Куницкий Петр Семенович

Раздел - Чисто одесские кумиры - К

Петр Семенович Куницкий родился 8 января 1774 года в семье священика. Воспитание он получил в Полтаве в Словенской семинарии. Здесь же Пётр и учился при архиепископе Амвросии (Серебрянникове). Окончил курс при Гаврииле Бэнулеску-Бодони, который был в то время профессором и ректором семинарии, преподававшим греческий язык и философию. Ряд исследователей считают Куницкого одним из лучших эллинистов России, подготовленных Бэнулеску-Бодони. Впоследствии судьбы двух священнослужителей будут тесно сплетены в одно целое. Окончив полный курс наук, Куницкий, как лучший из воспитанников, знаток древних языков, стал преподавателем Новомиргородской семинарии и пять лет читал арифметику, греческий и латинский языки.

 

В феврале 1798 года Петр Семенович принял сан священника, вступил в штат архиерейского дома и с мая того же года «за опытность в делах и благонамеренность» стал, по распоряжению митрополита Гавриила, нести обязанности члена консистории и семинарского правления. Впрочем, это было последнее поручение, данное о. Куницкому преосвященным Гавриилом в качестве архиепископа Новороссийского и Днепровского: в 1799 году преосвященный был назначен на киевскую митрополичью кафедру и расстался со своим учеником и ставленником, хотя они продолжали поддерживать отношения, регулярно переписываясь. После того, как в Новомиргород, где находился архиерейский дом, прибыл новый владыка Афанасий (Иванов) о. Куницкий получил повышение: он был назначен благочинным над 40 церквями, ключарем кафедрального собора и сохранил свои прежние училищные и епархиальные должности.

В 1800 году на него смотрели как на деятеля, которому можно поручить крупную административную работу вне непосредственного наблюдения начальства. Это выразилось в том, что преосвященный Афанасий возвел о. Петра в сан протоиерея, освободив его от педагогической службы, и послал в Екатеринослав настоятелем собора, дав инструкцию открыть там духовное правление и быть его первоприсутствующим членом. Там о. Куницкий, развивший энергичную деятельность, получил свой первый знак отличия — золотой наперсный крест. Деятельность о. Петра в Екатеринославе не была продолжительна.

В 1803 году скончался настоятель одесской Николаевской соборной церкви протоиерей Евдоким Сергеев и на его место архиепископ рекомендовал Петра Куницкого. Вскоре после состоявшегося перевода о. Куницкого в Одессу, архиепископ Амвросий писал ему: «Радуюсь сердечно, что настоящее ваше место вам понравилось и что князь (т. е. герцог де-Ришелье) и полицмейстер приняли вас ласково, чего я и надеялся. Князь и полицмейстер ко мне писали, обещаясь на первый раз делать вам нужные пособия. Думаю, что вы видите сие и на самом деле. Желаю, чтоб ваше здоровье скорее поправилось».

Организаторские способности о. Петра в Одессе обнаружились сразу. Прежде всего, он обнаружил, что строительство четырех городских храмов, заложенных Бэнулеску-Бодони еще в 1795 году, было приостановлено (хотя и по причинам, не зависящим от епархиальной власти); что одесский временный собор, где ему пришлось настоятельствовать, мал, тесен и неудобен для соборных, особенно же, торжественных богослужений; что одесситы не имеют понятия о церковной проповеди. Учитывая все это, Петр Куницкий поднял вопрос о скорейшем начале работ по устройству каменного собора. Под его влиянием герцог де Ришелье представил правительству новые планы собора, вошел с новым ходатайством об ассигновании казенных сумм на его устройство, получил высочайшее соизволение приступить к работам немедленно и выхлопотал на этот предмет «знатную денежную сумму». Года еще не минуло с момента появления Петра Куницкого в Одессе, как уже возобновлена была постройка соборного храма. Через три года храм был окончен. В декабре 1807 года о. Петр с разрешения архиепископа Екатеринославского Платона (Любарского), который в силу слабого здоровья не мог приехать в Одессу, освятил левый придел храма во имя Спиридона Тримифунтского, а в мае 1808 года сам архиепископ освятил главный алтарь собора.

Одновременно с трудами по постройке собора и с деятельностью в качестве его настоятеля, протоиерей Куницкий нес обязанности благочинного одесских городских и окрестных сельских церквей, преподавал русский язык и закон Божий в уездном училище, и с 1805 по 1806 годы состоял законоучителем Одесской коммерческой гимназии. В формуляре его, относящемся к этому году, сохранилась пометка директора гимназии Вольсея: «Говорит по-русски, по-гречески и по-латыни: хорошее приобретение». Это мнение директора, вскоре, однако, по неизвестным нам причинам изменилось. 15 ноября 1807 года, когда гимназический комитет предложил Вольсею, по рекомендации профессора Рижского, спросить о. Куницкого, не примет ли он за особое вознаграждение преподавание греческого языка в гимназии, Вольсей, не ответив ни слова на этот вопрос, представил 23 ноября в должность Зафиру, сперва для временного преподавания, а в следующем году и к утверждению. 26 августа 1808 года тот же Вольсей доносил, что протоиерей Куницкий, находясь уже более месяца в отлучке, должен остаться в Молдавии, и потому его необходимо заменить другим преподавателем. К этому Вольсей присоединил, что Куницким «он не может похвалиться». Несмотря на два таких противоположных отзыва светской власти в такой короткий период времени, духовное начальство высоко ценило труды о. Петра и неоднократно награждало его. Месяц спустя после освящения Преображенского собора, протоиерей Куницкий по высочайшему повелению был командирован для особых поручений к молдовлахийскому экзарху, митрополиту Гавриилу и оставил службу в Одессе. Ближайшим поводом к такому новому назначению его послужили церковнополитические события того времени.

В 1806 году началась очередная русско-турецкая война, и русские войска вошли в Молдавию и Валахию. В 1808 году императорским указом митрополит Гавриил был назначен экзархом Св. Синода в Валахии, Молдавии и Бессарабии, занятых русской армией. Положение церкви в дунайских княжествах было сложным. Коррупция, малограмотность клира, засилье греков-фанариотов существенно ослабило позиции православия. Бэнулеску-Бодони были необходимы энергичные и грамотные помощники. «Имея в предмете образования здешнего духовенства, — писал он обер-прокурору Св. Синода 20 июня 1808 года, — и стараясь образование, сколько можно, приблизить к порядкам, нахожу необходимость в таком духовном чиновнике, который бы при знании обрядов грекороссийской церкви и устава, разумел и порядок делопроизводства, также греческий и волоский языки. Таковые способности имеет Екатеринославской епархии, города Одессы, соборной Николаевской церкви протоиерей Петр Куницкий, который, окончив учения в Екатеринославской семинарии, во время управления моего оною епархиею, был в семинарии учителем, в консистории присутствующим, в архиерейском соборе ключарем и исполнял должность переводчика с греческого и волоского языков, которые он довольно разумеет. Сии способности протоиерея Петра Куницкого соединенные с добропорядочным поведением из детства его мне известным, дают надежду, что он много может облегчить затруднения в образовании здешнего духовенства и содействовать к возможному учреждению порядков. Для того покорнейше прошу Ваше Сиятельство о прикомандировании его ко мне для исправления должностей по способностям его от меня назначаемых». Митрополит молдовлахийский играл заметную роль в делах Дунайских княжеств, в частности, занимал первое место в молдавском диване и имел влияние на всю администрацию страны, помогая русскому правительству даже в решении вопроса о снабжении войск продовольствием. Столь же широкой была и деятельность Петра Куницкого. Он был не только первоприсутствующим молдовлахийской экзаршеской дикастерии, но и занимал должность ректора Ясского духовного училища, а также исполнял труды экзаршеского проповедника, обязанного произносить речи и слова, когда того требовали обычай и обстоятельства. Экзарх ценил и выделял о. Куницкого, о чем свидетельствует тот факт уже в 1808 году о. Петр на новом месте служения получил высокую награду: орден св. Анны второй степени. В начале 1809 года о. Куницкий, независимо от исполнения своих прямых обязанностей, принимал деятельное участие во всех мерах, которые экзарх вводил для учреждения в Молдовалахии новой епархии. Он представлял митрополиту Гавриилу свои соображения и проекты училищ, сносился с различными учреждениями и лицами, имевшими отношение к делу устройства новой епархии, подготовил «Статистическое описание заднестровской области», в котором четко очерчивал границы Бессарабии, ее климат, грунт, земли и производительность, города, виды промышленности, прежние права и законы, нравы жителей, управление, казенные доходы и состояние просвещения. Этот статистический труд о. Куницкого был закончен к октябрю 1810 года и когда экзарх отправил о. Петра в Петербург к обер-прокурору Синода князю А. Н. Голицину, Куницкому представилась возможность издать свое «Описание заднестровской области» в столице. Миссия Куницкого в столицу была также вызвана борьбой между Бэнулеску-Бодони и греками — настоятелями так называемых преклонных монастырей в Молдавии и Валахии. Столь серьезная миссия свидетельствует о доверии со стороны экзарха, который мог положиться на административный опыт и дипломатические способности Куницкого. Миссия о. Петра увенчалась успехом. В дальнейшем Куницкий не раз выполнял ответственные поручения митрополита. Так ему было поручено направиться в Бухарест для ознакомления с ходом церковных дел в Валахийской митрополии, которую возглавлял грек Игнатий. Куницкий на месте обнаружил множество злоупотреблений, о чем направил обстоятельный рапорт митрополиту, а последний направил его обер-прокурору Синода. Несмотря на то, что император направил рескрипт об увольнении Игнатия, последний остался при должности. Вмешался командующий Дунайской армией М. И. Кутузов. Нисколько не пытаясь умалить достоинств Кутузова как полководца, стоит отметить, что при нем злоупотребления армии и гражданской администрации на территории занятых Дунайских княжеств достигли серьезных масштабов, что вызывало критику со стороны митрополита. Напряженные отношения с командующими приводили к тому, что многие оппоненты Бэнулеску-Бодони находили у Кутузова поддержку. Так случилось и на этот раз. Кутузов не только отказался исполнить привезенный Куницким рескрипт об увольнении Игнатия, но и выдворил о. Петра из Бухареста. После заключения Бухарестского мира, по которому Бессарабия отошла к Российской империи, Куницкий вместе с митрополитом Гавриилом перебираются в Кишинев. Именно в это время Бэнулеску-Бодони составляет проект новой епархии на присоединенных землях. Представить этот проект в столице вновь выпала честь Петру Куницкому. Подробную инструкцию, полученную от экзарха, Куницкий воспроизвел в донесении обер-прокурору Синода, отправленном из Могилева-Подольского, где ему пришлось выждать 24‑дневный карантин. Среди прочего, Куницкий пишет, «что если бы в рассуждении великого пространства Екатеринославской епархии, заключающей в себя Екатеринославскую и Херсонскую губернии и войско черноморских казаков, отчислена была Очаковская новонаселенная степь, лежащая между Бугом и Днестром, к новой заднестровской епархии, то и для народа было бы отраднее и для архиерея был бы хотя один город порядочный, каков есть Одесса». После блестящего выполнения своей миссии в столице Куницкий вернулся в Кишинев, где был назначен первоприсутствующим в митрополичьей дикастерии, а вскоре стал ректором Кишиневской семинарии, созданной Бодони. Эти должности он занимал вплоть до 1821 года, когда решает вернуться в Одессу.

В письме графу Ланжерону митрополит Гавриил, рекомендуя о. Петра, напишет «Он в последнюю с Портою войну, будучи командирован из Одессы, по определению Св. Синода, ко мне в Яссы, нес с отличием тягостныя должности и за границею, и здесь, в новоприобретенной части Молдавии, и после многолетних подвигов, наконец, ныне возжелал опять посвятить себя одесской пастве, которую он столько любил и взаимно, будучи любим ею, не щадил для нея ни усердия, ни трудов».

В истории Одесского Спасо-Преображенского собора протоиерей Петр Куницкий сыграл решающую роль. Возможно, если бы не энергия этого человека, его преданность делу, заложенный в 1795 году собор (тогда еще Николаевская церковь) еще долгое время оставался бы в недостроенном состоянии, и его судьба могла бы сложиться совсем по-иному. Петра Куницкого можно с полным правом назвать душой и строителем собора.


Артем Филипенко ; Газета «Час Пик»

Песни про Одессу

Песни про Одессу

Коллекция раритетных, колоритных и просто хороших песен про Одессу в исполнении одесситов и не только.

Отдых в Одессе

Отдых в Одессе

Одесские пляжи и курорты; детский и семейный отдых; рыбалка и зелёный туризм в Одессе.

2ГИС онлайн

Дубль Гис

Интерактивная карта Одессы. Справочник ДубльГис имеет удобный для просмотра интерфейс и поиск.

Одесский юмор

Одесский юмор

Одесские анекдоты истории и диалоги; замечательные миниатюры Михаила Жванецкого и неповторимые стихи Бориса Барского.