Глава двадцать четвертая

Раздел - Операция «Гиппократ»

Если кто-то скажет, что за той самой границей, особенно если она чертится по океанской волне, умеют жить, так его сходу надо отправлять на собеседование до директора Борща. Что они умеют, кроме лечить неизвестные нашей науке болезни? Ну разве еще каких-то пару пустяков.

Так наши люди, дорвавшись до той Америки, сходу начали воспитывать местных аборигенов передовым социалистическим методам труда при ихнем недоразвитом капитализме. Или напрасно нам с детства вдалбливали о разных преимуществах социалистического производства, чтобы не поделиться с отсталым на целую эпоху штатовским населением?

А что прикажете делать, если эти тупые американцы сами не могут догадаться за такие элементарные вещи, как разбавлять бензин, менять местами ценники на покупках, подделать кредитную карточку и всё такое прочее? Прямо-таки не страна, а самая настоящая целина для возрождения нашего человека, не виноватого в том, что даже местные гангстеры в его глазах тоже кажутся лохами. Что они умеют, эти гангстеры, кроме контролировать игры, наркотики и проституцию? Ничего больше, разве что отмыть бабки и вложить их в какой-то легальный бизнес. Сумасшедшие на всю голову, и страна их дурацкая. Придумали же такое – стирать деньги, у нас этим последний идиот не занимается. Есть бабки – покупай, чего хочешь, нет бабок – значит дурак, и вкалывай, как те заграничные лохи, которые считают проституцию на нелегальном положении.

Словом, местная блатота в виде каких-то задрыпанных кланов и прочих банд никогда не понимала за передовые методы труда. Или вы не знаете этих гангстерских войн? Они мочили друг друга за такое, что у наших ребят в головах не укладывается до сих пор. Деловые сражались за чтобы лавки торговали их товаром, а не конкурентским. Это же надо до такого додуматься, когда с лавки можно брать деньги не за свой товар, а за то, что она просто стоит на земле и не подлетает до неба со всем содержимым.

В общем, не страна, а прямо-таки какое-то недоразумение с двухсотлетними традициями. Ничего, мысленно успокоили местных фраеров наши эмигранты и прочие несчастные беженцы, мы вам покажем на деле, преимущество советского образа жизни. А заодно и вашим знаменитым мафиозям, которые у нас еле-еле проканали бы за идиотов с их дурацкими методами работ! Раз Америка страна равных возможностей, то мы их и пользуем на всю катушку так, что ваши малоразвитые кланы и дефективные семьи сходу врубятся, мимо каких перспектив они проскочили из-за своих придурей. Деньги они отмывают, бабки за это отбрасывают; сейчас мы вас так причешем и умоем с этими отсталыми манерами. И никаких войн до победного конца с нами вести просто невозможно, нас семьдесят лет Советская власть воспитывала. В этих условиях ваши гангстеры вымерли бы раньше мамонтов. Ваши тюрьмы против наших санаториев не канают, так что попробуйте только потянуть на нас мазу, фраера дешевые.

С кем разбираться будете, с нами? Вам уже в покойники пора от дикого хохота. Усеките, у вас в телефонной будке ручки и книжки лежат, с понтом они никому не надо. А мы из страны, где эту ручку не то что какой-то бомж, доктор философии за пять секунд чмыркнет. Так мы не ученые, мы блатные. Блатные из того мира, где добропорядочные граждане воруют всё, что глаза мозолит – от кирпича со стройки до ракетных плат с серебром. Врубаетесь, гангстеры, до чего тогда мы способны? Идите, козлы, в баню и мойте ваши бабки, которые скоро станут понятно чьи. Нам такие сауны даром не надо.

В том, что приезжим ребятам этих банковских игр пока не требовалось, американцы убедились по-быстрому. Наши есть наши, им не надо дурить голову всякими банкоматами. Вдруг засунешь свою кредитную карточку в этот самый банкомат, а тут – бах! – плановое отключение электроэнергии с непонятным когда включением. Вдобавок в той Америке вода в квартирах круглые сутки плещет, и всё остальное тоже непривычно действует на нервы. Потому бабки лучше держать на кармане. Заходи в магазин и покупай, чего украсть не можешь. Местные уже привыкли: если идут русские – это вам не какие-то паршивые нефтяные короли Востока и другие пассажиры. Русский, получающий пособие, достает из кармана не дешевую карточку-кредитку, а такую жменю зелени, что на продавцов сходу нападает косоглазие. Они по этому поводу скоро вообще русский выучат, так как клиент всегда прав говорить на том наречии, вперемешку с которым он платит бабки: ну ты, фаршмак, я же тебе человеческим языком бакланю – дай мне соболиную накидку, рахит пеженый, что ты лопочешь, андестенд, мать твою… А, мать уже понимаешь, ничего, скоро другое соображать научишься; дефектоз, двух слов связать не может, а мехами торгует. Ты меня не нервничай, я соболячую шкуру хочу, а ты норку всучить норовишь. Ладно, урод, кнацай буркалами за моим пальцем – вон енту, с той вот вешалки… Черт с тобой, придется вынимать свой зад с кресла и самолично топать среди гамазина, ну и обслуживание у тебя, поцадрыло. Хрен чаевых увидишь, иес, мудило долбаное? Ладно, туземец, натяни между ушей озабоченность вместо своей дауновской улыбки. И так вижу – ты полный придурок, канай за мной бикицер, время у нас деньги, а у вас хрен знает что.

Так вот это самое время показало нашим деловым – банки не такая уже дурная вещь. Только их надо грамотно использовать. Ребята стали спокойно открывать счета в банках и продолжать своих покупок теми методами, до которых постепенно приучили американцев.

Заскакивает в роскошный магазин аппаратуры такой себе клиент, и продавцы сходу лыбятся, словно он главнее любого ООН. Сразу видно – русский зашел, весь в коже и золоте. Даже зубы у него такие драгоценные, чего ни один штатник себе не позволяет. Этот не будет торговаться, смотреть на лейбы, достаточно написать на бумажке цену цифрами – и он сходу лезет на карман или раскрывает чемодан с башмалой.

Богатые люди эти русские, не знают, куда деньги девать. И чего им дома не сиделось при таких заработках? Один даже в наш магазин приходил на работу устраиваться, полчаса объяснял хозяину с помощью не только пальцев: за две тысячи долларов в месяц он может исключительно посцать в угол его кабинета. Жаль, что они не договорились, русский научил бы нас деньги зарабатывать, вдобавок через два дня какие-то гангстеры магазин обворовали.

Этому мистеру в коже, сразу видно, работа не нужна. Только русские безработные носят при себе чемоданы денег. Чего изволите, сэр?

Сэр так себе лениво раззевает фиксы и начинает нести на почти английском языке, что хочет прикупить аппаратуры для дома и семьи. Американцы просто шалеют от счастья – русский есть русский, уже на сто тысяч зарядился, а ему видеоаппаратуры и прочих музыкальных центров всё не хватает. Наверняка дом большой, в каждой комнате телевизор требуется. И какие комиссионные! С вас, дорогой сэр, всего-навсего сто семьдесят тысяч долларов.

Сэр спокойно себе достает портмоне размером с небоскреб, роется там, но больше жалких двадцати тысяч не обнаруживает. Врубаетесь, пацаны, лепит им солидный покупатель, сегодня с утра только успеваю расстегиваться. Наличман в нули уходит… О, ребята, у меня же еще чековая книжка есть. Чеком возьмете, я даже писать по-вашему могу, в натуре.

Конечно возьмем, отвечают эти американцы, сильно подозревая, как русские со временем становятся похожими на них, только, экскьюз нас, сэр, но так принято, мы сделаем звонок в ваш банк.

Тут русский, натурально, становится недоволен. Ах, вы, козлы гребаные, клиенту не верите, пойду в другой магазин, ну вас к черту. Сидите на своих магнитолах и сосите лапу. Продавцы сходу поят покупателя всякими напитками, улыбаются и делают вид – такой человек им дороже президента вместе с его кодлой из Белого дома. И верят они всем безоговорочно, но такой у них, чересчур извиняются, порядок. Не потому, что он русский, которые, как известно, самые сладкие клиенты, а оттого, как обязаны, еще миллион раз извините.

Наш человек в конце концов позволяет себя уболтать. Ладно, пацаны, проверяйте. В конце концов вы же не хозяева здесь, а шестерки безответственные, наживайтесь на мне, нахалкеры, звоните хоть своему этому Рейгану. А, у нас с вами уже другой командир? Ну и хрен с ним, тоже еще цаца.

Продавцы радостно бросаются до телефона и получают подтверждение: мистер Вознюк-Ландау таки да клиент нашего банка. Может ли он заплатить почти двести тысяч? Он еще не то может.

Что творится в магазине после этого звонка – рассказать трудно. Радость такая, словно этот Вознюк их всех усыновил. Америкосы грузят фуру, а мистер Ландау уезжает в противоположную сторону. Порядок в этой Америке его устраивает: если заплатил и смылся, так фура доставит товар туда, куда нужно, а не так, как бывает у нас.

Мистеру некогда смотреть, как будут возить его имущество, потому что спешит в банк. У него остается еще тридцать пять минут, чтобы двери в банке закрылись до утра сразу за его счетом.

Хотя американцы и дурные, но рано или поздно стали подозревать – если русские норовят рассчитываться чеком в конце рабочего дня, так уже можно спорить: или завтра с утра пораньше банк обанкротится или сотни тысяч долларов этих покупателей просто исчезнут со счета в неизвестном направлении.

Будь на месте наших ребят те американцы, так они давно спасовали в банковских играх. И сотворили, может, что-то новое. Но что нового умеют придумать эти деятели, если ихние гангстеры и то лохи рядом с нашими продавцами из государственной торговли былых лет? Зачем говорить за сегодня, когда всем очень нравится играть в банки и страховые компании на бывшей родной земле. И когда наши блатные вцепились в эту банковскую идею в той Америке, так они сходу доказали, у кого по натуре надо учиться, а не смотреть в сторону сомнительных мировых валютных фондов. Рецептов они нам дают, как подымать экономику, а сами в этом деле ни в зуб ногой, ни липовым чеком – в морду.

Как надо делать, если американцы стали обнюхивать чеки разных банков при покупках? Надо делать им приятно, пускай не рвут на себе парики с нервами. И перестать снимать деньги со счетов. Если лавочники стали подозрительно относиться до вечерних покупателей, так в банки они верят круглосуточно. По такому поводу, фраера, получите целый банк и звоните в него с утра до вечера. Мы вам сделаем не просто заведение, а организуем службу ответов на телефонное любопытство и нарисуем самые настоящие чековые книжки с прочими бланками. Вперед, ребята, самолет уже арендован. Полетим из этого Нью-Йорка расслабиться в ихнюю Калифорнию, там климат Одессу напоминает. Заодно прикупим всяких роллс-ройсов и бриллиантов, иначе на хрена нам нужен собственный банк, обеспеченный почти такими же активами, как бывший родной карбованец?

В Калифорнии лафа вечнозеленого лета и таких же лохов, для бриллиантов уже мест в роллс-ройсах не хватает, а эти факнутые ювелиры сильно продолжают верить нашим чекам, хотя им приходит самый настоящий конец. Новых чековых книжек вам нарисовать? Ладно, заверните самолет – и на Ривьеру. А вы кто такие? «Новые русские»? Так мы тоже здесь новые, фраера. Чего разъерепенились, на кого цырлы целите? Это им вы господа, а нам – засранцы. Тоже деятели выискались, продали сами себе миллион тонн меди по три рубля, а потом перекинули ее за большие лимоны. Для такой операции три извилины в голове – и то много. Так что, хотя у нас бабок валом, но всё равно делитесь. Нам по фиг, кем вы были раньше – демократы, партократы, кагэбе, меведе сенеге – усекли, козлократы? А, так вы еще на дыбы становиться, фраера хареные, мазу с полиции тянете, стукачи опущенные. Вовка, перекрати, чтобы ты скис, совсем больной в этом курорте сделался. Копы поганые, пиги ихние, сучары ментовские, Вовку подмели. Из-за бабы стормозился, летел бы с нами, все было о'кей. А так нарывается на суд ихних присяжных обормотов, понимающих за жизнь не хуже сумасшедшего одесского Яника, который, кстати, тоже собирается отвалить. Дурак набитый, но всё равно что-то кумекает.

Между нами, Вовка тоже немножко неправ. Среди бела дня на улице с автомата нервничать начал. Это же ему не сенеге, тут культурно мочить принято, не перед входом до офиса полиции. И есть падлы ни разу не боящиеся в свидетели попасть. Вовка, хотя лепит горбатого, как приводил приговор в исполнение расхитителям родины именем советского народа, но кто его выпустит? Приговоры, конечно, многим до сих пор висят, но их наши разборки мало харят. Кому охота снова чалиться, нехай на том Ривьере с его распоследними сволочами-судьями?

Придумали гады Вовку под залог не выпустить. Диктаторы, хуже волосатой Кастры. Мы им пару лимонов зелени предлагали – ни в какую. Зажрались, сволочуги, до того из негров золота навыжимали – страшно сколько. Мало? Так скажите сколько, мы еще наворуем, больше двух лимонов уже не осталось. Цены на поганой Ривьере выше крыши. Вдобавок банк наш ухнул, бриллианты с роллс-ройсами – конечно, да, но в кабаке у них рыжьем расплачиваться не принято. Нелюди, одно слово.

Так нам всё равно их банковские дела по душе пришлись. Рванули до корешей в Германию, пока они там все машины не покрали, чтобы внутренние базары сенеге обеспечить. Бриллианты кинули, счета в ихних банках пооткрывали на такие имена – еле придумали. Потом оказывается, этого даром не надо, потому что фрицы – поцы не хуже наших со граждан-америкосов. Приди в банк, скажи: «Я – Фишман», – верят безоговорочно. Хотя на морде у Фишмана написано Иванов или даже наоборот, так всё равно немецкие лохи счета открывают.

Фишман – чем хорошо? Он и в Африке Фишман. И в Германии, и в Австралии, и в России, и на том Ривьере, чтоб она сгорела вместе с ихними сучьими порядками. В общем, скажи: Фишман! – и всё вери гутен морген. А скажи – Иванов, так сразу догонят – «новый русский», как они это стали со временем понимать. Тут же начнут фрицы делать кругом себя вырванные годы от страшных подозрений. Эти самые русские до того способны! На Курской дуге нам, дойчям, можно сказать, выпал фарт, если сравнить, как они сейчас вытворяют.

В общем, мы тоже не подкачали, погулеванили, отдохнули, фирму организовали – и домой. Так какой на нашем нью-йоркском хуторе самый клевый банк? Первый Национальный? Хорошо, мы по-быстрому из него последний устроим, отбараем вас за Вовку до упора.

А чего нет, если правильно подойти к делу и Биллу, который в этом банке за такие бабки каждый день сидит, говорить смешно. Натуральный американец, одно слово, не понимает, как это у нас за раз в кабаке его двухмесячная зарплата на стол летит. Ничего, научим. Билл, хочешь, чтобы твоя жизнь стала каждый день праздник, на хрен тебе торчать, как все старые американцы, – будь, как мы, новый русский. Мамой отвечаем, русские по натуре среди нас тоже есть. Сейчас научим тебя правильно жить, чтоб хватало на все эти роллс-ройсы, особняки, клевых бикс и даже бутылку.

Ты только врубайся, Билл, и всё будет в ажуре. Мы звякаем в твой отдел международных пересылок и гоним заказ на перевод зелени со счета фирмы… Вот поц, не знает, что такое зелень… Чего ты гонишь, а – другой клерк для верности должен тут же перезвонить клиенту и обменяться с ним цифрами кода? Да, это сложно. А второй сотрудник не хочет стать новым русским? Не хочет, падло – так ему и надо. Мы всё равно этот банк вжучим, дай подумать.

Всё, Билл, не дрейфь, мы же всегда говорили – на нас готовых рецептов не бывает. Значит так: если на первый наш звонок отвечаешь ты, мы тут же вяжем базары. И звоним по второму разу. А ты в это время кашляй или за кофем смотайся, нехай твой несговорчивый трубку берет. Тут мы ему и скажем – переводи, кореш, бабки. На тебе код и не забудьте перезвонить подельникам для подтверждения. Так по вашим инструкциям, которые нельзя нарушать, проверить код обязан ты, Билл. Значит, набирай смело наш номер и не дрейфь, что разговоры всю дорогу пишутся. Мы умеем голоса менять еще лучше, чем ксивы и гражданства.

И что, Билл непонятливым оказался? Ихний банк даже не подозревал, как гонит бабки разных фирм прямо на наши немецкие счета. Так дальше – еще проще пареной репы. Это они в обморок от всего падают, а мы, когда надо, любой безнал в нал смело перекуем на глазах у полиции. Вовке прямо в ривьерскую тюрягу башмалу погнали, аккурат во время местной революции. Зеки хай подняли, запретили им в одной камере две спутниковые антенны держать. Караул, как буржуи нарушают права человека!

Мы – совсем другие, до сих пор на пособии сидим, хотя занимаемся чем хотите, даже такой благотворительностью – свет туши, кидай гранату. Все банки – побоку, теперь главное для людей заботиться, контору держим, благотворительность из налогов вылетает. Это юэсэйцы траханые думают, мы им налоги платим. Пускай дальше так прикидывают, если им делать больше нечего. И вообще, хорошо в этой стране равных возможностей, но нельзя забывать за родную землю. Там жить не такая лафа, но бабки делать – одно удовольствие. Не все, правда, уехали, но на нашу долю лохов должно хватить. Если теперь фраера зеленые этим делом в сенеге хорошо себе занялись, так базара нет, и нам хватит, чтобы не было больно за упущенные возможности. Мы под каким хочешь соусом и на этой мачехе-родине свое оторвем под видом инвестиции в шмат Днепрогэса или еще какой-то полупонятной всем прихватизационной мудистики. И пусть хоть одна гнида попробует пикнуть против нашего американского целеустремленного характера.


Похожие страницы:
Свежие страницы из раздела:
Предыдущие страницы из раздела:

Песни про Одессу

Песни про Одессу

Коллекция раритетных, колоритных и просто хороших песен про Одессу в исполнении одесситов и не только.

Отдых в Одессе

Отдых в Одессе

Одесские пляжи и курорты; детский и семейный отдых; рыбалка и зелёный туризм в Одессе.

2ГИС онлайн

Дубль Гис

Интерактивная карта Одессы. Справочник ДубльГис имеет удобный для просмотра интерфейс и поиск.

Одесский юмор

Одесский юмор

Одесские анекдоты истории и диалоги; замечательные миниатюры Михаила Жванецкого и неповторимые стихи Бориса Барского.