Правда и не правда о партизанской борьбе в Одессе

Раздел - Чисто факты из жизни и истории

Однако стоит ли верить словам бывшего заведующего отделом Одесского обкома КП Украины, которые явно противоречат фактам и архивным документам. Ведь всё, что произошло в дальнейшем с этой группой в нашем городе, с трудом можно внести в список славных побед советских чекистов. И первые потери этот отряд понес уже 16 января 1944 года, когда при десантировании на территорию противника к месту сбора после посадки не прибыл один из разведчиков, что расценили как его гибель. Однако впоследствии оказалось, что сильный ветер отнёс этого бойца так далеко от предполагаемого места приземления, что не сумев сориентироваться на местности, он, дождавшись утра, самостоятельно пробирался в Одессу, где, проживая у знакомых, спокойно дождался прихода в город советских войск. Остальные же десантники, придя в себя и оглядевшись на местности, через 7 суток также стали пробираться в Одессу, оставив в Осиновке своего комиссара, радистку, оружие и запас боеприпасов. Но судя по тому, что в книге Н. Зотова рассказывается о добравшихся в город 5 десантниках, судьба ещё двоих разведчиков также до сих пор остаётся неизвестной.

Вместе с тем, оказавшись в городе, Авдееву (Черноморскому) удалось связаться с партизанами из групп Ильичёвского и Ленинского районов, которыми руководили Дроздов, Д. Овчаренко и К. Тимофеев. При этом увидев, что местное подполье дезорганизовано и фактически распалось, на встрече 3 февраля он первым делом предложил организовать для координации действий оставшихся групп пять новых штабов. Но как оказалось, дальше этого дело не пошло. Уже 14 февраля были арестован руководитель партизанского отряда Ильичёвского района Д. Овчаренко, проводивший на явочной квартире со своим штабом собрание, где находился и один из бойцов Авдеева (Черноморского). Кстати, интересной особенностью этого отряда было то, что за две недели его существования здесь провели 24 собрания, 36 политбесед, а также приняли 40 заявлений в партию и 20 в комсомол. Хочется только позавидовать неутомимой работоспособности подпольщиков Ильичёвского района, проводивших в день по 2,5 собрания и 3,5 политбеседы, что по всей вероятности и стало причиной их отказа от проведения против оккупантов хоть одной активной вооружённой акции.

В свою очередь, следователи румынской сигуранцы, арестовав партизанских лидеров Ильичевского района, сумели от них за две недели активных допросов получить информацию не только о прибытии в город представителей советского командования, но и узнать численный состав этой группы, а также их явки и планы на будущее. Однако наиболее многословной оказалась арестованная 28 февраля личная связная Авдеева (Черноморского), за что румынский суд, учитывая впоследствии чистосердечное признание, заменил ей расстрел на заключение в Бухарестскую тюрьму. Попытка задержать самого руководителя советских разведчиков состоялась 2 марта 1944 года, когда его опознал недалеко от железнодорожного вокзала один из агентов румынских спецслужб. После недолгого преследования, в котором приняли совместное участие как румынские патрули, так и находящиеся в тот момент на улице прохожие, Авдеев (Черноморский), так и не сумев за короткий срок выучить Одессу, запутался на улицах и сам себя загнал в тупик одного из переулков возле Привоза, где, осознав безвыходность положения и окружённый со всех сторон, он демонстративно застрелился. Как не жаль, но этим и заканчиваются все выдающие действия этой группы разведчиков, которым отводилась значительная роль в организации и подготовке одесских партизан к совместным действиям с войсками 3-го Украин-ского фронта по освобождению нашего города. Двое же из оставшихся в живых бойцов этой разведывательно-диверсионной группы впоследствии влились в ряды партизан, отряды которых, как грибы после дождя, в большом количестве появлялись в нашем городе весной 1944 года.

Вот так и боролись в большинстве своем одесские партизаны с ненавистными им фашистами. И если говорить прямо, то их сопротивление в нашем городе в лучшем случае ограничивалось тайным прослушиванием сводок Совинформбюро и посильным саботажем по месту работы. При этом обычными явлениями в кругу подпольщиков стали предательство, беспечность, трусость и самонадеянность. А расплатой за это была бессмысленная, бесславная, а зачастую и позорная гибель в фашистских застенках сотен советских патриотов. Вызывает изумление и то, с какой доверчивостью сотрудники советской контрразведки и СМЕРШа, зная о подобных действиях "народных мстителей" в тылу врага, после войны представили некоторых из них к правительственным наградам. А может, это была вовсе и не доверчивость…

И всё же советским секретным службам в борьбе на Одесщине с оккупантами есть чем гордиться.

Несколько агентов, имена которых золотыми буквами по праву вписаны в страницы истории НКВД и ГРУ, как оказалось, сумели не только удачно внедриться и войти в доверие к румынским и немецким властям, но и вести в их тылу активную подрывную деятельность. Об одном из них, ставшем поистине Героем Советского Союза и явившемся прототипом главного персонажа в художественном фильме "Повесть о чекисте", мне и хотелось бы сейчас вспомнить. В советские времена его именем, которым вправе и сейчас гордиться одесситы, была в нашем городе даже названа улица, получившая впоследствии по достаточно непонятным причинам одно из безликих названий. Для тех же, кто ещё не понял, о ком я говорю, называю имя этого разведчика полностью - Николай Артурович Гефт. В наши дни современные писатели и историки всё реже и реже обращаются к образу и подвигам этого человека, а в появляющихся, чаще к юбилеям героя, немногословных статьях и очерках у некоторых авторов вызывает затруднение не только описание его жизни и дальнейшей работы в разведке, но даже и дата рождения Николая Артуровича.

Так, из статьи В. Файтельберга-Бланка "Кто вы, господин Гефт?", опубликованной в "Комсомольской правде" 11.08.2006 г., читатель, интересующийся жизнью и подвигами чекиста, кроме неправильного года рождения (вместо 1911 почему-то указан 1908 год) и общих фраз о его героизме, ничего конкретного больше и не узнает. Зато в этой публикации подробно описана история любовного треугольника, возникшего между советским разведчиком, проживавшей в нашем городе во время оккупации немецкой красавицей Бертой Шрам и следователем 3-го отдела сигуранцы Димитриу Младовски, в результате чего неподелённую любовницу нашли мертвой в камышах на одесских полях орошения.

Нельзя не сказать в нескольких словах и о статье Георгия Ярмульского, напечатанной 8 августа 2006 года в газете "Порто-Франко" № 17(813). В ней очень ярко и красочно описана фигура руководителя подпольной группы, совершающей диверсии на судоремонтном заводе № 3, которым вдруг оказался… декан химико-технологического факультета Одесского университета профессор Эдуард Лопатто (?). Ну, а по мнению Ярмульского, Николай Гефт являлся всего лишь одним из помощников этого учёного, организовывающего взрывы на германских военных судах. Однако не будем дальше подробно вдаваться в исторические изыскания этого автора, а попробуем сами поставить всё на свои места.

Николай Артурович Гефт родился 18 мая 1911 года в семье одесситов немецкого происхождения. В двадцать лет Николай поступает в Одесский водный институт, который в 1935 году заканчивает, получив диплом инженера-кораблестроителя. Впоследствии, работая в течение нескольких лет на военном судоремонтном заводе в Туапсе, он находит в этом городе свою первую и единственную любовь, имя которой было Анна. Позднее молодые люди заключают брак, и перед началом войны в молодой семье Гефтов уже подрастают два сына. Не обошло стороной будущего разведчика и тяжёлое время сталинских репрессий. Ведь хорошо известно, что особое подозрение накануне войны у чекистов вызывали граждане немецкой национальности, да ещё и в совершенстве знающие свой родной язык. Во время одного из вызовов в органы НКВД Николаю прямо предложили стать секретным сотрудником (сексотом) и регулярно докладывать "компетентным органам" обо всём происходящем на заводе. Ответ молодого человека, я думаю, не стоит комментировать, хотя после него семья инженера-кораблестроителя зачем-то перебирается на жительство в казахские степи, где ведет полуголодное существование.

Доведенный до нищеты, Н. Гефт с началом войны всё же вынужден был предложить свои услуги чекистам, которые после долгой проверки отправили одессита на обучение в разведшколу. В 1943 году Николай Артурович, пройдя полный курс спецподготовки, с заданием от руководителей советской разведки снова оказывается в оккупированном противником родном городе. Здесь за короткое время ему удаётся войти в доверие к немецким властям, устроиться работать инженером-наблюдателем на СРЗ-3 и даже создать подпольную группу, состоящую из 8 человек. Их основная деятельность была направлена на организацию и проведение крупных диверсий на германских военных кораблях и судах, проходивших ремонт в Одессе. Огромную помощь в этом оказывал патриотам и профессор-химик Э. Лопатто, сконструировавший мину, которая по виду была похожа на кусок угля, имевшую при этом небольшие размеры, обладавшую большой разрушительной силой, способной уничтожать фашист-ские корабли при попадании в их топки. Именем этого ученого после войны была названа улица, в настоящее время получившая, по мнению одесских властей, более интересное название - Высокий переулок.

За неполный год своей деятельности патриотами этой группы были уничтожены германский эсминец RB-204, истребитель подводных лодок KT-39, транспорт "Вессель" и самоходная баржа "Шпрее". Также Николаю Гефту с помощью интриги, в которой были замешаны немка Берта Шрам и румынский следователь Димитриу Младовски, удалось отправить в тюрьму около десятка сотрудников румынской контрразведки. Однако подпольщики в своей деятельности не ограничивалась стенами своего завода, распространяя среди населения Одессы сводки Совинформбюро, подбрасывали в людные места разоблачительные листовки, помогали заключённым в побегах из тюрьмы и, что интересно, за всё время оккупации не потеряли ни одного человека.

После освобождения нашего города Н. Гефт со своим помощником В. Тихониным для проведения разведывательно-диверсионной работы отправляется в Польшу. Там наш земляк в составе советско-польского партизанского отряда "Авангард" участвует в операциях по уничтожению военных объектов и живой силы противника, проводя разведку в интересах командования 1-го Белорусского фронта. Однако в конце августа 1944 года группа партизан, возглавляемая Н. Гефтом, попадает в засаду, и прикрывая отход товарищей, командир последнюю пулю оставил для себя…

Так закончилась жизнь героя страны и патриота города, подвиги которого некоторые современники стараются забыть, даже не удостаивая права (?) одной из улиц Одессы носить имя Николая Артуровича Гефта .


Александр ЧЕРКАСОВ, научный сотрудник Центра исторических исследований юга Украины им. Академика В.И. Липского

Сайт - http://www.time.odessa.ua/

Похожие страницы:
Свежие страницы из раздела:
Предыдущие страницы из раздела:

Песни про Одессу

Песни про Одессу

Коллекция раритетных, колоритных и просто хороших песен про Одессу в исполнении одесситов и не только.

Отдых в Одессе

Отдых в Одессе

Одесские пляжи и курорты; детский и семейный отдых; рыбалка и зелёный туризм в Одессе.

2ГИС онлайн

Дубль Гис

Интерактивная карта Одессы. Справочник ДубльГис имеет удобный для просмотра интерфейс и поиск.

Одесский юмор

Одесский юмор

Одесские анекдоты истории и диалоги; замечательные миниатюры Михаила Жванецкого и неповторимые стихи Бориса Барского.