Глава тридцатая

Раздел - Операция «Гиппократ»

Когда Славка Моргунов внимательно изучал газету по поводу новых научных достижений, кодле Тарана стало вовсе не до реставраций театров и дальнейшего сбора предоплаты по поводу всяких строительств где угодно заказчикам.

Оказывается, даже в Америке кто-то, подобно Моргунову, тоже может найти чего-то интересного среди прессы не обязательно желтого цвета. Стоило в «Русском слове» появиться фотографии тарановского шобла на фоне Пургена, ФБР сходу врубилось за окончательный результат своих поисков. Потому что к тому времени этот самый баночный Билл раскололся в своем стремлении стать новым русским и сдавал своих учителей с такой скоростью, что магнитофон еле успевал записывать его чистосердечные признания.

Пока тарановская шайка шемонялась по европейским просторам, несколько американских фирм, пользовавшихся услугами Первого Национального банка, стали громогласно разоряться, как вдруг у них деньги почему-то побежали со счетов непонятно куда с явно подозрительными скоростями. А по такому поводу на хрена налогоплательщики содержат все эти федеральные бюро и прочие разведывательные управления?

ФБР засучило рукава выше наручников и выяснило: во всех таинственных случаях исчезновения денег подтверждениями кодов клиентов занимался исключительно Билл. И после того, как этот банковский деятель связывался с так называемыми клиентами, деньги улетучивались в сторону Германии быстрее любой гуманитарной помощи при планах Маршала.

Мало того, что Билл скороговоркой кололся за навыки новейших достижений, так правосудию пришла на помощь газета, где были зафотографированы корешки банковского служащего, побывавшие в своих когда-то родных пенатах. В заметке, помещенной под фотографией, подробно расшифровывалось, как известный филантроп по кликухе Таран со своей кодлой рецидивистов посетил за океаном Дом культуры во время генеральной репетиции спектакля, посвященного юбилею Одессы, а рядом с самим мистером Шапиро стоит артист, блестяще сыгравший роль мэра Гурвица.

После такой рекламы Таран мгновенно врубился: филантропить дальше уже нет никакого резона и времени. Тем более, агенты ФБР успели подхватить мистера Шапиро во время деловой встречи с бизнесменами в кабаке «Тройка». Шапиро так и не успел дорассказать за выгодность инвестиций при своих мощных концах за границей, потому что срочно понадобился родному правительству вместе с Интерполом для выяснения иных финансовых вопросов.

В отличие от подельника, Таран оставался скромным до такой степени, что не борзел отвлекать на свою персону федеральных агентов, а потому лег на дно, скрипя зубами за реванш и проклиная старое помело Шапиру такими словами, как и всё остальное на свете.

Этих самых слов не было в книжке Сосисомиди «Мой Пегас стучит по радуге копытом», которая, наконец, вышла пятисотштучным тиражом до радости многомиллионной массы любителей поэзии. И даже в той статье, что изучал Моргунов, таких выражений тоже начисто в упор отсутствовало.

– Слава, неужели здесь есть реклама, как мы кинули этих американских лохов? – полюбопытствовал доктор Вонг. – Я первый раз вижу, чтобы вы так вцепились в газету после того, как туалетная бумага перестала торчать в дефиците.

– Перестаньте сказать, профессор, – ответил главврач «Гиппократа», отложив газету в сторону. – Я прямо-таки просто обязан повышать своих квалификаций до блага общества и его всех больных на разные места. А за того, чтоб он намотал все три пожизненных срока, припоцанного Шапиру и таранят уже ржет весь мир без дополнительных сообщений Би-Би-Си. Наш мир, доктор Вонг. Мы таки да неплохо сработали. Зато на достигнутом нельзя останавливаться, или я неправ?

– Да, – подтвердил Капон. – Только сейчас надо кидать совсем по-другому. Пурген начал толстеть еще больше, и свет в области стали вырубать не на десять, а всего на шесть часов в сутки. От этой мелихи одни неудобства.

Моргунов недовольно поморщился.

– Слушайте, профессор, вам пора вязать этих босяцких штучек. Или вы забыли – мы теперь не какая-то бригада, а медицинское учреждение открытого для всех типа с ограниченной уголовной ответственностью. И мы таки должны двигать медицину вперед, не считая спорта. Кстати, это правда, что один из ваших учеников, сенсей, тянет на чемпионат Европы среди драк?

– Или, – важно ответил специалист восточных единоборств. – Я, между прочим, открыл еще три секции, нанял с заграницы тренеров. Они ловят моих руководств прямо-таки через телепатию, без слов, посредством астропсихики, где я тоже академик.

– Вот я и говорю, доктор, вы же прете дело дальше. Зачем тогда останавливаться на сделанном мне? – ухмыльнулся Моргунов. – Мы без понтов начнем расширение медицинского бизнеса для счастья людей.

– Вы хотите прикупить кладбище?

– Кончайте залупаться, вы теперь известный человек, а не арапов заправляете. Смотрите, что в газете сказано, как раз по нашей части. Какая-то профессорша с Киева, только не такая известная, как вы, академик Вонг, но всё равно, придумала марцифаль под кличкой «витурид». Этим делом можно лечить, что хочешь – от рака до СПИДа. Врубаетесь, доктор?

– Слава, перестаньте морочить себе голову среди газет. Вы же сами прекрасно догоняете, чего они умеют писать. Или нет? Дерните свою Отсосопулу, и завтра выйдет писанина, что «Гиппократ» придумал лечение каким-то неизвестным витамином от поноса, сглаза, кори и особенно – хронического безденежья.

– Вы имеете право до таких рассуждений, – согласился главврач Славка. – Только тут всё по-другому. Я схавал – дело стоящее. Понимаете, доктор, если бы этот самый витурид был бы фуфелем, так мадам профессорша только бы успевала рубить с него капусту зеленого цвета. Но, скорее всего, здесь аферой не пахнет – в этом я даже местами стал уверенный.

– Чего вы сделались таким доверчивым, Слава? – не изменил строгого выражения лица сенсей Вонг.

– Ну, представьте себе, этот медицинский препарат изготовили такие доктора, как мы, – залыбился Моргунов. – Так за его пользу бы орало всё, что имеет динамики вперемешку с газетами. Может, даже еще громче, чем за провидицу Люкс или белую колдовку Анну, не говоря про знаменитого целителя Вонга. Но тут совсем другой случай. Эту докторшу на лопате вынесли из Киева к чертовой матери, а значит, она таки да придумала что-то дельное.

Словом, сейчас мадам профессорша стала уже академик, и я сильно сомневаюсь, что она училась вместе с вами в Ленинбурге астрологоневрологическим наукам. В Петрозаводске создан витуридный центр, и многие бывшие братские республики открывают у себя его филиалы. А мы что, дурные? Тысячи больных едут за границу мимо «Гиппократа», вместо того, чтобы лечиться прямо здесь. Врубаетесь, доктор Вонг?

– Слушайте, Моргунов, а вдруг завтра кому-то в нашем Минздраве ударит моча в голову тоже сделать такой филиал и возникнет конкуренция? – высказал опасение академик Вонг.

– Перестаньте меня смешить, доктор, – заявил Моргунов. – Наш Минздрав не для того выпер эту докторшу из отсюда, чтобы потом таким манером расписаться в собственном идиотизме. Я вам говорю: раз ее выжили, так это, как всегда, что-то стоящее. Мы будем лечить людей усиленными темпами. Сегодня выгодно вкладывать бабки в медицину, потому что чем дальше в лес, тем больше менингитов. Вы же уже сто раз врубились собственными глазами на морде и жизненным опытом: люди хорошо согласны на любых глупостей, кроме лишний раз болеть какой-то гадостью.

У нас падает производство – это да. Но вдруг завтра оно, не дай Бог, заработает? И тогда в море опять польется столько неочищенного говна – только успевай здоровить клиентов с видом на кладбище и обратно. Так что надо выходить до новых рубежей, и этот витурид – в самую жилу. Вы, может, забыли: мы добились первого места среди Европы по раку. Скоро будем и по СПИДу. Сенсей Вонг, я прямо-таки жопой чувствую и догоняю мозгом – перед нами чересчур замечательная перспектива.

– Хорошо, – важно заметил сенсей. – Давайте закажем каких-то сладких таблеток на фирме «Вита», и нехай у нас будет свой витурид, когда все вместе с вами уже помешались на этом слове.

– Сколько вам рассказать, доктор? Мы же теперь самая настоящая организация медицины при благотворительности, а не игроки на лоходроме. В конце концов, кто мне командовал, что с этого дела надо жить сто двадцать лет и работать легально? Так что кончайте ваших штучек, профессор.

– Слава, вы стали таки да прямо фраером. Я же брал вас на понт, а вы повелись, – впервые за долгое время улыбнулся академик Вонг. – Скажу вам так, Моргунов. Я как доктор народной и официальной медицины тоже всеми конечностями за приносить людям здоровье. Особенно, когда они башляют. Считайте, вы меня уболтали. Только такое дело стребует хороших вложений, а у нас есть партнер Леонид Боцман… То есть Боцман Алекс… Господи, у меня от работы на благо фраеров шарики катятся за ролики.

– Отдохните пару дней, – посочувствовал Моргунов. – Это я вам, как врач, леплю диагностику.

– Только не в отделении нашей терапии, – отрезал Вонг. – Это правда, что какой-то хирург брякнул: исцелися сам?

– Такого я в упор не знаю, – на всякий случай не поверил в успех предстоящего капоновского самолечения главврач «Гиппократа» и окончательно успокоил партнера:

– Я уже советовался с Леонидом Александровичем. Так он ни разу не против пустить тарановские бабки на создание витуридного филиала прямо у «Синих зорях». Наймем еще голодных профессоров. Пускай делают нам дополнительные сборы, а мы им – рабочие места. Кстати, Рыжий через свои медицинские связи обещал проверить всё еще раз… Но я же чувствую: витурид таки да золотое дно. Кроме заработать, нам надо по натуре лечить этих лохов, чтоб они продолжали дышать воздухом и зашибали монету до нашей пользы. Кто, кроме нас этого сделает, профессор? Может, филиал морга под названием государственной медицины? Или инфекционная больница, сделанная для размножения открытий имени доктора Боткина?

Мы – совсем другой компот. Мы этим витуридом напустим на СПИД самый настоящий рак! И, наоборот, скомандуем для грамотного лечения: «СПИД, стань раком!» Пускай рак со СПИДом жрут друг друга. Я горю желанием побыстрее организовать новое отделение в «Гиппократе», потому что прямо-таки стал по натуре доктором. Как и вы, Капон.

– Моя фамилия Вонг, – поправил подельника Спорщик. – Знаете, Слава, у меня есть подозрения, что я в какой-то другой жизни, за которую тарабанит Анька, таки да целил людей при монастыре. Чтоб я с носом был, Слава, мне иногда снится учитель Дуа с его секретами среди скал. Но что вытворяет с нами жизнь, Моргунов, разве даже в диком кошмаре мы могли предположить, как ваша гиппократовская идея кончится таким невменяемым образом?

– Ни разу, – откровенно признался Моргунов. – Но ведь один академик рассказал мне в свое время, как развиваются на себе живые организмы. Или он в чем-то был неправ, а, доктор Вонг?

Песни про Одессу

Песни про Одессу

Коллекция раритетных, колоритных и просто хороших песен про Одессу в исполнении одесситов и не только.

Отдых в Одессе

Отдых в Одессе

Одесские пляжи и курорты; детский и семейный отдых; рыбалка и зелёный туризм в Одессе.

2ГИС онлайн

Дубль Гис

Интерактивная карта Одессы. Справочник ДубльГис имеет удобный для просмотра интерфейс и поиск.

Одесский юмор

Одесский юмор

Одесские анекдоты истории и диалоги; замечательные миниатюры Михаила Жванецкого и неповторимые стихи Бориса Барского.