Пантелеймоновская улица

Раздел - Улицы в истории Одессы

Первоначальное название улицы - Рыбные ряды. Под таким названием улица появляется на картах города уже в 1817 году.

Позже, в 1857 году, уже встречается название Рыбный ряд по Александровской улице №5, а с 1830 - Новорыбный ряд на Старом рынке. При этом название улицы распространяется только на участок от Александровской до Преображенской улицы.

В 1832 г. улица называется Рыбная и занимает участок уже от Старопортофранковской до Ришельевской улицы.

В 1849 г. улицу переименовывают в Ново-Рыбную, она удлиняется до Нового толчка.

Пантелеймоновская  улица.
index (467x700, 57Kb)



Название Пантелеймоновская появляется в 1909 году. Привоз в это время входил в систему Старого рынка.

В 1859 г. напротив вокзала построена церковь Афонского Пантелеймоновского подворья в честь Пантелеймона-целителя. В архивах найдено предложение о переименовании улицы следующего содержания: "Принимая во внимание к вековым историческим заслугам пред Россией Пантелеймоновского монастыря на Афоне и полезной деятельности Одесского Подворья этого монастыря переименовать
"Ново-Рыбную улицу в Пантелеймоновскую".

В 1924 году улицу переименовывают в улицу Чижикова в честь Чижикова Макара Ивановича, начальника Красной гвардии Одессы в 1917 году.

С 1941 по 1944, в период оккупации, улица снова носит название Пантелеймоновская.

А в 1947-м ее переименовывают в улицу Потемкинцев, а затем снова в Чижикова.

Название Пантелеймоновское последний раз было закреплено за улицей в 1995-м году.

 


Ростислав Александров


Бытовала когда-то в Одессе анекдотичная байка о гражданине, который на вопрос "где вы служите?" всенепременно отвечал: "Напротив Городского театра". А на поверку-то оказывалось, что он имел в виду ни что иное, как Александровский полицейский участок - известное всей Одессе своей высокой четырехгранной каланчей здание на Пантелеймоновской улице аккурат…напротив театра, до которого, однако, еще нужно было пройти всю Ришельевскую. Помимо участка на Пантелеймоновской располагалось давшее потом название улице Афонское Пантелеймоновское подворье, уездное по воинской повинности присутствие, "электролечебный кабинет" доктора Ерузальского, кинотеатр или, по тогдашнему, иллюзион "Заря", "Общественные" бани и 5-я мужская гимназия на углу Гимназической. Словом, на одной только улице, как в каком-нибудь городке, были представлены церковь, полиция, армия, здравоохранение, культура, бытовое обслуживание и народное просвещение. Но никакому, даже самому заштатному городку, не обойтись без бизнеса и его, как говорят в Одессе, на Пантелеймоновской было.

Изначально улица именовалась Новорыбной, потому что когда-то здесь преимущественно торговали этим излюбленным и доступным продуктом, который варили, жарили, фаршировали, вялили, солили и рубили на божественный одесский форшмак. Рыбу и потом можно было купить тут в гастрономическом магазине "Торгово-промышленного Товарищества" купца 2-й гильдии А.К.Дубинина, имевшего даже собственные промыслы за Люстдорфом. Но в целом дары тогда еще щедрого Черного моря уступили здесь место дарам не менее щедрой земли и на Пантелеймоновской оказалась сосредоточенной не менее четверти всей оптовой и розничной торговли фруктами. И начинка ни с чем не сравнимых вареников с вишнями зачастую была "родом" с Пантелеймоновской. По обеим сторонам улицы от Пушкинской до Старопортофранковской тянулись фруктовые магазины, магазинчики, лавки, склады, торгово-посреднические конторы и лишь в одном только доме №114 было шесть таких заведений. "На углу возникало сияющее видение фруктовой лавки, - вспоминал Одессу своего детства В.Катаев, - там персы в нестерпимо ярком свете только что появившихся калильных ламп обмахивали шумящими султанами из папиросной бумаги прекрасные крымские фрукты - крупные лиловые сливы, покрытые бирюзовой пылью, и нежные коричневые, очень дорогие груши "бер Александр". Впрочем, продавались тут, конечно, не только, вернее, не столько крымские фрукты, сколько свои, выращенные и доставленные на скрипучих возах из близлежащих живописных украинских сел и чистеньких немецких колоний. И торговали ими не только персы, но болгары, греки, грузины, евреи, русские, украинцы - все, кто имел интерес заниматься этим деликатным скоропортящимся товаром.

А еще по части "кушать подано", равно как покурить и выпить, на Пантелеймоновской было десятка полтора бакалейно-гастрономических магазинов, ресторан Стамателато, паштетная Блонской, трактир Вапняра, "Домашние обеды" Балацкого, съестная лавка Андрейченко, пекарня Голикова, "кефирное заведение" Попика, мучная торговля известных предпринимателей Анатра и Вейнштейна, "Молочная" Колпакчи, мясная лавка Дмитриева, табачная - Ямпольского, виноторговля Иванова, "монополька", где торговала "казенной" водкой мадам Левитская, и склад апельсинов да лимонов Яцупского, "колониальный" аромат которого врывался в симфонию разнообразнейших, дразнящих аппетит запахов Пантелеймоновской улицы. И те, кто предусмотрительно предпочитал "не класть все яйца в одну корзину", могли здесь обзавестись ими у Донцова, Ефимова или Файнштейна, а к услугам оптовых покупателей была экспедиционная контора Гутваха.

Но не хлебом единым жив человек, и на Пантелеймоновской улице можно было приобрести аптекарские и галантерейные товары, детские игрушки, деревянную посуду, керосиновые лампы, кожу, часы, что было весьма удобно для селян, приезжавших торговать на знаменитом "Привозе" и не имевших времени, привычки и желания слоняться по магазинам в центре города. А Пантелеймоновская, тянувшаяся вблизи Старого кладбища, того же "Привоза", железнодорожного вокзала, Куликова Поля, по тогдашним понятиям считалась окраинной улицей. Сообразно таковому статусу здесь было так называемое "Заведение извозного промысла", а также обычно сопутствующая ему торговля овсом, сеном и колесной мазью, кузница, слесарная мастерская на Пантелеймоновской, 3.

Этот участок, на котором ныне театр музкомедии и стадион "Спартак", еще в начале ХХ столетия принадлежал одному владельцу и являл собою, по сути, торгово-ремесленный комплекс. Здесь, в отдельных строениях, кроме слесарной, располагались картонажная, ящичная и мастерская металлических решеток, коммерческого престижу ради именовавшаяся фабрикой, магазин игрушек, типография и заводик по производству натурального уксуса, технология которого настолько была проста, что искусные хозяйки и сегодня вполне успешно реализуют ее в домашних условиях. Позже часть этого участка откупил купец 1-й гильдии И.Л.Конельский и разместил здесь свою фабрику папиросной бумаги. Аналогичных производств в городе имелось несколько, а одно даже располагалось через дорогу от фабрики Конельского. Но именно она была известна далеко за пределами Одессы, поскольку, в отличие от конкурентов, выпускала не только отличного качества папиросную бумагу, но папиросные же гильзы. С помощью нехитрого приспособления многие курильщики набивали их табаком полюбившейся им марки, получая тем самым ароматные и недорогие папиросы, которые было принято носить в портсигаре. Любителей этого неторопливого, располагавшего к размышлению занятия еще можно было повстречать лет тридцать назад, но сегодня уже даже машинки для набивания папирос возведены в ранг антиквариата.

Архаичными представляются ныне и некоторые виды тогдашнего бизнеса, вроде мастерской по набивке чучел Малоквасова на Пантелеймоновской, 16, которая, невзирая на экзотичность специализации, худо-бедно, но кормила, наверное, владельца. Многое уже безвозвратно или обратимо кануло в прошлое, но если на улице появляются не переоборудованные, а специально выстроенные здания универмага и паркинга, первый этаж которого тоже являет собою торговый центр, то, как говаривал Остап Бендер, еще можно жить. И надеяться…

Песни про Одессу

Песни про Одессу

Коллекция раритетных, колоритных и просто хороших песен про Одессу в исполнении одесситов и не только.

Отдых в Одессе

Отдых в Одессе

Одесские пляжи и курорты; детский и семейный отдых; рыбалка и зелёный туризм в Одессе.

2ГИС онлайн

Дубль Гис

Интерактивная карта Одессы. Справочник ДубльГис имеет удобный для просмотра интерфейс и поиск.

Одесский юмор

Одесский юмор

Одесские анекдоты истории и диалоги; замечательные миниатюры Михаила Жванецкого и неповторимые стихи Бориса Барского.