Жизнь в оккупированной Одессе весной и летом 1942 г.

Раздел - Чисто факты из жизни и истории

Широкое развитие получил тогда и частный бизнес.

Так, с 14 ноября 1941 года по 1 августа 1942 года румынскими властями было выдано 5282 авторизаций (разрешений) на открытие в Одессе частных коммерческих предприятий, а именно:

  • 560 ресторанов, кафе, столовых и закусочных;
  • 414 продовольственных магазинов;
  • 58 булочных и кондитерских;
  • 87 пекарен;
  • 84 универсальных, комиссионных и галантерейных магазинов;
  • 4 мыловарни;
  • 16 строительных магазинов;
  • 385 мастерских, из них 11 топливных, 15 кожевенных, 37 часовых, 8 авторемонтных, 27 слесарно-механических и кузнечных, 29 столярных, 26 портняжных, 218 сапожных и 14 музыкальных;
  • 1251 парикмахерских;
  • 21 постоялый двор.

Вместе с тем, обилием товаров и низкими ценами этим летом поражали покупателей местные продовольственные магазины и рынки, которые с начала июля работали с 6.00 до 19.00. Так, килограмм картофеля на Привозе тогда стоил 1 марку, помидоров - 75 пфеннигов, яблок - 1 марку 25 пфеннигов, винограда - 3 марки. При этом ежесуточно на рынки Одессы из её пригородов поступает на продажу около 1 тонны брынзы и 40 тонн свинины, цена которой за килограмм в этом месяце с 4,5 марки снизилась до 4. Не хуже обстояло дело со снабжением населения и хлебом, продажа которого велась в расположенных во всех районах города 88 специализированных будках. В них ежедневно реализовывалось населению по карточкам 85 тонн хлеба, цена которого составляла 90 пфеннигов за килограмм. Однако на городских рынках этот же хлеб продавался перекупщиками уже за 2 марки 75 пфеннигов и, как ни странно, также имел спрос.

Не обошлось в те дни и без курьезных приказов городского головы Германа Пынти, один из которых, под №51, в третьем пункте гласил:

"…Окончательно запретить продажу и употребление семечек в центре города, а также во всех публичных местах (сады, парки, пляжи и стадионы)…". В дополнение к нему 25 августа последовало ещё одно распоряжение румын, запрещающее ездить горожанам в центре Одессы на велосипедах. Но на этом оккупанты решили не останавливаться, приказав снять красные звёзды с памятника, поставленного А.С. Пушкину на Думской площади. Они даже не желали понимать, что размещённые на этом постаменте подобные архитектурные украшения вовсе не являлись символами советской власти, а были знаками масонской ложи, в которую также входил великий русский поэт. Этим летом в городе родилось 289 малышей (157 мальчиков и 132 девочки), а также было заключено 13 браков.

III.

Конечно же, самым посещаемым местом тогда в Одессе были пляжи. Ежедневно, уже с утра, по улицам города в сторону моря направлялись шумные ватаги детей и взрослых, а уже к обеду на побережье, как и любые другие годы, "яблоку негде было упасть". Но особенно многолюдно на одесских пляжах было в выходные, где среди большого количества отдыхающих отличить в плавках оккупантов от порабощённых ими одесситов было практически невозможно. Однако июнь, который в 1942 году выдался душным и дождливым, не часто радовал горожан погожими днями. Но уже начиная с июля в Одессе установилась прекрасная погода, температура воздуха остановилась на +25 нередко переваливая за тридцать градусов, хотя вода в море прогрелась тогда лишь до +18. Но особенно жарким в тогда оказался конец лета, когда температура воздуха часто достигала + 35, доходя в некоторые дни до +38, а море прогрелось до +24. В то время за погодой в нашем регионе следило 6 восстановленных оккупантами метеостанций, сводками которых пользовались как рядовые одесситы, так и командование румынского военного флота, дивизион противолодочных кораблей которого базировался в Одесской гавани.

Ну а для отдыхающих в городе тогда официально было открыто 3 пляжа - Аркадия, Ланжерон и Лермонтовский (Отрада), причём вход на них абсолютно для всех был платным. Так, отдых на Ланжероне, считавшийся городским пляжем, стоил посетителям 1 марку, Лермонтовский пляж, как пригородный, обходился курортникам в 75 пфеннигов, а вход на пляж в Аркадии, являвшийся загородным, стоил для отдыхающих 50 пфеннигов. Горожанам за эти деньги предоставлялись зонты, лежаки, спортивный инвентарь и услуги официантов из расположенных рядом ресторанов. Также каждый пляж был укомплектован медработниками, полным штатом спасателей и шестью спасательными шлюпками. Однако несмотря на денежные траты и определенную опасность в море (при купании в Аркадии на мине подорвался румынский солдат), пляжи явно не пустовали, и к примеру, 14 июля, по данным оккупационных властей, на Ланжероне отдыхали около 12 тысяч человек.

Не пустовали тогда на побережье и дачи, которые городские власти сдавали внаем. И уже к июлю на Фонтане было арендовано 2627 дач, причём из общего количества арендаторов 2/3 были одесситами. При этом для отдыха преподавателей университета городским муниципалитетом были выделены дачи на 5, 9 и 12-й станциях Большого Фонтана, оплата за которые осуществлялась за счёт средств Общества научных работников при Доме учёных. Вместе с тем, в Одессе тогда была организована и работа санаториев. Так, с 20 июня на месте нынешнего санатория "Россия" начала свою работу первая в Аркадии здравница, которая по курсовым путёвкам стоимостью в 260 марок приняла в этом месяце 150 человек. Кроме того, в первые дни июля начинает свою работу и Лермонтовский курорт, где к концу лета оздоравливалось уже 493 человека, которым курс лечения обходился в 150 марок. В июне начались ремонт и реконструкция бывшего санатория им. Чкалова, хотя здесь предполагалось разместить летнюю резиденцию маршала Антонеску.


Похожие страницы:
Свежие страницы из раздела:
Предыдущие страницы из раздела:

Песни про Одессу

Песни про Одессу

Коллекция раритетных, колоритных и просто хороших песен про Одессу в исполнении одесситов и не только.

Отдых в Одессе

Отдых в Одессе

Одесские пляжи и курорты; детский и семейный отдых; рыбалка и зелёный туризм в Одессе.

2ГИС онлайн

Дубль Гис

Интерактивная карта Одессы. Справочник ДубльГис имеет удобный для просмотра интерфейс и поиск.

Одесский юмор

Одесский юмор

Одесские анекдоты истории и диалоги; замечательные миниатюры Михаила Жванецкого и неповторимые стихи Бориса Барского.