С Новым 1910-м годом!

Раздел - История Одессы

Были времена, когда день 31 декабря до обидного не отличался от других 364 дней года. И день решил отличиться, намекнув Человечеству: «Разве это жизнь — пить без повода?!». Нюх у Человечества был острый, и оно сказало: «Действительно, это никуда не годится. Надо чтоб хоть один день отличался от остальных. Хотя бы утром 1 января не будем гадать, почему голова раскалывается. И, главное, сразу удобно станет считать, что очередной год начался, а то уже со счёту сбились».

Ёлка от дюка, или Сон в руку

История Одессы - С Новым 1910-м годомОдесситам всегда хотелось жить по-европейски. И так же встречать Новый год. Это значит — с ёлкой. А какие ёлки в Одессе и её окрестностях — степь?! И тогда градоначальник Одессы дюк, т.е. герцог Ришелье (француз до мозга кости) вызвал своего адъютанта Рошешуара (француза до кончика шпаги) и приказал: «Где хочешь, но разыщи ты мне хоть одну ёлку».

Рошешуар отбыл на поиски. Дело было зимой, т.е. было холодно. Рошешуар для сугреву принял прямо в санях и, естественно, задремал. И приснился ему волшебный сон, будто он в каком-то незнакомом городе в красивом парке рубит чудо-ель. Когда же он проснулся, то понял, что то не сон, а нелёгкая его занесла аж в парк графа Потоцкого в знаменитую Софиевку, что в Умани. И сам граф гонится с дрючком за ним, срубившим чудо-ёлку. И чудо это как раз не она, а что граф пока его не догнал и не накостылял. Бежать Рошешуару с ёлкой пришлось долго, аж до самой Одессы. Но у французов это национальный вид спорта — бег на дальние дистанции. Вон Наполеон бежал от Москвы до Парижа, причём по дороге ещё и в Лейпциг завернул.

Так первая ёлка попала в Одессу. Поставить её решили на самом видном месте. А самым видным был тогда дом Рено. Сам дюк Ришелье заезжал к Рено взглянуть на ёлку и сказал по такому поводу: «Шарман». Одесситы этот факт оценили и даже решили улицу, на которой стоял дом Рено, назвать Шарманной. Но потом передумали и назвали Ришельевской, что, впрочем, тоже шарман.

Как на Дерибасовской угол Ришельевской?
А, действительно, как?

История Одессы - С Новым 1910-м годомМожет быть, в честь такого новогоднего стечения обстоятельств улица Ришельевская в последующие годы стала тесно связанной с Новым годом. Накануне праздника здесь разворачивалась широкая торговля с лотков и с рук.

Чем только не торговали. Например, бенгальскими огнями. Причём торговали ими почему-то не сыны Бенгальской земли, а дочери цыганского народа. Особый бонус при этих сделках состоял в том, что покупателю тут же бесплатно и от души предсказывали будущее: сгорит ли его квартира от бенгальских огней в этом году, или придётся ждать следующего Нового года.

А некий Брейтбарт изысканно и хитро предлагал «Всё для балов и вечеров». Список прилагался: «Перчатки, веера, чулки, подвязки, фишю». На что рассчитывал господин Брейтбарт? Пошла дама на званый вечер. Причём звана была туда не мужем, а так, скажем, одним знакомым, о чём мужа забыла предупредить. Ну и по своей забывчивости то ли прямо на вечере, то ли после, чтобы, как говорится, поставить памятную точку, где-то (адрес умалчивается), короче, у знакомого забыла чулки, подвязки, перчатки, далее по списку. А утром муж в гневе: «Где моё любимое фишю?». А Брейтбарт тут как тут с запасным комплектом «Всё для балов и вечеров, или Всё для спокойствия мужей».

Здесь же прямо на столбе висело то ли объявление, то напоминание, что в новогоднюю ночь не исключены приятные сюрпризы с неприятными осложнениями. Увы, поэзию ночи часто сменяет проза утра, и тогда не обойтись без помощи опытного человека. Одним словом, «Акушерка Гамбургер из Италии (из фамилии это и так видно), проживающая по Базарной (дом Бродского), №18, сразу после праздника готова принять секретно на дому всех беременных». Да уж, в Одессе Новый год гуляли основательно, так что Базарная улица после Нового года переживала женское столпотворение, и мадам Гамбургер не чёрствыми гамбургерами перебивалась.

Почти по Толстому

У кого было времени побольше, а желания поменьше в те предновогодние дни, а это были узаконенные выходные между Рождеством (25 декабря) и Новым годом (31 декабря), тот отправлялся в Александровский парк (ныне парк Шевченко, очевидно, чтобы позлить Александра), где специально заливали каток. Здесь на катке просто оживали страницы «Анны Карениной» Льва Толстого, рассказавшего нам, как Константин Дмитриевич Левин, этакий прообраз бизнесмена ХХІ века, покорял сердце Кити Щербацкой на таком же катке. Да и не он один приезжал туда покрасоваться: прямо на льду крутили пируэты и лямуры студенты, сменившие обязательную студенческую форму на коротенькие жакетки и узкие панталоны. А рядом подталкиваемые под зад слугами имитировали свою близость к народу, особенно к хорошеньким служанкам или белошвейкам, представители бомонда. Кстати, для этого, как и граф Толстой, одесситы выписывали коньки из Лондона. Дорого, но не лишать же себя удовольствия. Интересная подробность: тогда коньки были деревянными, лишь «лезвие» изготовлялось из манчестерской стали, да ещё был винт, завинчивающийся в каблук.

И над всем этим плыл, растворяясь в морозной дымке, нежный и волнующий вальс, выводимый военным оркестром Чернецкого. Сей духовой оркестр через тубы своих инструментов выдыхал в морозный воздух удивительный коктейль томного вальса и ядрёного самогона. Так ведь как без последнего отбыть вахту на морозце!

Будучи с одним вставным глазом, дирижёр Чернецкий мучительно изворачивал шею, чтобы лицезреть, что происходит за его спиной на льду. Но вряд ли что-то новое он мог там увидеть. Неопытные одесские Кити, став на скользкую стезю, легко готовы были пасть. При этом каждую поддерживала за талию опытная мужская рука, умело направляя и приближая другое падение. Так вот, не такими уж наивными были те Кити — именно на катке они искали и находили свою судьбу под кружащие голову три четверти вальса.

Стол подано, господа!

А по всему городу афиши. Праздничные представления повсюду. В городском театре опера «Манон» — сладкая, как шоколад «Миньон», история о весьма тяжёлой судьбе девушки весьма лёгкого поведения. В Русском театре «Гейша» — после спектакля большой маскарад с танцами и гейшами.

История Одессы - С Новым 1910-м годомА в залах Благородного собрания бал для избранных. «Плата за вход: с мужчин — 5 руб., с дам — 3 руб., с военных — 3 руб. Господ штатских просят быть во фраках, господ военных — что-то на себя накинуть, чтобы не смущать дам, дам — что-то с себя снять, чтобы обнадёжить господ военных». Короче, бал на пять баллов.

Да уж, как мы понимаем, в Благородном собрании всё было благородно и продуманно. Новый год готовились встретить при большом стечении народу и закусок. Взор пришедших магнитом притягивал стол на 300 кувертов, для интриги укрывшийся за портьерами. Но намётанный глаз и опытный нюх вмиг оценивали ситуацию. Там за портьерами на матовом серебре фраже серебрилась чешуёй спинок натуральная астраханская сельдь. Кружочки лука цыганскими серьгами свисали с тарелок. А в центре этого лукуллова великолепия громадилась глыба льда, сверкавшая разноцветными огнями ловко помещённых в лёд лампочек. Сверху в этот айсберг вмёрзли вёдра с икрой, готовой нанести столь же сокрушительный удар по желудкам, как позднее другой айсберг нанёс удар по обшивке «Титаника».

И во всю длину бесконечного стола грядки душистых ландышей. 40 тысяч ландышей — и это точно, без обмана, потому как декабрь, и плачено садоводству четыре тысячи рублей золотом за каждую грядку. Тут при всей широте натуры считаешь каждый цветок, а каждый цветок — гривенник.

И вот в означенный час появлялся генерал-губернатор с красной аннинской лентой на одном плече и дражайшей супругой на другом. Супруга как бы невзначай извлекала платок и взмахивала им. Это был сигнал.

Ловкий унтер поджигал проложенный к ёлке пороховой шнур, и игривый огонь, обегая ёлку по кругу, взбирался на самую вершину, зажигая по пути сотни, а, может быть, и тысячи свечей. И внезапно с балкона ниспадало полотнище, под которым до поры притаился числом писанный очередной год. И Новый год вступал в Одессу. Затихал оркестр, хрустальный звон бокалов плыл над залом. Склонившись к ушку, достойному преклонения, на полушёпоте произносились пустые, но чарующие пожелания. И так верилось, что все они непременно сбудутся.

Валентин Крапива


Похожие страницы:
Свежие страницы из раздела:
Предыдущие страницы из раздела:

Песни про Одессу

Песни про Одессу

Коллекция раритетных, колоритных и просто хороших песен про Одессу в исполнении одесситов и не только.

Отдых в Одессе

Отдых в Одессе

Одесские пляжи и курорты; детский и семейный отдых; рыбалка и зелёный туризм в Одессе.

2ГИС онлайн

Дубль Гис

Интерактивная карта Одессы. Справочник ДубльГис имеет удобный для просмотра интерфейс и поиск.

Одесский юмор

Одесский юмор

Одесские анекдоты истории и диалоги; замечательные миниатюры Михаила Жванецкого и неповторимые стихи Бориса Барского.