Фрумушика-Нова. В поисках потерянного рая

Раздел - Регионы Одесской области

Несколько лет назад, в мае, приехав ещё в украинском Феодосию, мы с друзьями пошли туда, где стремительные, высокие берега сбегают вниз, в бескрайнее море. Мы сидели на самом краю мыса святого Ильи, а под нами, до горизонта, простиралась ультрамариновая глядь. Величественная картина. Мы пили крымское вино, вдыхали запах бриза вперемешку с запахом цветущей степи. И вдруг я увидела, как в залив, медленно и гордо, заходит корабль. На палубе, прикрывая глаза ладонями, стояли смуглые, мускулистые греки из далекой Анатолии. Это были те, кто полторы тысячи лет назад основали здесь первое поселение и дали ему название Феодосия, Богом данная ... Я видела этот корабль, нос которого украшала стройная и бесстрашная Кариатида, так же четко, как видела своих друзей вокруг.

Тарутинский полигон - Фрумушика Нова

История про зов крови, человеческую жадность и извечную борьбу добра со злом...

Когда я, несколько дней назад - впервые попала в Бессарабию, в эти бесконечные и нетронутые земли, я снова почувствовала этот гул тысячелетий. Боковым зрением я видела детей Великой Скифии - на лошадях, они охраняли свои бескрайние стада овец, которые пять тысяч лет назад паслись здесь, на землях Великого Евразийской Степи. Я слышала топот десятков копыт, я видела отблески оружия на солнце.

И я тогда подумала, что вот такие, еще не тронутые цивилизацией места, являются своеобразными порталами во времени. Они сохраняют генетическую память человечества. Они заставляют задуматься над тем, что мы, сегодняшние, всего-навсего потомки тех, кто жил и трудился на землях тысячи лет назад. И кто оставил эти земли чистыми и прекрасными. Для нас.

Фрумушика-Нова — забытый рай в Одесской области.

Но сохраним мы эти все ещё первозданные земли такими же прекрасными для своих потомков?

... Фрумушика Новая затерялась среди степей Бессарабии. Её становится видно только тогда, когда подъедешь совсем близко. Она спряталась в котловине, а степи здесь поднимаются высокими холмами и опускаются в глубокие балки - то издалека её и не видно.

Что такое Новая Фрумушика?

Когда-то, почти восемьдесят лет назад, здесь было бессарабская деревня. Она так и называлось - Фрумушика. В переводе с молдавской «frumuşica» означает «красавица». Именно так называется речушка, которая протекает недалеко.

Обо всём этом мне рассказывает Александр Палариев, нынешний хозяин Фрумушики. Вот здесь, в 1933 году, в селе, которого уже не существует, родился его отец.

- В 1945-м, в ноябре, людей предупредили, что село будут ликвидировать и создавать на его месте военный полигон, - рассказывает Александр, - Кто-то поверил, кто-то не поверил ... А в июне 1946-го таки приехали, насильно начали выбрасывать вещи из домов. Кто не хотел выезжать - цепляли трос между двумя грузовиками и сносили им дом. Вот так до 6 июня 1946 всех и вывезли.

- Большое было село?

- 576 дворов, более трёх тысяч человек.

- Большое ...

- А таких сёл было пять - четыре молдавских и одно немецкое. Взяли и выселили. И образовали полигон. Семью отца переселили в село за тридцать километров, в Сарацику. У моего папы был старше на четырнадцать лет брат. И его одноклассник, который уже работал оперуполномоченным, пришел к моей бабушки, мамы папы, и говорит: «Тётя Шура, вы езжайте отсюда, ваша фамилия попадает под вывоз в Казахстан. А фамилия моей семьи была Палария, молдавская фамилия. Ну, моя бабушка берёт что-то продает, и меняет фамилию на «Палариев». И выезжает в Кировоградскую область. А двенадцать Паларий таки вывезли в Казахстан. Вернулась только одна девочка. Только красота смогла спасти её, я думаю, потому что она была очень красива. Она потом стала главным технологом завода «Шустов». Ну вот ... Мой дед Диомид умер в Кировограде. А его отец - Николай Палария - потерял руку в Крыму, на русско-турецкой войне, тогда ему Россия выплатила компенсацию, и он за эти деньги купил землю в Фрумушике, стал богачом».

Честно говоря, я не очень внимательно слушаю своего собеседника, потому что пейзажи вокруг - для меня, человека урбанистической цивилизации - какие-то внеземные. И я не могу от них оторвать глаз. Садится солнце, и небо становится похоже на розовый перламутр. Потом - когда солнце опускается ниже - розовыми становятся и степи. Такого я никогда еще не видела.

... Между тем тот, кто восстановил уничтожено село своего отца, продолжает рассказывать. В Кировограде семья прожила несколько лет, а потом снова переселилась на родную землю. Конечно, не в Фрумушику, которой уже не было, а поблизости, в Тарутинский район, в посёлок Бородино. Там, в 1958 году, Александр Палариев и появился на свет.

Спрашиваю о маме.

- Она украинка, - говорит, - из Слобожанщины. Появилась в наших краях по распределению. Я спрашивал у неё, почему она стала зоотехником. «А потому, - ответила, - что мне мама сказала: если будешь в колхозе, не умрешь от голода ...». Она очень умная была. Я с первого класса читал журнал «Юный натуралист», был отличником - это всё от неё.

А у отца ведь даже не было образования. Мама ему понравилась, но как к ней подойти? Она с высшим образованием ... Тогда отец берёт табель отличницы из своего класса, хлоркой выводит фамилию, вписывает свою. И направляет документы в Горловский техникум, уже не помню какой именно, экономический какой-то. А потом поступает в институт. Он всё время маму догонял.

Ну, наверное, вот из-за этого упрямства, целеустремленности он и в Одессе квартиру получил. Но даже из Одессы отец меня каждое лето привозил на хутор в полутора километрах отсюда. Семисотка называется, в 1904 году его основали пять немецких семей. Вот на том хуторе я и молдавский язык выучил, и стихи начал писать по-молдавски. Советская власть так «выжала» из моего отца родной язык, что он его только здесь, в отстроенной Фрумушике, вспомнил.

- А тот хутор немецкий еще существует?

- Да, там сейчас семь дворов. Мы думаем, не создать там такую себе эко-деревню. По новым технологиям построить дома, показать, как людям можно жить в степи.

- А как пришла идея создать Фрумушику-Нову?

- Ко мне обратился председатель Тарутинской администрации, десять лет назад. Говорит: Саша, вот мы «зачистили» земли полигона. Не хочешь взять в аренду?

- А вы уже были бизнесменом до этого?

- Конечно. Состоятельным. Я - бывший военный, окончил Институт народного хозяйства, учетно-экономический факультет. В армии служил в двух штабах - в Будапеште, Южная группа войск, и в Одессе, финансистом. Знаете, многие видят миллион гривен, - и плоть трястись начинает. А я привык работать с чужими деньгами, для меня это - просто бумажки. Вот такая прививка мне было сделана, я к этим вещам относился очень просто. И ещё научился в армии дисциплине. Я никогда не унижаю человеческое достоинство, но мои подчиненные делают так, как я от них требую. И это помогает строить бизнес».

Словом, Палариев взял в аренду 800 гектаров степи. Той степи, где когда-то стояло родное село отца. А потом - после Второй мировой, в разгар холодной войны - был создан бессмысленный военный полигон, ради которого тысячи людей были лишены родительских домов. И который после развала Союза исчез, потому что стал никому не нужным. Остались земли, засеянные гильзами. И Палариев взялся восстанавливать свою Фрумушику по-новой. Так и появилась Фрумушика-Нова.

«У моего брата две дочери, у меня - два сына. Каждое лето, в августе, мы их привозили вот сюда, в то место, где был дом деда », - говорит он. И добавляет: «Я на 51% молдаванин. А молдаван - народ маленький, но гордый ».

Значит, не смогла советская власть, о которой упоминал Палариев, «выдавить» из этих людей всё под корень. Видимо, это и есть ответ на вопрос - зачем ему эта «Фрумушика-Нова» - предприятие хлопотное и неприбыльное.

«Сначала мировой кризис 2009-го - рассказывает Пилариев, - потом - ну кто мог подумать, что будет война? А Россия потребляет 80% мехового рынка. Удар для нас серьезный ... ». Но за десять лет Палариев (теперь уже вместе со своими двумя взрослыми сыновьями) построил крупнейшую в Европе овцеферму, на которой выращивают овец каракулевой породы, а еще - церковь, краеведческий музей, Бессарабский скансен, музей соц-арта, картинную галерею, винные погреба , туристический комплекс, мини-зоопарк.

Самый высокий в мире памятник Чабану.

Но, по-моему, самое крутое в Фрумушике - это памятник Чабан. Высоченная (почти 18 метров) фигура одинокого пастуха, в бурке, шапке и с герлыгой в руке. Фигура высится посреди степи и поражает художественным исполнением. Скульптору из Винницкой, Ивану Короленко, следует поаплодировать за его работу. На скульптуру ушло 150 кубометров гранита-лабрадорита, его везли аж из Житомирской области.

Палариев говорит, что скоро у огромного чабана появится еще один памятник (и так же, надеется Палариев, - самый большой в мире), верному компаньону пастухов - пастушьей собаке. А сторожить овец здесь есть от кого. В заповедных степях даже сегодня живет много волков. «Мы начали Центр разведения реликтовых животных, купили в Аскании-Новой двух куланов и шестерых сайгаков. Этой зимой так много снега намело, что волки по заносам перешли через сетку, загрызли всех. Я потом две ночи в засаде сидел, но не поймал ни одного. Теперь снова хочу купить в Аскании сайгаков, а они цену в полтора раза подняли, совести не имеют ... ».

«Этот памятник - Чабану и его псу - станет моей благодарностью отцу и всем людям, которые тихо и тяжело работают на земле», - говорит хозяин Фрумушики. Он и сам умеет «пахать». Он не стесняется рассказывать, что после увольнения из армии какое-то время «коробейничал»: «Да, было, клетчатые сумки, Румыния, Турция, Магадан, Уссурийск, дихлофос, резинки для трусов ... Я помню, как мы за два месяца налетали едва не норму военного лётчика высшей категории. Ну, работать мы умеем ... А потом меня пригласили на фирму, на сто долларов зарплаты. Через четыре года я стал там вторым человеком и получал уже двадцать тысяч долларов в месяц. Это была хорошая наука. А потом я стал свободным, потому что занялся собственным бизнесом».

Парк памятников СССР.

А ещё несколько лет назад Палариев побывал в частном парке «Грутас», который находится в литовском Друскининкае. На площади в 20 гектаров там собраны памятники советским вождям. Вход в парк огорожен колючей проволокой, по углам - башни с прожекторами - напоминание о советских лагерях, которые изувечили сотни тысяч человеческих жизней.

... После того в Фрумушике-Новой появился свой музей соцреализма. На месте села, уничтоженного по приказу советских вождей, теперь стоят сотни выброшенных памятников Ленину. Есть даже бюст Сталина. Его откопали из-под земли.

«Приехал ко мне знакомый, владелец винзавода, и говорит: у меня на территории завода где-то закопан бюст Сталина. Ну так мы его нашли, откопали и сюда привезли».

... Не знаю, откуда у меня сентимент к этому человеку. Возможно, это отзывается и моя молдавская кровь. Но он, Александр Палариев - человек нестандартный, это факт. Он устанавливает самый высокий в мире памятник Чабану (все необходимые документы для регистрации его в книге «Мировые рекорды Гиннеса» уже готовы), «вбухивая» в него страшные деньги (даже не говорит, сколько), он приглашает в Фрумушика-Нову художников, рисующие его овец, и людей, которые здесь работают, и эта степь, и это небо; он пишет стихи, и при этом - он жёсткий к своим детям, и говорит, что каждый человек должен съесть свой пуд соли.

Как Палариев воспитывает детей.

«Я выбрал итальянскую модель воспитания детей, - говорит Палариев, объясняя, почему не ввёл сыновей в руководящий состав своего предприятия. Младшему из Паларьевых, Михаилу, 30 лет, старшему, Владимиру - 34.

«... Ну, должна ведь быть мотивация. У них есть свои предприятия, есть свои овцы. У одного - тысяча овец, у другого - 800. Они изучали селекционную работу, ветеринарию, кормовую базу. Они меняются, они уже специалисты, они свободно могут говорить с учеными мужами. Я их всегда учил быть лидерами. Старший у меня - чемпион Украины по автогонкам, младший - бронзовый призер Украины и серебряный Молдовы по велоспорту. А он же в восемь лет перестал ходить, его жена спасала, а потом - сел на велосипед, и тихо-тихо - добился. Главное для меня, даже если этот проект (Фрумушика-Нова, - ред) убыточный (запинается), ни, некрасиво говорить «убыточный», но - тяжелый, я вижу, что эти деньги вложены в воспитание будущих бизнесменов. Они строили здесь всё с нуля, вместе со мной. Вот я и говорю - я воспитываю их по итальянской модели. Есть книга такая ... В ней написано: если ты хочешь, чтобы дети продолжали твоё дело - останови их, оставь при себе ... Их ровесники вперёд ушли, а они остались возле овец. Поступил эгоистично? Да?

- Не знаю. А они сами об этом не жалеют?

- Что вам сказать ... Возможно, когда мне останется жить пять минут, тогда я скажу: я сделал или нет. Они живут полноценно, я думаю. Они уважаемые ребята в своей среде. Если бы вы видели, с какой любовью они рассказывают о Фрумушике. Первый тост у них всегда за Фрумушику. На молдавском языке. Это не хвастовство перед папой, я знаю это точно ».

Борьба за жизнь «Тарутинской степи».

Но жизнь Фрумушики-Новы далеко не такая, как может показаться со стороны: овечки, птички, закат, ковыль ...

Министерство обороны вдруг вспомнило, что шестьдесят лет назад здесь был военный полигон. И решило эти земли - которые уже давно по решению местных властей превратились в государственный ландшафтный заказник «Тарутинская степь» - присвоить. Прошлой осенью из пяти тысяч гектаров заповедных земель было распахано 1700 гектаров, которые на протяжении тысячелетий, не знали плуга. Здесь растет пять видов краснокнижного ковыля. А ковыль - растение уникальное, оно никогда не появится там, где хотя бы когда-то пытались обуздать целину.

«Когда они начали пахать, мы не знали, куда бежать, к кому обращаться, - говорит Палариев, - это вот только команда Вани Русева (Иван Русев, и.о. директора Национального природного парка« Тузловские лиманы », земли которого практически вплотную подходит к заказнику - ред.) были остановлены. Там есть Ирина Выхрыстюк (заместитель директора НПП «Тузловские лиманы» - ред), она просто становилась перед тракторами, останавливала их, какие-то провода в моторах рвала, песок им в бензобак сыпала ... Только чтобы их остановить. Это они спасли степь».

«Сначала они всё выжгли, - рассказывает руководитель Одесского кризисного центра Елена Балаба, - потом залили гербицидами. Ну а потом уже - распахали».

Уничтожает заказник, как называет их Елена Балаба, «тыловая военная номенклатурка, которая осталась с советских времен. Это такие личности, которые "зарабатывали" и будут "зарабатывать" в свои карманы, несмотря на войну, фронты, борта в госпитале, вдов, детей-сирот, горе, слезы ... ».

Те, кто распахивает сегодня заповедную степь не могут не понимать - если изначально здесь никто не занимался земледелием, значит, нельзя здесь этого делать. Об этом говорят и учёные - за несколько лет степные ветры просто сметут с поверхности плодородный слой почвы, превратив эти земли в пустыню. В конце концов, «брежневская» целина - яркий тому пример. Распаханы в шестидесятых, те земли теперь пустуют, а над ними господствуют пыльные бури. После казахского фиаско даже появился термин - «зона рискованного земледелия».

«Начали распахивать возле села Введенка, - говорит директор национального парка Русев - местные пастухи были в шоке, ведь, не спросив, просто уничтожили пастбища, на которых целые поколения местных жителей пасли овец» ...

Впрочем, по некоторой информации, министерство обороны и не планирует ничего выращивать на распаханных ими землях. Их «готовят» под имение для министра обороны, куда он мечтает переселиться, выйдя на пенсию. Ведь его родное село - Веселая Долина - ближайший к заказнику «Тарутинская степь» населенный пункт, всего в нескольких километрах отсюда.

Иван Русев говорит, что единственный способ спасти целинные степи от уничтожения - объединить заказник «Тарутинский степь» и НПП «Тузловские лиманы» в единый Национальный парк «Жемчужины Бессарабии». К спасению «Тарутинского степи» Русев уже подключил европейских экологов. Территория заказника входит в Emerald Network Europe (Изумрудная сеть Европы), вернее, являются ключевыми ее территориями. Самые, часто краснокнижные виды животных и растений, имеют возможность обмениваться генетической информацией между собой именно благодаря Изумрудной сети. Вот почему сохранение заповедника «Тарутинский степь» принципиально важно для экосистемы всей Европы. Поэтому письмо с просьбой спасти уникальную территорию от уничтожения европейцы уже направили в украинское Министерство экологии.

Украинские экологи тоже не сидят, сложа руки. Вместе с Александром Палариев они лоббируют создание на территории заказника агро-эколого-рекреационного кластера "Фрумушика". То есть - полевой базы для научных исследований, студенческого лагеря, метеостанции и т.д.

К спасению заповедных земель Бессарабии подключаются и люди искусства.

«Я с Сашей Палариев дружу уже почти 10 лет. Много о чём вспомнить. Сейчас затеваем в Фрумушике фестиваль. Планирую пригласить на него уникального немецкого музыканта и композитора Стефана Микуса, который выполняет трансцендентальную этно-музыку, - рассказал мне известный режиссер Сергей Проскурня. Кстати, в рамках проекта «Наш Шевченко» режиссер ранее уже записал стихи Кобзаря в исполнении чабанов с Фрумушики-Новой.

Словом, к спасению заповедных земель Бессарабии подключаются всё больше неравнодушных. Надеюсь, у них все получится. Я верю, что в Фрумушике-Новой со временем будет проходить не один, а множество фестивалей и исторических реконструкций. И, возможно, однажды вечером, на фоне фантастически красивого, жемчужно-розового Бессарабского неба, здесь появятся скифы - древние хозяева Большого Евразийского Степи. И они будут удовлетворены своими потомками, которые сохранили эту тысячелетнюю степь нетронутой. Хотя это было и непросто.

Галина Плачинда, издательство «Мир».


Похожие страницы:
Предыдущие страницы из раздела:

Песни про Одессу

Песни про Одессу

Коллекция раритетных, колоритных и просто хороших песен про Одессу в исполнении одесситов и не только.

Отдых в Одессе

Отдых в Одессе

Одесские пляжи и курорты; детский и семейный отдых; рыбалка и зелёный туризм в Одессе.

2ГИС онлайн

Дубль Гис

Интерактивная карта Одессы. Справочник ДубльГис имеет удобный для просмотра интерфейс и поиск.

Одесский юмор

Одесский юмор

Одесские анекдоты истории и диалоги; замечательные миниатюры Михаила Жванецкого и неповторимые стихи Бориса Барского.