Военный спуск

Раздел - Улицы в истории Одессы

Военный  спуск
index (700x478, 56Kb)


Военный спуск в своей истории сменил множество названий. Причина довольно простая. Отсюда начиналась одна из самых главных транспортных артерий – соединявшая город с Практической (Военной) гаванью. Дорога пролегала по тальвегу Военной балки, пересекала Дерибасовскую, Греческий базар, шла по Александровскому проспекту до Вольного рынка и далее – до Привозной площади. Таким образом, все это была как бы одна длинная улица, одновременно именовавшаяся Александровской, Гаванской и Старобазарной.

Впоследствии эта магистраль распалась на фрагменты: спуск, проспект, улицу и три рыночные площади. В свою очередь, спуск сначала именовался просто Военной балкой, затем Портовым, Военным, Гаванским, Сабанеевским, Сабанеевым, Сабанским, Военным гаванским, Воронцовским, Казенным спуском, а также Портовой улицей.

Военная балка заканчивалась близ Греческого базара, и через нее были перекинуты каменные мосты: Сабанеев (1828–1836), так называемый Дерибасовский или Гимназский (1811–1812) и еще один, безымянный, – на пересечении нынешних Ланжероновской и Гаванной (1810). Впоследствии верховья оврага засыпали вместе с двумя последними мостами, и этот участок фактически составляет нынешнюю улицу Гаванную. А вот в пределах Военного спуска частные домостроения в первой половине XIX столетия единичны – слишком неудобное, да и небезопасное место на косогоре.

ТАЙНЫ ЖИВЫХ СВИДЕТЕЛЕЙ «МЛАДЕНЧЕНСТВА» ОДЕССЫ

Помимо казарм и кузниц здесь числятся в 1848 году дом и магазин наследников Цибульского, «пустопорожнее место, принадлежащее к магазину Гари», магазин купца первой гильдии по гостевой статье Эдуарда Шейнца (Шейнса), дом князя Гагарина, дома и магазины статского советника Вороновского, коллежского советника Молчанова, наследников купца Манеса, жены титулярного советника Мищенко. Любопытно, однако, что многие из этих домов ничем не уступают расположенным в элитарном центре.

На плане города, составленном архитектором Г. И. Торичелли в 1826 году, помимо строящихся объектов Воронцовского дворца, мы видим в левом борту Военной балки всего лишь два небольших дома – вероятно, хлебные магазины (то есть амбары для хранения и просушки зерна). Хлебный магазин вполне сохранился до сих пор: это нынешняя высокая одноэтажная с характерными полукруглыми наличниками «Автошкола» по Военному спуску, № 5.

Обращает на себя внимание дом князя Гагарина – нынешний дом №11, приземистый, двухэтажный, на цоколе, изрядно обветшавший. Дом Гагарина построен между 1826-м и серединой 1830-х годов. В реестре объектов культурного наследия ни это строение, ни еще более старый дом № 5, к сожалению, не значатся. Жильцов дома № 11 отселяют, и этот древний обитатель города, живой свидетель «младенчества» Одессы, вот-вот будет уничтожен.

К этому же времени, несомненно, относится постройка нынешнего дома № 14 – классической архитектуры, с пилястрами по фасаду, с мощным цокольным этажом, напоминающего внешним обликом лучшие хлебные магазины второй четверти XIX столетия – в частности, магазины Боффо на Ольгиевской и Нарышкинском спуске. В начале прошлого века он принадлежал семейству Дьепп, а в 1870–1880-х – либо Ковалевскому, либо Манук-Бею.

Как сообщается в издании, выпущенном муниципалитетом к 100-летию Одессы, Военный спуск был замощен первым в городе – как наиболее важная транспортная развязка. Дело в том, что приходившие порожняком суда по указанию начальства привозили в качестве балласта прочный камень со средиземноморских островов, за что мореходы получали льготы при стоянке в гавани и загрузке зерном. Именно этим камнем и было в 1821 году вымощено «дно» балки, и только потом принялись обустраивать подобным же образом Карантинный, Польский и Херсонский спуски, также важнейшие городские магистрали. Впоследствии (подряд взят в 1828 году) борта балки для безопасности были укреплены контрфорсами (без сводов – 120 погонных сажен, со сводами – 85 погонных сажен), что, конечно, активизировало строительство здесь жилых домов. В 1835 году возведена подпорная стена поблизости от достраиваемого в очередной раз новыми подрядчиками Сабанеева моста.

НЕПРИСТИЖНО, НО – ДОХОДНО

К концу третьей четверти позапрошлого века Военный спуск был застроен уже довольно плотно. Правда, менее удобная нечетная сторона вмещала лишь семь домов, а четная – десять. Любопытно опять-таки, что в числе домовладельцев – почти сплошь известнейшие в старой Одессе фамилии: Воронцовы (№1), Тюнеевы (№3), Бодаревские (№5), Маврокордато (№7), Гагарины (№9, 11 и 18), Вучина (№2), Шульц (№8), Ковалевские (№10), Манук-Бей (№12), Чижевич (№14), Толстые (№16), Гурович (№20). В 1910-е годы четная сторона вмещает уже 12 домостроений, при этом из прежних хозяев мы встречаем лишь княгиню Воронцову-Дашкову (№1), греческого негоцианта Маврокордато (№7), представителя известного семейства думцев Шульца (№12 по тогдашней нумерации), князя Манук-Бея (№16), графиню Толстую (№20). Как раз в это время дом крупного общественного деятеля и мемуариста О. О. Чижевича (тогда №18) переходит во владение германских баронов Бутвиля, Крауса и Золингена. Появляются новые звучные (по крайней мере, в пределах города и региона) имена: Евангелиди (№8), Бурназо (№10), Дьепп (№14), Колачевский (№22; правда, этот дом известного медика и гласного городской Думы скорее относится к Сабанееву мосту), Вассал (№24) и др.

Хотя склоны балки укрепили, но все же строительство на косогоре вызывало определенные затруднения. Если пройтись по нынешнему Военному спуску, отлично видно, как дома приноравливаются к рельефу, идущему под уклон. Так, высота дома №1 уменьшается по ходу подъема в гору от трех с половиной до двух с половиной этажей, №3 и №6 – от четырех до трех с половиной, №8 – от трех до двух и т. п. В ходе постройки домов нередко производилась отсыпка грунта толщиной в два метра и более.

Практически все перечисленные дома были, конечно, доходными или же использовались под хлебные магазины: разумеется, жить здесь одесская элита не помышляла, а вот удачно поместить капитал – пожалуйста. Между прочим, несколько объектов этой ретроспективной недвижимости сделались уже мемориальными и включены в реестр охраняемых памятников архитектуры и градостроительства. Это, в частности, дома Наума, №3 (начало XX века, архитектор А. С. Панпулов), Бурназо, №10 (начало XX века), Чижевича, №18 (1875 год, архитектор В. Г. Брунс). Почему-то не охраняются примечательные дома №1, 5, 11 и 14.

ПРИСЛУЖНИК ПОРТУ

Местоположение спуска предопределило его функциональное, так сказать, назначение. Даже в большей степени, нежели Карантинный и Польский, Военный спуск как бы прислуживал порту, выполнял его разнообразные заказы, удовлетворял всевозможные потребности – не только материальные. Здесь помещались представительства соответствующих заводов и обществ, мастерские всех морских профилей, специализированные склады, здесь находились конторы корабельных маклеров, магазины дешевого готового платья для мореходов, грузчиков, мастеровых, пивные и съестные лавки, трактиры, подозрительные погребки и «меблирашки» – короче говоря, все то, что нужно сошедшему на берег морскому волку, подгулявшему грузчику или биндюжнику вроде Фроима Грача.

В обширном доме №1 княгини Елизаветы Андреевны Воронцовой-Дашковой (не путать с дворцом, числящимся по Николаевскому бульвару), скажем, размещалась обширная специализированная слесарно-механическая мастерская Василия Мясоедова, ремонтировавшая судовые котлы и машины всех типов. В следующем доме, №3, принадлежавшем Жаку Андреевичу Науму, находилось представительство Русского общества смеловских корабельных цепей и якорных заводов, обеспечивавшее порт соответствующим сортаментом. В доме №5 помещалась лодочная мастерская Н. Пафани. В реестре «магазинов пароходных принадлежностей» видим сразу четыре на Военном спуске: Осипа Винника – в доме №18, Хавы Израильсона и Крейна Маргулиса – в доме №1, Мойше Лехтцинда – в доме №3 и Авраама (в других источниках он назван Иосифом) Маргулиса – в доме Голдсмита, №6. Здесь можно было приобрести и саквояжи, и баулы, и ватерпруфы, и зонтики, и ночные вазы, и оптику, и ткани, и столовые приборы, и «керосиновые кухни», и, например, специальные часы – устойчивые, приспособленные к условиям качки, и сувениры, и вообще массу полезных вещей, необходимых в путешествии.

В том же доме №6 практиковал корабельный маклер Абрам Анисимович Грагеров – человек небезызвестный и заслуженный. Потомственный почетный гражданин, купец второй гильдии, он состоял присяжным корабельным маклером Биржевого комитета, был членом совета правления синагог и молитвенных домов и нескольких благотворительных обществ. А в доме Э. Я. Голдсмита, №6, располагалась контора другого авторитетного корабельного маклера – Н. А. Розенфельда. Он тоже купец второй гильдии, член Общества вспомоществования нуждающимся воспитанницам женской гимназии Масловой и Градской и проч. Розенфельд «принимал» также в доме Софьи Тимофеевны Дьепп, №14 (естественно, доходном). Одно время Грагеров и Розенфельд работали в тандеме. В доме Дьепп практиковал и другой корабельный маклер – Яков Маркович Розенблит, владевший домом на Слободке-Романовке, по Наличной улице. Еще один «корабельный маклер и диспашер», Лев Дубинин, принимал клиентуру в доме №12.

«МОРЯК ВРАЗВАЛОЧКУ СОШЕЛ НА БЕРЕГ…»

Магазины готовой одежды для простонародья назывались «Крестьянским платьем», хотя на самом деле покупали тут больше городские жители. К «крестьянскому» относилось и флотское платье. Крупнейшим торговцем считался предприниматель Гессель-Лейб Нухимович Брустейн. Здесь уместно заметить, что какое-то время Брустейн был одним из основных поставщиков всего судового оборудования, включая продовольствие, как бы снабженцем Одесского порта.

В безразмерном доме №6 помещался его собственный магазин, а в 1-м номере (этот дом и в самом деле огромен даже по нынешним меркам) – другой, который он держал совместно с компаньоном, Гершем Срулевичем Симаковым. В доме Хаи Шварцер, №2, такой же одежный магазин содержали Александр Хаймович и Мендель Барченко, а в доме Георгия Стамовича Евангелиди, №8, – Исаак Цукерман (по другим источникам – Цунман). А в доме №4 находился магазин флотской одежды Рафаила Бошняка. Кроме того, частные заказы выполняли портные Ш. Таридин (в доме №6) и М. Тандит (в доме №11).

Увеселительные заведения представлены двумя основными разновидностями – забегаловками и, прямо скажем, сомнительными «меблированными комнатами». Поражает также обилие так называемых «домашних обедов». Все в тех же домах №1, 6, 8 находим как бы домовые кухни П. Групоренко, Е. Гайдамакиной, И. Влахо, Е. Иванова, М. Теливной. Плюс «меблирашки» Барбары Заржицкой в доме Павла Павловича Пигуренко, №4, и В. Юхим – в доме №2. Как божий день ясно, что большинство из этих заведений представляли собой закамуфлированные дома свиданий, о чем встречаешь немало скандальных откликов в дореволюционной периодике. В первом номере была даже парикмахерская или, во всяком случае, заведение (армянская цирюльня К. Чиндинова), именовавшееся парикмахерской.

На изломе спуска (№13) и Гаванной улицы функционировали довольно популярные в свое время «Варшавские бани», содержателем которых был некто К. Ш. Окунев. В начале прошлого столетия бань в Одессе было три с половиной десятка. Однако в путеводителях персонально упоминаются лишь три лучшие, «мраморные» – «Варшавские», Исаковича и «Славянская».

«…ГДЕ ПИВО ПЕНИТСЯ, ГДЕ ЖИЗНЬ НЕ ЦЕНИТСЯ!»

Числящаяся по Военному спуску, №9 (дома №9–11 тогда перешли от Гагариных к крупному банкиру Рувиму Зонштейну) фешенебельная гостиница «Крымская» относится к нему лишь номинально, поскольку фактически выходила на Сабанеев мост и Екатерининскую площадь. Ее роскошный ресторан разного рода портовый люд навещал едва ли, разве что зарубежные капитаны и штурманы. А «босоту» вполне удовлетворяли казенная винная лавка №571, помещавшаяся в доме №8 (сиделец – Софья Игнатьевна Клейнрених или Клейнгених), «Погреб русских вин» (то есть отечественных – бессарабских, крымских, кавказских) Семена Синихчянца в доме Жака Наума, №3, а также съестная лавка Шмуля Фридмана на углу Приморской улицы и Военного спуска, числящаяся по Приморской.

Наиболее экзотическими представляются заведения в ближайшем к порту доме Хаи Шварцер, №2 (чайный трактир, «меблирашки» и прочее), как и сам его внешний облик. Домик этот, как и соседний, четвертый, давно снесен, а над пустошью нависает Тещин мост. А прежде... В первом этаже – бакалейная и табачная торговля, во втором – пряные припортовые кабачки, вынесенные на покрытие полосатыми навесами (так называемыми маркизами) балконы-галереи на «сваях», в третьем – комнаты для свиданий. Чудо!
Прямо скажем, шумно здесь бывало. Припоминаете старую песенку одесских подворотен: «Идут, сутулятся, сметая с улицы, и клеши новые трещат по швам... Они идут туда, где можно без труда достать бутылку рома и вина, где пиво пенится, где жизнь не ценится...»?. Это как раз о Военном спуске.

 


ОЛЕГ ГУБАРЬ, историк, краевед
“Региональный курьер” № 10, 2007, стр. 13
“Региональный курьер” № 11, 2007, стр. 14
“Региональный курьер” № 12, 2007, стр. 14


Похожие страницы:
Свежие страницы из раздела:
Предыдущие страницы из раздела:

Песни про Одессу

Песни про Одессу

Коллекция раритетных, колоритных и просто хороших песен про Одессу в исполнении одесситов и не только.

Отдых в Одессе

Отдых в Одессе

Одесские пляжи и курорты; детский и семейный отдых; рыбалка и зелёный туризм в Одессе.

2ГИС онлайн

Дубль Гис

Интерактивная карта Одессы. Справочник ДубльГис имеет удобный для просмотра интерфейс и поиск.

Одесский юмор

Одесский юмор

Одесские анекдоты истории и диалоги; замечательные миниатюры Михаила Жванецкого и неповторимые стихи Бориса Барского.