Софиевский переулок

Раздел - Улицы в истории Одессы

" МАЛ ЗОЛОТНИК"

Мелочность ничтожна, но малое бывает значимым, вроде той копейки, что рубль бережет. И просторные парадные площади Одессы, широкие респектабельные проспекты, длинные величавые улицы порой уступают в тихой прелести небольшим уютным переулкам - Воронцовскому, Малому, Лютеранскому или Софиевскому, который, можно сказать, "родился" дважды.

Впервые это произошло в конце XIX века после распродажи обширного "дворового места" Л.А.Караводина близ Софиевской улицы. Новые владельцы выстроили на своих участках дома, которые и образовали переулок, названный Софиевским. Когда же изначальные одесские топонимы "попали в опалу", его переименовали в Библиотечный, а в 1963 году - в переулок имени известного математика А.М.Ляпунова, который жил неподалеку. Но в истории Одессы переулок все равно остался Софиевским. Правда, в начале 1900-х годов попытались было переименовать его в Скульптурный, но старые названия "своенравны" и новое не прижилось, хотя имело конкретную "привязку".

В Художественном музее никто не проходит мимо мраморного "Шурки" - очаровательного малыша в треуголке, мастерски сработанной под бумагу, а читатели "Записных книжек" И.Ильфа могут равнодушно скользнуть взглядом по непонятным строчкам: "Во дворе дома была когда-то скульптурная мастерская. И до сих пор стоит посреди жилтоварищеского дома конная статуя Суворова". Разнятся и судьбы скульптур - авторские копии "Шурки" рассеялись по миру, а статуя Суворова с 1914 года "застряла" в Одессе и лишь через тридцать один год ее установили в Измаиле. Но обе они явились на свет в доме N3 по Софиевскому переулку, в "Художественном ателье мраморных и бронзовых изделий" Б.В.Эдуардса, талантливого скульптора, одного из создателей Товарищества южнорусских художников. Достопамятное это Товарищество представлял тут и художник П.Г.Волокидин, чья квартира и мастерская располагались в старинном, с трехгранной ротондой, доме N4, некогда принадлежавшем Ольге Нарышкиной, равно как и здание нынешнего Художественного музея.

Искусство соседствовало с торговлей и ремеслами. В доме N2 процветал единственный в городе магазин школьной мебели С.Г.Акбройта, а неподалеку - все в этом крохотном переулке неподалеку - за глухим забором небольшого дома N5 была мастерская, громко именуемая фабрикой экипажей, где пятнадцать рабочих мастерили еще не вытесненные новоявленными автомобилями щегольские дрожки. И получали они за это плату в размере тридцати процентов стоимости своих изделий, о чем сегодня лишь мечтать можно. Видать, не из тех, кого жадность губит, был владелец дома и фабрики Ф.Ф.Бергау, который вместе с соседями приложил руку и к реконструкции Софиевского переулка.

Строго говоря, поначалу это был не переулок, а расположенный на частных землях тупик, перегороженный со стороны Херсонской 2-м отделением горбольницы. В 1902 году, когда это здание уже не использовалось, домовладельцы Софиевского переулка вознамерились его снести, мотивируя, в частности, тем, что "в тупиках на циркуляцию воздуха рассчитывать нельзя". Городская Дума не возражала, но, общественной пользы ради, предложила им безвозмездно передать городу занимаемую переулком землю, а также оплатить устройство доселе отсутствовавших тротуаров, мостовых и газового освещения. Условия были приняты, работы исполнены и обновленный переулок перешел в ведение города 17 февраля 1904 года, что можно считать днем его "второго рождения". Тогда же пришлось менять нумерацию, потому что в "самодеятельном" переулке, в отличие от других, правая сторона была нечетной, а левая четной, чему свидетелем остался дом под нынешним номером девять.

Фасад этого четырехэтажного дома - великолепный образчик искусной, не требующей штукатурки, фигурной кирпичной кладки, мастерством которой в совершенстве владели давнишние строители. В первом этаже был когда-то магазин драгоценностей, неожиданный в удаленном от фешенебельного центра переулке, а остальные занимали, к примеру, профессор университета, пристав, смотритель еврейского кладбища, акушерка и помощник присяжного поверенного И.М.Гальперин, к которому, конечно, хаживал его шурин-журналист, литератор и общественный деятель В.Е.Жаботинский... А в 1940-х годах здесь жил первый послевоенный главный архитектор Одессы Андрей Лисенко, о чем напоминает мемориальная доска. Под ней в каменную плитку врезан "отмененный" в 1904 году номер дома "10" и фамилия прежнего владельца - М.И.Шварцштейн.

" Генеалогия Шайкевичей замысловата, поскольку были у помещика три дочери да три сына. "

Менее заметный, доступный лишь пристальному взгляду другой владельческий знак - не надпись и даже не монограмма, а одна-единственная латинская буква "S", заключенная в кружок и восемь раз повторяющаяся в кружеве балконной решетки, от чего... не становится понятней. Кто уже помнит, что лет этак девяносто назад одесские модницы предпочитали щеголять в шляпках "от Скроцкого".
Почетный гражданин Одессы, купец 2-й гильдии И.И.Скроцкий держал магазин на Преображенской, а жил в собственном доме по Софиевскому переулку, 8 - двухэтажном, с "фирменным" балконом и решетчатыми металлическими воротами, волею случая украшенными медальонами с детскими головками. Случайность обернулась символикой, потому как сын купца, А.И.Скроцкий, стал известным педиатром, оказывая консультации педиатра на дому, и многие одесситы - давно повзрослевшие и даже постаревшие его пациенты - обязаны профессору здоровьем, а то и жизнью. А другой сын "короля шляп", Н.И.Скроцкий, был художником, учился в Париже, выставлялся в Одессе и печатал в газетах статьи о художественных выставках. И, если уж зашла речь о словесности, можно вспомнить, что дочь старика Скроцкого, Клавдия Ивановна, вышла замуж за поэта-символиста, близкого друга А.Блока, Владимира Пяста, а правнучка, милейшая Аннушка Полторацкая, работает в Литературном музее со времен первого, "брыгинского призыва".

И еще одно опустевшее "родовое гнездо" осталось в Софиевском переулке - принадлежавший помещику села Петроверовка Г.С.Шайкевичу дом N7, окрашенный неприхотливой охрой, сдержанно декорированный лепниной, с двумя дворами, один из которых, так называемый черный, где расположены сараи - вещь, незаменимая в хозяйстве и сегодня. Генеалогия Шайкевичей замысловата, поскольку были у помещика три дочери да три сына. Один из них, А.Г.Шайкевич, учился в знаменитой Ришельевской гимназии, а потом - на медицинском факультете Новороссийского, сиречь одесского, университета, стал известным врачом и работал в клинике маститого профессора-гинеколога В.Н.Орлова. Сына же доктора Шайкевича отцовская профессия, как оно часто случается, не привлекла. Он окончил педагогический институт и со дня открытия филологического факультета университета в 1938 году читает там курс зарубежной литературы.
И сколько молодых людей приобщил к ней за десятилетия доцент Б.А.Шайкевич, не скажет, наверное, и он сам. С литературой связала жизнь и одна из его дочерей: долгое время светлой памяти Ирина Шайкевич заведовала отделом искусства Государственной научной библиотеки им. М.Горького. И это при ней отдел, помимо основной, на хорошем научном уровне, деятельности, стал своеобразным клубом интеллигенции, каковым остается поныне, потому что по-другому там уже работать не могут.

Библиотеку построили после того, как полностью снесли старое больничное здание, которое не только перегораживало Софиевский переулок, но занимало изрядной длины место на Херсонской улице. А в 1909 году граф М.М.Толстой, просвещенный и щедрый меценат, двадцать лет состоявший попечителем библиотеки, купил и подарил городу соседний с ней участок в Софиевском переулке под строительство в перспективе нового книгохранилища. Но перспектива затянулась на пятьдесят лет, за каковое время здесь успел разрастись устроенный еще графом сад, где в 1930 году посадили три дерева редчайшей, реликтовой породы гинкго билоба. Когда же, наконец, собрались было строить, то оказалось, что растут они аккурат на месте будущего здания. Тогда вокруг деревьев выкопали котлован, образовавшийся, как говорят садоводы, ком земли заключили в железную обойму и подвели под него железный же лист, на котором гигантский "вазон"... передвинули на двадцать метров. Конечно, скоро сказка сказывается, но не скоро... деревья передвигаются: два года заняла эта процедура, которую гинкго перенесли отменно, вымахали потом выше построенного рядом книгохранилища и по-прежнему дают жизнеспособные семена, являя собой достопримечательность не только Софиевского переулка, но всей Одессы.

Городской достопримечательностью уже можно считать и чудом сохранившийся на фасаде дома Шайкевича узорчатый чугунный кронштейн газового фонаря, присоединенный к выходящей их земли трубе. Сегодня таких, давно "обезглавленных", кронштейнов остались единицы, а до устройства электрического освещения на одесских улицах было с полторы тысячи фонарей, питавшихся от газового завода на Пересыпи. Восемь из них - по четыре с каждой стороны - в 1903 году установили в Софиевском переулке. Хорошо бы, пожалуй, водрузить на один из сохранившихся кронштейнов исполненный под старину фонарь да прикрепить рядом доску с памятной надписью, только не научились мы еще спасать и сохранять фрагменты, детали, черты и черточки - "малые достопримечательности", которые наравне со зданиями, сооружениями, архитектурными комплексами формируют неповторимый образ Одессы...

А в Софиевском переулке стоит задержаться взглядом на редких в городе наружных деревянный ставнях - жалюзи дома N6, грациозной металлической винтовой лестнице во дворе этого же дома, изящном круглом, окольцованном балкончиком, эркере дома Караводина, что на углу Софиевской улицы. С него, запечатленного кистью и карандашом многих художников, начинается Софиевский переулок, который, как тот золотник, мал, но дорог нашей истории и нашей памяти.


* Ростислав АЛЕКСАНДРОВ

Песни про Одессу

Песни про Одессу

Коллекция раритетных, колоритных и просто хороших песен про Одессу в исполнении одесситов и не только.

Отдых в Одессе

Отдых в Одессе

Одесские пляжи и курорты; детский и семейный отдых; рыбалка и зелёный туризм в Одессе.

2ГИС онлайн

Дубль Гис

Интерактивная карта Одессы. Справочник ДубльГис имеет удобный для просмотра интерфейс и поиск.

Одесский юмор

Одесский юмор

Одесские анекдоты истории и диалоги; замечательные миниатюры Михаила Жванецкого и неповторимые стихи Бориса Барского.