Неизвестная оборона Одессы

Раздел - Чисто факты из жизни и истории

Исследователь военной истории, автор книг на исторические темы Александр Черкасов в «Студии Плюс» говорит с Леонидом Сущенко о том, что официальная версия истории нашего отечества не вполне совпадает с документальными свидетельствами, и о необходимости искать истину, может быть, не всегда приятную.

ЧЕРКАСОВ: Я одессит, окончил 101-ю школу, срочную службу проходил в Германии, затем поступил в Военно-медицинскую академию, на факультет подготовки врачей для флота. В 1986-м я окончил академию, поступил на флот — и тут пришло то время, когда Советский Союз развалился, флота не стало. Мне предлагали разные должности, даже должность старшего лейтенанта на бронекатер, хотя я был в более высоком звании. Я почувствовал, что надо уходить: Военно-Морского Флота практически не существует. Его и сейчас нет. Сейчас я на преподавательской работе, даже преподавал хирургию в медучилище. Очень много времени занимает мой интерес к истории.

СУЩЕНКО: Вы автор книг «Неизвестная оборона Одессы», «Оборона Одессы. Страницы правды». Как возникла именно эта тема?

ЧЕРКАСОВ: Это что-то теплое, сокровенное для каждого одессита — когда он прикасается к слову «Одесса». В академии мы занимались и научной работой, я выполнял задания, работая в архиве Военно-Морского Флота СССР в Ленинграде, и очень часто натыкался на факты, связанные с Одессой. И помимо основной работы я просто что-то выписывал для себя. Это был интерес одессита. Со временем эти факты скапливались. И вот лет двадцать назад я услышал, что в обороне Одессы участвовали «катюши». Очень мало известный факт: официально эти данные проходят очень редко.

«Катюши» — секретное в то время оружие. Просто так в осажденный город доставить секретное оружие, которое могло в любой момент достаться противнику? Я решил глубже заняться этим вопросом. И в результате выяснилось, что очень многое в официальных версиях не стыковалось с тем, что я находил в архивах. В академии я познакомился еще с одной книгой, которая окончательно меня убедила в том, что этим надо заняться. Это книга маршала Захарова, который был начальником штаба 9-й ударной армии, находившейся перед Великой Отечественной войной в Одесском военном округе. Книгу он написал в 1960 году, и ее выпустило издательство «Воениздат» под грифом «секретно»: «Действия 9-й ударной армии в период Великой Отечественной войны». Секретная книга в секретной библиотеке Военно-медицинской академии — на историческую тему. Оказалось, что у нас существовало два вида истории: одна официальная, а вторую хранили в секретных библиотеках, охраняли с автоматами.

Меня интересовали войска Одесского военного округа. Оказывается, в начале войны они не воевали на нашей территории, они воевали, как в то время говорил Сталин, «на чужой территории и малой кровью». Войска 9-й ударной армии, 25-я Чапаевская дивизия, 51-я дивизия перешли границу Румынии — в самом начале войны была проведена блестящая операция перехода границы. И мы воевали на чужой территории, поднимали красные флаги над городами, брали пленных. В одной из операций при взятии румынского города было захвачено в плен несколько тысяч солдат и офицеров, много оружия. И воевали уже на глубине километров 80 на вражеской территории (!).

СУЩЕНКО: Нам со школы втолковывали официальную версию о глухой обороне и полной неготовности к войне. О наступательных операциях не было даже и речи.

ЧЕРКАСОВ: Это меня как молодого офицера и слушателя академии очень удивило. Что касается официальной версии, то хочу Вас разуверить: не так слабы мы были, как нам все время говорили. Я в своей книге привожу данные по численности вооруженных сил — как со стороны Красной Армии, так и со стороны противника. Это официальные данные о численности. В 1974 году политуправлением армии выпущен военный сборник «Численный состав вооруженных сил Красной Армии 1940-1941 гг.».

Там указано, чего и сколько было у нас в армии к 22 июня 1941 года. В то же время я использовал данные немецких авторов, указывающих численность вооруженных сил Германии и ее союзников в этот же период. Я взял несколько источников, чтобы определить, кто же все-таки прав: «Военно-исторический справочник», «Военно-исторический словарь», шеститомник «Великая Отечественная война 1941-1945 гг.». Данные очень разнились. Даже маршал Жуков в своих воспоминаниях не говорит, сколько было вооруженных сил на границе: он приводит количество дивизий.

СУЩЕНКО: Танк «На испуг», делавшийся на заводе имени Январского восстания, по официальной версии, был чуть ли не единственным видом танкового вооружения в Одесском военном округе. Так ли это?

ЧЕРКАСОВ: В Одессе есть памятник танку «На испуг» на улице Разумовской. В своей книге я привожу фотографию настоящего танка «На испуг». То, что стоит на постаменте, — хотелось бы спросить, какому, вообще, танку поставлено. Как говорят в Одессе, это две большие или четыре маленькие разницы: там совсем не «На испуг».

По поводу танков под Одессой. На 411-й батарее до сих пор висит большой плакат с таблицей численности войск в начальный период обороны Одессы. В графе «танки» стоит ноль. А как же было? Согласно штатному расписанию вооруженных сил, которое было в 1941 году, в состав советских дивизий обязательно входили танки. Танковые батальоны были в пехотных, кавалерийских дивизиях, дивизиях НКВД. Их составляли как легкие, так и средние танки. И численность их была примерно от 20 до 70 танков на дивизию. Это серьезная сила.

А теперь посмотрим. В обороне Одессы участвовали 25-я Чапаевская дивизия, 96-я Молдавская дивизия, 2-я кавалерийская дивизия. И в каждой из них были танки. Примерно посчитайте, сколько танков было под Одессой. Мне могут возразить: они воевали в Румынии. Там эти танки могли подбить, потерять, они могли поломаться… Но мое утверждение о том, что танки были под Одессой, подтверждают слова директора завода имени Январского восстания того времени.

10 августа. Оборона Одессы только началась. В своем докладе он пишет, что на заводе уже отремонтировано около 10 танков БТ-7 (это средний танк), и 4 из них отправили на передовую. Откуда взялись эти танки? Или: в Одессу поступают танки, поврежденные противником до 5 августа. Но Одесса уже была окружена с суши. Откуда же они поступали? С какой передовой могут поступить подбитые советские танки? Из-под Одессы. Их ремонтировали. У меня есть фотография, где происходят ремонтные работы танков на заводе Январского восстания.

В начальный период войны под Одессой было больше 100 танков. Конечно, этого было мало. Превосходство противника было, не спорю. Но… Во всей Румынии было всего лишь 60 танков. Они были сведены в танковую бригаду. Но что это были за танки? Официальное их название СТ-17, где 17 — 1917 год выпуска. Эти танки румынское правительство купило в конце первой мировой войны во Франции. Красная Армия в гражданскую войну встречалась с этими танками: два танка были подбиты красноармейцами, перекрашены, почищены, — и получили названия «Борец за свободу товарищ Ленин» и «Борец за свободу товарищ Сталин». Фотографии этих танков, мне кажется, есть в каждой книге о гражданской войне: два первых советских танка.

Такими румынскими танками хотели взять Одессу. С этими танками вообще была интересная история. Я просмотрел все донесения политработников периода обороны Одессы. Каждый день было донесение о том, сколько было подбито вражеских танков, какие потери и т. п. До 20 августа, по данным наших политруков, был подбит 91 танк. А всего-то их было 60! По штатному расписанию румынских и немецких частей, в пехотные и кавалерийские дивизии танки не входили.

СУЩЕНКО: Могло ли быть, что это еще и немецкие танки, оказавшиеся в этих местах?

ЧЕРКАСОВ: Не могло. Потому что кроме румынских войск Одессу осаждала только одна 72-я немецкая пехотная дивизия, и то не в полном составе. И танков там не было. Никаких других танков под Одессой просто быть не могло.

СУЩЕНКО: Документы того времени, как мы видим, грешат неточностями. Может ли быть, что и Вы в какой-то степени попадаете в эту ловушку: командир что-то приписал, а историки пользуются таким документом как правдивым свидетельством?

ЧЕРКАСОВ: В своей работе над книгой я пользовался не рапортами политруков, а официально изданными документами. «Воениздат» издает Сборник № 1. Это официальная книга Министерства обороны, хотя тираж ее всего 30 экземпляров — эту книгу очень трудно достать.

В своей книге я описываю действия диверсионно-разведывательной группы, которая стала прототипом для создания фильма «Жажда». Все мы с детства знаем, что Одесса ждала воду. Отряд моряков захватил водокачку, эсэсовцы атаковали. По фильму, все моряки погибли, эсэсовцы два часа не могли попасть на водокачку, а весь город ждал. Это официальная версия Григория Поженяна, который, кстати, был участником этого отряда.

На самом деле события были другие, Одесса не так уж и нуждалась в воде. Я привожу сравнение того, что было вообще до открытия водопровода в Одессе в 19-м веке, с тем, что было в 1941 году: численность населения, количество поступавшей воды, откуда она поступала до открытия водопровода. И оказывается, что такой большой нужды не было, как показано в фильме: одесситы с пересохшими губами рвутся на Потемкинскую лестницу, ждут танкеры с пресной водой…

Да, были карточки на воду. В то же время в Дюковском саду били источники, на Польском спуске источник бьет до сих пор. Да, одесситы выходили с бидончиками за водой, которую им привозили. Конечно, кому же хочется идти два квартала с Дерибасовской на Польский спуск, если под дом подвозят ту же самую воду? Откуда же ее брали? — из тех же источников, которые есть в Одессе. Более того, на каждом заводе было минимум 1-2 артезианских скважины. Заводов в Одессе было больше трехсот. До революции каждого предпринимателя, открывающего завод, обязывали пробурить на территории завода артезианскую скважину.

И вот этот отряд был направлен совершенно не для того, чтобы захватить водокачку. Он был направлен в рейд по тылам противника, потому что в то время на южном фланге одесского фронта сложилась тяжелая ситуация. Туда было направлено пять отрядов, которые должны были дезорганизовать противника. И выходя из плавней, они обнаружили водокачку. Там стоял небольшой отряд румынских жандармов — их быстренько сняли. Отряд нашел двух, — кстати, дежуривших там, — техников и послал радиограмму в Одессу о том, что у них есть идея запустить воду в город. Но: разрушен водовод Беляевка-Одесса. Это во-первых.

Во-вторых, Одесса была переключена на внутреннее водоснабжение: вода была, но из артезианских скважин. Очень много мероприятий нужно было провести, чтобы за ночь это все совершить. А какая гарантия, что отряд продержится 1-2 часа на водокачке? Никакой. А какая гарантия того, что им вообще удастся пустить в строй водную систему? Тоже никакой. А фильме показано, что мы захватываем водокачку, и днем Одесса получает воду.

СУЩЕНКО: В ваших книгах есть материалы, связанные с новыми способами лечения ранений. Расскажите об этом.

ЧЕРКАСОВ: Я как-то натолкнулся на описание работы военврача первого ранга Сокольского. Он был начальником медико-санитарной службы Приморской армии. У военных медиков есть коэффициент возвращаемости в строй личного состава, показывающий, сколько человек из 100 вернулось в строй. У Сокольского возвращаемость была 73%. То есть на боевые позиции из 100 возвращались 73 уже обстрелянных опытных бойца, знающих, как воевать. В румынской армии в строй возвращалось всего 30%. Это главный показатель медицинской службы.
В своей работе Сокольский, выпускник военной медицинской академии, применил такие методы организации медицинской службы, которые через двадцать лет позаимствовали американцы во вьетнамской войне. По идее, этот метод хорошо бы назвать методом Сокольского, но теперь он носит название по именам американских врачей.

СУЩЕНКО: В своей новой книге Вы коснулись партизанского движения. Что для Вас оказалось неожиданным?

ЧЕРКАСОВ: Новая книга — это продолжение серии об Одессе в Великой Отечественной войне. Я сначала не думал касаться партизанского движения. Я просто хотел описать, как жила Одесса 2,5 года оккупации. Об этом пишут очень редко. Официальная версия была такая: в Одессу понаехали иностранные коммерсанты, пооткрывали рестораны, грабили Одессу — и больше ничего не было. Но люди-то жили. Работали театры, кино, заводы и фабрики. Но после ухода наших войск Одесса осталась голой и босой. Все, что можно было вывезти, было вывезено, что было нельзя — уничтожено. Советские генералы и советские представители власти, не думая об одесситах, уходя из Одессы, оставляли их в холодном и голодном, полуразрушенном городе. Практически, Одесса должна была вымереть.

Новые румынские власти начинали с нуля. Я пишу, с чего они начинали, и как потихоньку восстанавливалась Одесса. Да, партизанское движение в какой-то мере влияло на ситуацию, может быть, не настолько, как того хотелось советским руководителям, сидевшим в Москве. И действия оккупационных властей тоже были адекватны тому, что происходило в Одессе. Например, взрыв на Маразлиевской. Неужели, подрывая, советские разведчики не думали о том, что ждет мирное население после этого взрыва? Тысячи одесситов были уничтожены на пороховых складах из-за одного взрыва, хотя погибло там не очень много людей.

Да, партизанское движение влияло на ситуацию. Но какое оно было в Одессе? Партизанский отряд Молодцова-Бадаева состоял из подземной и наземной группы. Наземных групп сначала было три, а потом сформировалась еще и четвертая. Одним из командиров наземной группы был Яша Гордиенко. На Аллее Славы захоронены и командир, и его подчиненный. А где же командиры остальных наземных групп? Почему мы о них ничего не знаем? Что они делали?

Факт, который меня очень удивил: один полковник (я привожу в книге его фамилию), окруженец, во время оккупации обосновался в Ленинском районе и решил организовать партизанский отряд. За вход надо было платить вступительный взнос 20 марок. Ежемесячный взнос — 10 марок. Учтите, что это в то время довольно приличные деньги для одесситов. Но — сдавали. Отряд потихоньку увеличивался. Так вот, действия этого отряда заключались в том, что в течение неполных двух месяцев они провели более ста партийных собраний. По два с половиной собрания в день. Вот и все.

СУЩЕНКО: Это война на идеологическом фронте?

ЧЕРКАСОВ: Нет. Это образование какого-то элитного клуба партизан — впечатление такое…


Похожие страницы:
Свежие страницы из раздела:
Предыдущие страницы из раздела:

Песни про Одессу

Песни про Одессу

Коллекция раритетных, колоритных и просто хороших песен про Одессу в исполнении одесситов и не только.

Отдых в Одессе

Отдых в Одессе

Одесские пляжи и курорты; детский и семейный отдых; рыбалка и зелёный туризм в Одессе.

2ГИС онлайн

Дубль Гис

Интерактивная карта Одессы. Справочник ДубльГис имеет удобный для просмотра интерфейс и поиск.

Одесский юмор

Одесский юмор

Одесские анекдоты истории и диалоги; замечательные миниатюры Михаила Жванецкого и неповторимые стихи Бориса Барского.