изделия из золота и серебра, часы продавались во многих местах, но дама, казалось, с особой грацией протягивала ручку для поцелуя, если она сверкала колечком "от Пурица", а кавалер с изящной небрежностью доставал из жилетного кармашка и щелкал крышкой настоящего"Мозера", приобретенного в магазине Баржанского, известном и за пределами Одессы. Тем не менее, покупателей хватало на всех, потому, что на реноме торгового предприятия "работало" уже само его расположение на Дерибасовской, лучше которой, как поётся в той одесской песенке, не встретишь.

История 2 Весело и доходно
В одном из эпизодов романа "Золотой теленок" на пути Остапа Бендера оказались "пикейные жилеты", так И.Ильф и Е.Петров обозвали разорённых лихими временами и известными событиями старых одесских предпринимателей, которые "все, что бы ни происходило на свете,.. рассматривали как прелюдию к объявлению Черноморска (Одессы - А.Ю.) вольным городом". В объяснение вожделенной мечты чудаковатых стариков, авторы написали, что "когда-то:Черноморск был действительно вольным городом, и это было так весело и доходно, что легенда о "порто-франко" до сих пор еще бросала золотой блескна светлый угол у кафе "Флорида". Можно удивляться тому, как вездесущая цензура пропустила в печать даже не взятые в кавычки слова о вольном городе, но историческая подоплека этой реминисценции вполне очевидна.

Еще в1817 году стараниями графа Ланжерона была реализована давняя идея Дюка Ришелье о порто-франко, то есть свободной экономической зоне в Одессе.  Первая ее черта, ограничившая территорию беспошлинного ввоза иностранных товаров, протянулась от Куяльницкого до Сухого лимана и при такой длине  оказалась "прозрачной" для контрабанды.

Посему, в 1822 году обустроили менее протяженную вторую черту порто-франко, которая начиналась от моря в районе будущих пересыпьских мостов, проходила по нынешней Старопортофранковской,  Щепному ряду, Вокзальной площади, Итальянскому бульвару, улице Белинского, Лидерсовскому бульвару и, как говорят в Одессе, обратно подходила к морю близ теперешнего пляжа Ланжерон. Для взимания пошлины по линии порто-франко располагались таможенные заставы, через одну из которых, Тираспольскую, в 1823 году А.С.Пушкин проехал в Одессу, где, как он напишет, "вино безпошлины привезено". А на Херсонской заставе таможенный надзиратель Зосима Иванович Педашенко старательно ощупывал пышные формы выезжавших за чертупорто-франко дам, дружелюбно приговаривая "а сие у вас натуральне чи фальшиве?".  Только помимо его собственного удовольствия от этого было мало проку, поскольку охочие до наживы субъекты приобретали по обе стороны черты порто-франко дома, прокладывали между ними подземные ходы и безо всякой пошлины преспокойненько проносили товары "под чертой". По этой причине четыре года спустя учредили третью черту порто-франко, а оставшаяся на месте второй широкая полоса земли со временем превратилась в улицу Старопортофранковскую, поскольку по отношению к третьей черте вторая и впрямь была старой, а первую уже и позабыть успели.  "Повторяя" черту порто-франко, новая улица гигантской подковой огибала старую часть города. И, если в приснопамятные годы улицу Бебеля одесситы лишь с горькой иронией называли самой длинной, то Старопортофранковская когда-то была таковой в прямом смысле слова. Только чревато это было массой неудобств, в частности, при нумерации домов, которая в Одессе по традиции начинается от моря, а Старопортофранковская пролегала "от моря до моря".

И после многолетних, всевозможных и безрезультатных ухищрений улицу попросту разделили. Старопортофранковской она осталась до "Привоза", а от него в направлении Ланжерона появилась "анфилада" улиц,  каждой из которых дали свое название.  Старопортофранковская "унаследовала" не только протяженность черты порто-франко, но землю, которая оставалась в собственности города. Потому и располагалось там множество благотворительных, учебных, медицинских учреждений, чей пространный перечень свидетельствует о совершенной уникальности улицы. Общество попечения о больных детях г. Одессы, Обществопризрения младенцев и рожениц, Общество вспомоществования нуждающимся учащимся городского ремесленного училища, Общество вспомоществования нуждающимся ученицам 2-й женской гимназии, приют для призрения младенцев, богадельня, мужская и женская гимназии, пять городских начальных, два городских шестиклассных и одно городское ремесленное училище, школа ремесленных учеников, педагогические и почтово-телеграфные курсы, школа танцев, повивальная школа, класс лепки, городская дезинфекционная камера,  кожно-венерологическая клиника Новороссийского университета, Павловский родильный приют и амбулатория Общества попечения о больных детях.

Что же касается промышленности, то, если в 70-х годах Х1Х века здесь еще располагались несколько паровых мельниц, то потом остались лишь мелкие мастерские ремесленников: белошвейные, дорожных принадлежностей, матрацные, обувные, слесарные, столярны. Торговые же заведения были, в основном, "местного значения", предназначенными для удовлетворения насущных потребностей жителей Старопортофранковской и близлежащих улиц, которые покупали тут галантерейные товары, мануфактуру, мебель, бакалею, молочные продукты, мясо, овес и сено, пиво, табачные изделия, новую одежду для детей и взрослых. А за старой ходили на Прохоровскую площадь, что, располагаясь на пересечении Старопортофранковской, Госпитальной, Большой Арнаутской, Прохоровской и Разумовской улиц и  была своего рода достопримечательностью Одессы.

Перво-наперво именно сюда с 1853 года по трубопроводу от именуемого "Большим фонтаном" источника на даче Ковалевского подавалась, как ее разрекламировали, "прозрачная ключевая вода", которую водовозы развозили по всему городу. А потом на Прохоровской площади много лет с утра до вечера гудел, шумел и гомонил толкучий рынок, знаменитая, как ее называли, "тульча", где в числе прочего за бесценок продавали перешитые, перелицованные, отглаженные, отпаренные, словом, "загримированные" подновые рубахи, жилеты, картузы, брюки и "спинджаки".

Но водопровод Ковалевского пришел в упадок еще в конце 60-х годов 19 века,  "Тульчу" разогнали в 1925-м,  потом Староконную площадь превратили в сквер Хворостина, Старопортофранковскую улицу переименовали в Комсомольскую и вся ее история отошла в область воспоминаний "пикейных жилетов". Лишь в 1988-м старожил и знаток старой Одессы светлой памяти Владимир Адамович Чарнецкий предложил возвратить улице давнее название, которое "продлевает" ее историю в глубь времен, но для этого понадобилось еще два года. А ежели Одессе когда-нибудь улыбнется удача да власть и вместо "точечной" будет создана более обширная свободная экономическая зона, название Старопортофранковской улицы может наполнится новым звучанием...


История 3 Сладкий стол Амбарзаки
Мы уже подзабыли, что Одесса когда - то считалась третьим после Петербурга и Москвы городом империи. И в этот лестный для нее ранг она была возвдена трудами многих одесситов разных национальностей и, в немалой степени, греков. Недаром в истории Одессы остались имена крупных предпринимателей Калафати, Маврокардато, Маразли (отец городского головы), Параскева, Петрококино, Ралли, Родоканаки, Синадино.., а на плане города - Греческая улица. Она находится на расстоянии одного квартала от Дерибасовской и помимо прочих здесь были торговые и другие заведения, ранг которых вполне соответствовал расположению улицы в самом центре города: страховое Общество "Нью - Йорк" и Генеральное Общество страхования жизни, Банкирский Дом Лурье, отделение компании "Симплекс - Автомат", устраивающей керосиново - калильное освещение по последнему слову тогдашней техники, "Товарищество  Ж. Блок", где можно было купить, в частности, пишущие машинки знаменитой марки "Ремингтон", представительство известной автомобильной фирмы "Студдебекер", магазин корабельной арматуры Винника. Но испокон веку преобладал здесь "гастрономический и фруктово - питейный" ассортимент товаров.

Уже в первой половине 19 века гурманы отдавали стойкое предпочтение колбасной продукции итальянца Маньяни и полным - полно было в итальянских же винных погребках "Cantina con diversi vini", прохладный полумрак которых дышал терпким запахом вина и звучал безыскусными мелодиями скрипки.

Как написал в 1912 году журналист и летописец Одессы, внук брата основателя нашего города, Александр де-Рибас, "Греческая улица имеет и теперь свой особенный аромат. Пахнет на ней и финиками, и орехами, и рожками, и апельсинами, и всякими колониальными специями".  Здесь много лет процветал Торговый дом Геберта фон Шварцталя, поставлявший изысканный коньяк Мартель, французский ликер Кюрасо, знаменитое шампанское Луи Редерера и не каждый мог спокойно пройти мимо виноторговли Цезаря Гинанда, где продавали бессарабские, крымские, кавказские, заграничные вина да" спутницы доброго вина - гаванские сигары". Не должно быть забытым и то, что название улицы никогда не было лишь данью памяти о юности Одессы, когда здесь компактно обосновались греки-первопоселенцы. Уже в 20 веке торговой достопримечательностью не только Греческой, но всего города по праву слыл универсальный магазин братьев Петрококино, на полках которого соседствовали посуда, детские игрушки, бритвы, уже завоевавшие покупателей фотоаппараты и принадлежности к ним, только входившие в обиход спортивные товары и множество других нужных и несовсем нужных вещей. И вплоть до 1917 года реклама и вывески тут пестрели греческими фамилиями: "Бакалейная и колониальная торговля Мавроматис", "Мясная лавка Пефани", "Пивная лавка Калифотиди", "Парикмахерская Тесеоглу", "Ресторан Складареса", "Портняжеская мастерская Кириако", "Виноторговля Потомианос", "Корсеты Стафикопуло" и: "Мастерская по набивке чучел Родиди".  А какими уютными, романтичными, если не сказать экзотичными, были старинные греческие кофейни Грекидис, Захарато, Маландраки, Павлиди, Пентиловлис, Хрисолури .


Училище №3 ОНЮА. Реферат на тему: "Улицы Одессы" Выполнил: курсант II курса, 131 группы. . Одесса

Похожие страницы:
Свежие страницы из раздела:
Предыдущие страницы из раздела:

Песни про Одессу

Песни про Одессу

Коллекция раритетных, колоритных и просто хороших песен про Одессу в исполнении одесситов и не только.

Отдых в Одессе

Отдых в Одессе

Одесские пляжи и курорты; детский и семейный отдых; рыбалка и зелёный туризм в Одессе.

2ГИС онлайн

Дубль Гис

Интерактивная карта Одессы. Справочник ДубльГис имеет удобный для просмотра интерфейс и поиск.

Одесский юмор

Одесский юмор

Одесские анекдоты истории и диалоги; замечательные миниатюры Михаила Жванецкого и неповторимые стихи Бориса Барского.