Глава пятая

Раздел - Операция «Гиппократ»

Через две недели после того, как депутат Мышьяков лично побывал у избирателей, а Капон перестал терроризировать собственную макушку красной феской, в жизни этой парочки при Майке Пилипчук произошли кое-какие изменения по поводу здоровья. Если вы думаете, что капоновской шобле было легко с утра до вечера пересчитывать купоны, так глубоко себе заблуждаетесь. Капон начинал жаловаться, до чего у него перегреваются мозги через три часа этой арифметики, Моргунов чувствовал острую нехватку слюны, которая при пересчете наличмана была ему задороже любого калькулятора. Что касается Майки, разучившейся рассуждать с немецким акцентом, то на плечи этой хрупкой женщины подельники свалили всю остальную сильно физическую работу.

Майка, груженная пересчитанными купонами тяжелее мула, только успевала сливать это золото на «книжке». На третий день после активного Майкиного вмешательства в сферу политики Национального банка базар стал подозревать: в этом мире что-то весьма нагло происходит без его участия и немедленно задул курс «зелени». А как же иначе, когда какая-то клиентка устраивает постоянный сброс карбованца мешками, так, может, и другим пациентам начали выплачивать пенсии и долги по зарплате.

После того, как Майка слила очередной мешок купонов, среди базара упорно зациркулировал слух: сельское хозяйство получило очередной кредит. Что бывает с купоном, когда государство, не надеясь на реальную отдачу, сыпет его в эту прорву, все уже убедились на собственном опыте, за который, как известно, надо платить, даже когда ты этого не хочешь.

Курс бакса для начала прыгнул на двадцать процентов, и такое доброе начинание не осталось незамеченным. Доллары принялись скупать усиленными темпами даже банкиры, которые за отдельную плату всегда держат руку на пульсе экономики, хотя сами себе хорошо понимают, что этого самого пульса у явного кандидата в покойники можно нащупывать с большим трудом.

Когда Майка слила остатки наличмана, ведущие экономисты страны уже гудели за причины нового нашествия инфляции, вешая всем лапшу на уши, отчего оно состоялось.

В очередном витке цен специалисты и нардепы обвиняли кого хотите, только не капоновское шобло. И в самом деле, при чем здесь Майка с ее мешками, когда шахтеры опять бастуют, Туркестан орет, что ему мало платят за газ, учителям не вовремя выплатили зарплату, а планета Сатурн пошла явно нездоровыми пятнами?

В магазинах, срочно закрытых на переучет для поднятия цен, шла привычная работа, и даже подорожавший стакан семечек намекал своим видом – доллар имеет тенденцию всосать завтра в себя гораздо больше карбованцев, чем жрет сегодня. Национал-патриоты снова доказывали, насколько глубоко всех нас вставляет Международный валютный фонд с его вредными кредитами, левые вспоминали, как прежде десятилетиями не менялась цена на колбасу, пусть ее на прилавках никогда не было, правые требовали трибуналов, а центристы не были такими припарками, чтобы обращать внимание на зачуханный карбованец, когда вели все расчеты, словно поголовно состояли в обществе «зеленых», отметая распространенное обвинение в явной голубизне своих лидеров.

Народ загудел, по привычке восхваляя свое руководство придурками, пидарасами и прочими эпитетами, что было явной неправдой, хотя цены и поперли вверх. Ничего себе придурки, которые почему-то всегда становятся богаче, когда остальные делаются беднее. Всем бы быть такими пидарасами, так этот самый Совет Европы быстренько запросился вступить до нас на любых условиях.

Хрен его знает, чем там занимается этот заплывший от жира Совет Европы, но явно затолстевший Капон в это время тоже держал совет на своей хате, решая извечный вопрос нашей интеллигенции «Что делать?». Ну, может, эти всякие чернышевские да сих пор не знают, что делать, как бы ни старалась жизнь их хоть чему-то научить. Так Моргунов с Капоном – это вам не какие-то там революционные и прочие демократы. Их мало харило, что делать, зато больше волновал вопрос – как именно? А вот «как» они умели неплохо, и потому им было забить болт на это пресловутое «что».

Пилипчук, прекратившая даже мысли за торговлю всем, чем промышляют более крутые конкуренты, занимавшиеся Майкиными делами под вывесками своих фирм, внимательно прислушивалась к разговору своих непосредственных руководителей.

– Знаете, Слава, нам нужно не останавливаться на достигнутом прямо уже, – глубокомысленно заметил Капон. – И вкладывать деньги в это… производство.

– Разве я кричу «нет!»? – повел плечами Моргунов. – Только сейчас нужно сработать чуть иначе. Но продолжать оказывать услуги населению. Реальные услуги – вот что я имею вам сказать… Бедные люди, столько дешевых аферистов развелось… Прямо-таки позорят нашу профессию. Я бы их всех стрелял мордами об стенку. Вы представляете: они берут с людей деньги и ничего не дают им взамен. Куда катится общество, Капон?

– Перестаньте этих глупостей, – сощурил единственный глаз генерал в отставке и погладил коленку своей бывшей экономки. – Если вы хотите отмазать мою совесть – так напрасно стараетесь. Я уже в порядке с чувством глубокого удовлетворения потребностей. А когда такое происходит, начинаешь меньше думать за других. Потому что нужно заботиться за себя. Тем более, вы сами говорили, как сменили масть воры в законе.

– Что вы такое гоните? – обиделся Славка. – Разве мы не дали людям напечатанные через три копирки приглашения? Или я не взял взятку у этого управдома, вернув нашей команде затраченные на него средства? Или вы можете сказать… Ага, Капон, вы уже забыли, как глотали слюни перед ветеранской коробкой? Вспомните, вы же сильно хотели запустить руку на «Салями». И что я сказал? Я сказал «Нет, Капон. Это принадлежит народу». Так разве в конце концов народ не получил обещанного?

Народ таки да получил обещанное, хотя всю жизнь верил обещаниям властей, ровно как они того стоили. Спустя три дня после визита Моргунова до своей избирательницы Целкин, в ее жизни произошло событие, которое навсегда засело в голове старухи, пускай она у мадам не чересчур сильная.

Мадам Целкин за долгие годы жизни привыкла до того, что ей всю жизнь что-то обещают. То коммунизм в восьмидесятом году, то отдельную квартиру спустя двадцать лет. Хотя старуха пережила год гарантированного коммунизма, она прекрасно понимала даже больной головой, что к двухтысячному году может получить отдельную квартиру на жилмассиве Таирова. Или на поселке Котовского, где тоже есть кладбище. А тут народный избранник обещал какой-то дешевый подарок за сто девяносто две тысячи до праздника. Так если бы он надурил, неужели мадам Целкин до такого давным-давно не привыкла?

Депутат Мышьяков удивил старуху тем, что сдержал свое слово. Вся коммуна сбежалась смотреть, чего притаскали соседке, и при этом толпа невольно делала рефлексы подопытных павловских собак с его экспериментами по добыче слюней из живых организмов. Посыльный старичок еле пробился сквозь соседей, окруживших коробку, чтобы ветеран Цельник расписалась в ведомости за ее получение.

Когда соседи увидели, как за вонючие сто девяносто две тысячи одаривают убогих, они стали сильно жалеть, что родились без дефективных симптомов на мордах. Даже те, кто и без вмешательства природы вел себя так, словно имел постоянную прописку в дурдоме на Слободке. Так, может быть, эти соседи были таки да малохольные? Потому что за сто девяносто две тысячи такую коробку к празднику ветерану Цельник – это тоже можно ехать мозгами. Порцию яда, а не такой подарок было бы вполне логично ожидать в качестве очередной заботы за пенсионеров.

Но соседям было некогда заниматься логическими размышлениями, чего еще хорошего можно ожидать от жизни; они только думали за содержимое коробки с ее далеко не кабачковой икрой, ананасом, «Салями», бутылкой шампанского, а также какими-то совершенно неизвестными нормальным людям продуктами.

Посыльному Капону не удалось по-быстрому выскочить из коммуны. Каждый из соседей орал, что он тоже имеет заслуги перед страной. Посыльный заикался и бледнел, но решительно отказывался от денег, которые ему хотели навязать за еще сорок пять таких праздничных наборов.

– Вы что, граждане, – орал этим оборзевшим шаровикам Капон, – совсем чересчур ополоумели? Давать мне деньги! Я – человек государственный, маленький по такому поводу. Сказали: отнеси ветерану коробку, отнес. Скажут: отключи ему свет, отключу. И вообще, нельзя быть доверчивым в такое время. Столько жулья развелось! Вон одна женщина прикинулась работницей собеса, втерлась к людям в доверие, взяла у них деньги на дефицитные лекарства – и что? Теперь ее никто найти не может, даже наша доблестная милиция, у которой процент раскрываемости неуклонно ползет кверху.

Коробка на столе мадам Целкин перебивала все доводы Капона, благополучно выскользнувшего за дверь. Через день коммуна делала моргуновской шобле такую рекламу по всему хутору, что этого эффекта вряд ли бы дало Останкино. Слухи о волшебной коробке распространялись энергичнее очередной эпидемии гриппа и по-быстрому доползли даже до тех, кто давным-давно рассматривал на себя, с понтом бесплатного приложения к кровати.

Капон, Моргунов и одетая под учительницу Майка только успевали обходить хаты по списку, любезно предоставленного Спиридоновым, и сверять данные паспортов, непременно выясняя все подробности – от гражданства до прописки. Потом эти доктора от наличных, между прочим, выясняли: способны ли их пациенты заплатить сто девяносто две тысячи за набор продуктов? Потому что в одну из хат привезли подарок, а сто девяносто две тысячи там в упор не оказалось. Практически все опрошенные тут же предъявляли капоновской шобле такую гигантскую сумму, и очень многие просили забрать ее уже, чтобы в руках государственных служащих она оказалась целее, чем по месту прописки. Потому как на эти деньги в последнее время напала прямо-таки эпидемия, и они имеют манеру исчезать неизвестно куда, пусть даже цены на хлеб стабильно растут исключительно для блага народа.

Майка, Моргунов и Капон шли навстречу пожеланиям населения. Они брали у людей деньги, а взамен совали какой-то листок с оттрафареченной плохо разборчивой надписью, который непременно нужно будет отдать тому, кто привезет коробку, доверху набитую всякими вкусностями. Помните, как при золотом товарище Сталине этим добром были завалены все магазины, с грустью вспоминал Капон, и растроганные ветераны словно возвращались в давно забытую молодость, когда «Москвич» стоил десять тысяч старыми, то есть девятьсот рублей, которые уже тоже устарели.

В течение недели были отработаны все адреса. Капон, несмотря на возраст, старался не отставать от более молодых компаньонов, хотя иногда проклинал разыгравшийся радикулит. Это только с виду карбованцы такие легкие. Попробуйте их потаскать на горбу в таком количестве, как Капон, и сходу начнете благодарить Бога, что они небольших размеров, иначе радикулит мог бы разыграться даже у культуриста. Так что говорить за Капона и Моргунова, когда Майка, далеко не этот самый культурист, а дама хрупкого телосложения, но всё равно справлялась с возложенной на нее задачей в виде мешка известно с чем. Именно эти самые мешки и вызывали панику на «книжке» и прочих биржах, а вовсе не шахтеры с их постоянными воплями из-под земли, как утверждали с пеной на губах многие экономисты.

После того, как Пилипчук перековала так называемые наличные в то, что население действительно считает деньгами, Моргунов остался недоволен ее внешним видом, хотя во время совещания разомлевший Капон изредка, по старой памяти, поглаживал коленку своей бывшей экономки.

– Майка, посмотри, на кого ты похожа, – совестил девушку Моргунов. – Когда у меня был носовой платок, он мог показаться театральной занавеской против твоей юбки. Конечно, тебе есть что демонстрировать, но сейчас нужно быть скромнее, а то у Капона может подняться только давление. И скажу тебе прямо: давление Капона нам даром не надо по любому поводу.

– Хорошо, Славчик, – согласилась Майка, закинула нога на ногу и стала повнимательней прислушиваться до слов руководства.

Капон заерзал на месте, а потом переключил свое внимание с Майкиной одежды до банки сметаны.

– Значит так, мадам, – командовал дальше Моргунов. – Вы сейчас не учительница в клифте с мусорника и не путана при такой юбке без одежды под блузкой. Вы теперь получаете деньги на развитие производства. И становитесь деловой женщиной. Гораздо деловее, чем приканала с этих Нидерландов в своем старушечьем наряде, где грудь выпирает на два размера больше. Поэтому одевайтесь, с понтом наше казино заложило само себя, лишь бы рассчитаться с вашим выигрышем. Или я не прав, Капон?

Капон отбросил в сторону совершенно необлизанную ложку и заметил:

– Или, Слава. Только, Маечка, ты сейчас живешь в такой маленькой квартирке… Меньше бывает разве что могила. Но туда мне еще рановато, зачем говорить за тебя? Так что мы идем снимать тебе хату… Кстати, Слава, нам с вами тоже нужно деньги на развитие производства… Я же не могу всю дорогу ходить в феске на голове, а ваш костюм советского инженера, по идее, должен проживать в том контейнере, откуда вы разодели Майку перед тем, как она вскрывала фраеров.

– Не переживайте, Капон, – залыбился Славка. – Костюм уже там. Вместе с рубашкой и галстуком. Но мой малиновый пиджак сейчас ляжет исключительно в масть.

Песни про Одессу

Песни про Одессу

Коллекция раритетных, колоритных и просто хороших песен про Одессу в исполнении одесситов и не только.

Отдых в Одессе

Отдых в Одессе

Одесские пляжи и курорты; детский и семейный отдых; рыбалка и зелёный туризм в Одессе.

2ГИС онлайн

Дубль Гис

Интерактивная карта Одессы. Справочник ДубльГис имеет удобный для просмотра интерфейс и поиск.

Одесский юмор

Одесский юмор

Одесские анекдоты истории и диалоги; замечательные миниатюры Михаила Жванецкого и неповторимые стихи Бориса Барского.