Свои деньги — сочтёмся!

Раздел - История Одессы

Что-что, а делать деньги в Одессе умели всегда. Причём, без всяких там переносных смыслов. И хотя в конце XVIII века ни о какой инфляции в России не было и речи, тем не менее, нехватку денежных знаков в Одессе ощутили уже буквально с первого дня. Поэтому уже буквально со второго дня (ночь как-то перетерпели) здесь наладили выпуск своих денег.

Больше денег хороших и разных!

История Одессы - Свои деньги — сочтёмсяВ 1917 году в стране сложилась довольно щекотливая ситуация. Царь Николай II передал власть Временному правительству во главе с присяжным поверенным А.Ф. Керенским. Правительство на первом же своём заседании поставило вопрос ребром: «Ну что, господа, будем валять дурака, то есть управлять страной, или будем потихоньку печатать деньги?». Резолюцию подсказала революция: «Деньги! Деньги! И ещё раз деньги! А иначе, за что же мы боролись?!».
Было напечатано немереное количество «керенок». В стране стали ходить деньги сразу двух типов: старые, с которых грустно, как бы извиняясь, улыбался Николай II, и деньги присяжного поверенного Керенского, которому приходилось бриться дважды в день, в таком пушку было у него рыльце.
Прошло несколько месяцев. И власть захватили Ленин со товарищи. Рабочим и крестьянам они обещали достаток, поэтому первым делом в достаточном количестве напечатали уже свои революционные деньги. Но было бы смешно думать, что большевики оказались единственными, кто при отсутствии власти не брал на себя всю полноту этой власти. Россией не правил только ленивый. Правители стали появляться в каждой губернии. Первым делом они обещали народу лёгкую жизнь, а вторым — печатали лёгкие деньги.
Всем хороши были те деньги, но имели маленький недостаток — они мгновенно обесценивались, ибо не имели никакого обеспечения. Правда, были города, где местное начальство всё же находило остроумный выход из положения. Например, в 1918 г. в серьёзном городе Семиречье, ощущавшем нехватку денежной массы, массу этой массы напечатали, но гарантийную подпись комиссара финансов на них заменила более убедительная надпись. Кто-то может принять это за шутку, но даём честное слово, что это подлинный документ: «Кредитные билеты обеспечиваются опием, хранящимся в Государственном банке, и всем достоянием области Семиречья». Ситуации придавал пикантность тот факт, что в любой стране гражданин, сомневающийся в надёжности денег, вправе потребовать, чтобы кредитные билеты ему обменяли на банковское обеспечение. Семиречье также твёрдо держало слово. Здесь с утра пораньше у банковского окошка выстраивалась очередь из желающих вместо денежной массы получить хранящееся в банке обеспечение, т.е. опий. Да, более твёрдых денег в Стране Советов больше никогда не было.
Итак, в стране, где с минуты на минуту должен был победить социализм, с деньгами проблем не было, проблемы были у денег. Нужно было искать выход, и выход, неожиданный и простой, был найден. И найден он был в Одессе — надо печатать свои частные деньги.

Если интересно узнать про оценку и скупку серебряных монет, то читайте тут. В статье написано как не испортить товарный вид, от чего зависит цена и когда монета теряет свою стоимость. Будет полезна тем, кто собирается расстаться с драгоценными предметами антиквариата.

Саботаж и флёрдоранж

Первым в Одессе напечатал свои деньги одесский военно-революционный Совет. Спору нет, деньги были хороши. Но народ их не брал, потому что торговки с Нового базара были в замешательстве — не могли придумать, куда складывать гору этой бумажной макулатуры. Кто-то даже пустил контрреволюционный лозунг: «Твёрдые огурчики только за твёрдые червончики!». За новые революционные деньги давали мятые позапрошлогодние огурцы, под которые никакой самогон ни в какое горло не лез.
Тогда в местном революционном Совете приняли безусловно радикальное и, главное, революционное решение: назавтра на базарную площадь выехал броневичок с пулемётом. Пулемёт озирался направо и налево, чтобы выявить, кто саботирует революционные деньги. К счастью, всё обошлось без жертв — то есть ни одного саботажника, то есть пустой Новый базар.
Трагическая развязка наступила вечером, когда одесский реввоенсовет во главе с председателем тов. Сановичем как обычно отправился проверить работу красного фонаря, а заодно и работу освящённого им заведения мадам Грузберг на Молдаванке. Мадам лично сложила кукиш, пахнущий флёрдоранжем, который торжественно поднесла под нос властям, и сообщила, что в её публичном доме работают только высоконравственные девушки и обслуживать клиентов за такие деньги не собираются, потому что это всё равно что без них, то есть по любви:
— У меня такими глупостями не занимаются! Бесплатная любовь — дома с жёнами!
Начальство вспомнило жён, его передёрнуло, и вмиг наступило озарение, которое, как заря новой жизни, озарило лица озабоченных ленинцев. Стало яснее ясного, что деньги должны иметь не только внешнюю привлекательность, но и внутреннюю обеспеченность. С первой проблем не было, а вот вторая явно подводила. Так что, у одесситов надежды на государственные деньги не было никакой, надо было рассчитывать на свои частные кредитки и кредиты.

Ах, лимончики, вы мои лимончики...

История Одессы - Свои деньги — сочтёмся...вас печатают у Сони на балкончике.
Действительно, как-то под вечер в аптеку мсье Гаевского зашла мадам Ципоркис взять для своего внука лекарство, чтобы не дежурить у его кровати всю ночь, а дать уже выпить касторки и выяснить, не он ли проглотил утром одну золотую серёжку мадам Ципоркис.
— Касторку я, конечно, могу вам дать, — был галантен мсье Гаевский, — но сдачи дать не могу. В кассе всего 350 миллионов. Вот если только...
— Давайте «только», — кивнула мадам Ципоркис, уважая солидность аптеки Гаевского.
Мсье Гаевский извлёк из-под прилавка пачку денег, которые утром он заказал в местной типографии. На них было гордо написано: «Кредитный билет аптеки Гаевского. Обеспечивается честным словом мсье Гаевского. У Гаевского всё без обмана».
Когда на следующее утро мадам Ципоркис уже в двух сёрёжках зашла в мясную лавку герра Шляпентоха, чтобы взять фунт телятины, её попытка расплатиться купюрами государственного образца не увенчалась успехом. Хозяин с немецкой педантичностью и еврейской дальновидностью, отодвинув в сторону государственные, поинтересовался:
— Может, у вас случайно есть кредитные билеты мсье Гаевского?
Сдачу он дал кредитками герра Шляпентоха.
Так в смутное время гражданской войны, живописной разрухи и обворожительной французской интервенции «частные деньги» в Одессе стали выпускать аптеки и кинотеатры, кооперативы и рестораны, пожарная команда и профсоюз биндюжников.
Как некогда каждое княжество средневековой Европы, каждый район Одессы выпускал свои деньги. Самыми лучшими считались молдаванские. Они шли, скажем, к пересыпским по курсу один к двум. И это понятно, ведь деньги, напечатанные на Молдаванке (Госпитальная, 17), отличались яркостью красок, изяществом оформления и убедительным хрустом. На таком фоне революционные рубли явно проигрывали, и их брали крайне неохотно. Но главное, одесские деньги таки да обеспечивались всем достоянием двора. И это был не какой-нибудь Императорский Монетный двор Николая Романова, а знаменитый одесский двор на Госпитальной, 17, Нюмы Романовича!

История Одессы - Свои деньги — сочтёмсяПост таки да № 1

В конце концов, одесская впасть (т.е. революционная, но всё ещё Дума) почувствовала, что надо и ей под «свои» деньги иметь твёрдые гарантии, пусть не такие твёрдые, как у мсье Гаевского, но хотя бы такие же веские, как на Госпитальной, 17.
И тогда в 1919 г. в газете «Одесские известия», известной своей феноменальной осведомлённостью, появилась заметка, подписанная популярным одесским журналистом с непопулярным у тогдашних и всех последующих властей псевдонимом Гуревич-Гурович. Он непрозрачно намекал: «Наша законная власть на своих деньгах в качестве обеспечения поместила фотографию Городской Думы, что на Приморском бульваре. Спрашивается: с чего бы это? Так вот, редакция располагает достоверными сведениями, что во времена, когда в здании, где сейчас располагается Дума, ещё располагалась Биржа, под её четвёртую колонну дальновидные биржевики заложили золотой запас Одессы, чтобы их потомки не стояли у пятой колонны с протянутой рукой».
Все понимали, что это газетная утка. Но каждый одессит всегда справедливо считал себя наследником тех биржевиков, а значит, четвёртую колонну — своим наследством. Так что возле колонны даже пришлось поставить милиционера, который по сей день там и стоит. В Москве пост № 1 — возле мавзолея, а в Одессе — возле четвёртой колонны, потому что у каждого города своя святыня.
К чести жителей Одессы надо сказать, что здесь никогда не верили слухам и всегда старались их разрушить, как и роковую четвёртую колонну.

Валентин Крапива, Ирина Крапива


Похожие страницы:
Свежие страницы из раздела:
Предыдущие страницы из раздела:

Песни про Одессу

Песни про Одессу

Коллекция раритетных, колоритных и просто хороших песен про Одессу в исполнении одесситов и не только.

Отдых в Одессе

Отдых в Одессе

Одесские пляжи и курорты; детский и семейный отдых; рыбалка и зелёный туризм в Одессе.

2ГИС онлайн

Дубль Гис

Интерактивная карта Одессы. Справочник ДубльГис имеет удобный для просмотра интерфейс и поиск.

Одесский юмор

Одесский юмор

Одесские анекдоты истории и диалоги; замечательные миниатюры Михаила Жванецкого и неповторимые стихи Бориса Барского.