Ободзинский Валерий Владимирович

Раздел - Чисто одесские кумиры - О

      Валерий Ободзинский - МЭТР Советской эстрады 60-70 годов:
       в период расцвета у него в стране был один соперник - Магомаев
.

alt

                   "Сказать хотел, но не сумел..."

  • Будущая звезда в детстве "облегчал" карманы незадачливых отдыхающих.
Он родился 24 января 1942 года в Одессе, на Малой Арнаутской улице. Шлейф фантастических легенд тянулся за Валерием с самого детства. Простецкие родители, бабушка - дворничиха, которой с вдохновением помогал мести одесские дворы-колодцы, бандитская юность, музыкальное училище по классу контрабаса.

В 1949 году Ободзинский пошел в школу, однако гранит науки давался с трудом: на голодный желудок никакие задачки и примеры в голову не шли. Вместе с дворовой шпаной Валера почти ежедневно ходил "на дело". Что же они делали? На знаменитом одесском пляже каждый день собирались толпы отдыхающих - лакомый кусочек для малолетних воришек. Шайка ловко "чистила" карманы фланирующей публике, причем Валере отводилась роль "отвлекалы". Обладая прекрасным голосом, он пел популярные шлягеры тех лет, зрители, завороженные его талантом, "развешивали уши", и этим успешно пользовались карманники. Навар затем делили поровну. Именно воровская среда приобщила Ободзинского к алкоголю. Впервые он сильно напился в 15 лет и с тех пор долго не мог отвыкнуть от пагубной привычки.

- Мы с Валерием - почти одногодки. Познакомились во второй половине 50-х, на Приморском бульваре, - вспоминает народный артист Украины, известный конферансье Михаил Бакальчук. - Он частенько приходил туда с гитарой, собирая вокруг себя толпу однолеток. Цуна - такую кличку ему дали, вероятно, от цунами (тогда всем давали клички, была и у меня - Балконский) сразу выделялся своей неординарностью. Затем он ушел на эстраду - в какую-то бродячую группу, каковых было очень много. Играл на контрабасе и пел. Говорят, занимался в Костромском музучилище - не знаю, закончил ли:

В 1961 году он познакомился с Нелей Кравцовой. Дочь капитана загранплавания, возглавлявшего экипаж пассажирского лайнера "Азербайджан", она стала его женой. После свадьбы он твердо пообещал, что бросит пить, и слово свое сдержал. В этом браке у них родились две девочки - Анжелика и Валерия.

В 1964-м судьбе было угодно занести Ободзинского с концертами в Норильск. Там совершенно случайно оказался Павел Шахнарович, которому выступление певца очень понравилось. А через какое-то время из Москвы Ободзинскому пришло сразу два очень заманчивых предложения: его приглашали в свой состав оркестры Эдди Рознера и Олега Лундстрема. Валерий выбрал последний.

- Работа в оркестре Лундстрема научила певца многому, но главное - она сделала его профессионалом, - вспоминает Павел Шахнарович, впоследствии - директор ансамбля Ободзинского. - Кроме того, он завел массу новых знакомств в столичной музыкальной тусовке, хотя эти знакомства не всегда приносили пользу. Так, маститые композиторы наотрез отказывались работать с "безродным" певцом, поэтому в основном ему отдавали свои песни молодые авторы. Первый успех пришел к Ободзинскому в Болгарии, с песней "Луна на солнечном берегу".
Три года спустя молодой композитор Давид Тухманов отдал ему свои две новые песни: "Эти глаза напротив" и "Восточную песню". Последнюю певец исполнил на новогоднем "Огоньке" и на следующее утро проснулся знаменитым.

"Я от этих девок устал уже, но ведь их жалко..."

Буквально в считанные месяцы Ободзинский ворвался на эстрадный Олимп, оставив за спиной признанных корифеев советской песни: Иосифа Кобзона, Эдуарда Хиля, Вадима Мулермана, Юрия Гуляева. Наверное, единственным певцом, кто мог тогда составить конкуренцию Валерию, был Муслим Магомаев. Чем же привлекал слушателей Ободзинский? Во-первых, он был одним из немногих тогдашних певцов, кто совсем не исполнял пафосных, так называемых "гражданских" песен. Основной его темой была любовная лирика.

Поскольку многим поклонницам не дано было лицезреть воочию своего кумира, то внешность ему приписывалась самая что ни на есть голливудская - рослый голубоглазый брюнет в лакированных ботинках. Пожалуй, кроме ботинок, настоящий портрет "звездному имиджу" никак не соответствовал. Маленького роста курносый мужчина в туфлях на больших каблуках: Но - за голос ему прощали все.
- Приведу для сравнения такие цифры: в Запорожье у Магомаева - 7 дней, 8 концертов, на круг 89 процентов заполняемости зала, - продолжает Павел Шахнарович. - Мы работаем 10 дней, 14 концертов, 100-процентный аншлаг, плюс еще процентов 20 мы продаем входных. Вот что такое был тогда Ободзинский. Конечно, основная часть публики - молодежь и особенно девочки. Это был наш бич. Переезжаем из города в город - за нами человек 10 девочек едут всегда. Бывало, по месяцу за нами следовали. В этом отношении Валерий был большой специалист. Говорил: "Слушай, я от этих девок устал уже, но ведь жалко их. У них и денег на билеты нет. Ты уж их посади".

Жена, которая ездила на гастроли с ним, относилась ко всему спокойно - а что делать? В зените своей славы Ободзинский зарабатывал в 10 раз больше секретаря обкома партии. Причем, арифметика была такая: часть концертов оформлялась официально, а часть - на "фондах" местной филармонии ("левые"). Разве такие вещи поощряются? Поэтому вместо "заслуженного России" ему дали "заслуженного Марийской АССР". Народ же тогда, не обращая внимания ни на какие звания своего любимца, валом валил на его выступления. - Валерий пользовался огромной популярностью, - говорит Михаил Бакальчук. - Припоминается рассказ директора-распорядителя одесской филармонии Льва Потокского, который участвовал в совещании директорского корпуса всех филармоний. Проходило оно во Львове, где тогда гастролировал Ободзинский. Так вот, директорам выдавали по одному билету на концерт Валерия - больше не могли, поскольку аншлаги были просто сногсшибательные! Сам Потокский, выходец из Западной Украины, зная как устроителей этих концертов, так и самого Обозинского, попросил: "Дайте мне еще один билет, для друзей. Я пройду без билета...". Но не тут-то было: и билета еще одного не дали, и без билета его не желали пропускать на концерт...

Государство заработало 30 миллионов, а исполнитель - ...150 рублей
Валерий Ободзинский
Первая пластинка Ободзинского вышла в конце 60-х годов минувшего века. И мгновенно стала раритетом. Ее тираж - 13 млн. Государство на ней заработало порядка 30 миллионов, но певцу из них досталось: 150 рублей. В то же время параллельно с небывалым успехом, который Валерий с каждым днем обретал у слушателей, нарастала и его критика официальными властями. Главная претензия - он не такой как все, не поет гражданских песен, ведет себя на сцене раскованней, чем того требует моральный кодекс строителя коммунизма. В 1971 году концерт Ободзинского посетил министр культуры РСФСР Попов отдал распоряжение соответствующим инстанциям - ни в коем случае не позволять Ободзинскому давать концерты в пределах Российской Федерации. Длился этот запрет около года, пока в дело не вмешался заведующий отделом культуры ЦК КПСС Шауро. Вскоре Ободзинский вновь стал "въездным" в Россию. Однако недоброжелателей у певца было гораздо больше, чем друзей.

    Негативно относились к нему министр культуры СССР Екатерина Фурцева, тогдашний председатель Гостелерадио Сергей Лапин. Последний, блюдя "чистоту расы", очень "ревностно" подходил к певцам еврейской национальности, самолично контролировал их появление на голубых экранах. Ободзинского он тоже почему-то считал евреем, хотя тот был наполовину украинцем, наполовину - поляком. В начале 70-х Лапин увидел Валерия в одной из передач и заявил:
- Градского уберите!
- Но это не Градский, это Ободзинский! - попытались объяснить председателю.
- Тем более уберите! Хватит нам одного Кобзона!
В результате сегодня в фондах телевидения не осталось ни одной записи выступления Ободзинского, кроме новогоднего "Огонька" 1967 года.

Он исчез в одночасье...

...Города, столицы, заграницы. На концертах экзальтированные дамочки в пылу страстей бросали в него огромные букеты, подарки, украшения. И он, надо сказать, принимал это как должное. Но что-то случилось, и: Да, все изменилось (прямо, как в словах одной из песен, исполняемых Ободзинским). В новогоднюю ночь 1976 года Валерий Владимирович внезапно заявил своим родным и друзьям: "Я сейчас выпью!" Жена бросилась его отговаривать, то же попытались сделать и друзья, но он был неумолим. Видимо, внутри что-то сломалось. В ту ночь он напился, хотя до этого в течение 15 лет был в "завязке". С этого момента начался кошмар.

Рассказывает Михаил Бакальчук:
Валерий Ободзинский- В советские годы я работал в Росконцерте, вел большие программы звезд отечественной эстрады. В них были задействованы все: Эдита Пьеха, Иосиф Кобзон, Эдуард Хиль, Лайма Вайкуле: перечислять не имеет смысла. Помнится, работал с популярным тогда ВИА "Красные маки". Одно отделение - этот ансамбль, другое - кто-то из наших звезд. Здесь было много программ с Валерием Ободзинским. Мы работали вместе в Запорожье, в Донецке, в российских городах - уже после каких-то скандальных моментов, связанных в его биографии с Москвой. Валерий был не очень частым, но всегда желанным гостем в Одессе. Выступал здесь в филармонии, в зале Русского театра. Не люблю вспоминать негативные моменты, но: Уже тогда Валерий был: никакой.

В Запорожье первое отделение прекрасно отработали "Красные маки". Антракт, во втором должен петь Ободзинский. Вхожу в его гримуборную и говорю: "Валера, готовься - через 15 минут - выход". Он смотрит, не реагирует. Я повторил - ноль эмоций. Встряхнул его, а он в ответ: "Миша, ну посмотри, я же даже не кололся. Ну, посмотри:" Я приводил его в чувство пощечинами, а он повторял все одно и то же. Очевидно, таблеток наглотался. Не могу сказать, что он злоупотреблял спиртным. Хотя вот известный трубач Аркадий Астафьев, длительный период выступавший с Ободзинским - и в Сибири, и в Одессе, утверждает, что тот много пил.

Вспоминаю, мы приехали в Йошкар-Олу - столицу той самой АССР. Там было два концерта, успех сногсшибательный! Увы, это был финиш. Возвратились в Москву, сели в аэропорту Быково. Вся группа вышла, а Валерий не мог покинуть салон самолета. Я его тащил на себе, затем вызвал такси и довез домой:

В 1983-м Ободзинский осилил всего лишь один концерт в Москве, а в 1986-м ушел со сцены и исчез в одночасье.
"Он в Америке", - утверждали одни. "В Израиль подался", - ехидничали другие. "Умер", - вздыхали третьи. Между тем Ободзинский никуда не уезжал, а жил в Москве. Точнее - существовал. Квартиры у него к тому времени уже не было, семьи - тоже: жена ушла. Потому проживал он во времянке на галстучной фабрике, где работал: сторожем. Пил почти каждый день. И вот в июле 1991 года судьбе угодно было послать ему чудо в лице Анны Есениной. Она не пропускала ни одного концерта своего кумира. Близкая, как теперь принято выражаться, к богемным кругам (работала костюмером у Бориса Рубашкина), доставала билеты на концерты Ободзинского, выстаивая огромные очереди. Старалась быть где-то рядом с ним, поблизости, но в то же время держалась на почтительном расстоянии. "Звезда" все-таки. Да и вокруг него всегда было столько ослепительных женщин...

Любимому артисту давали поесть в долг...

- Я пребывала в шоке, - вспоминает Анна Есенина. - Если бы встретила его на улице - не узнала бы. Ему там (на фабрике. - Прим. авт.) нравилось, его никто не трогал. Утро начиналось так: "Эй, Владимирыч, дернем по 100 грамм?!". И - еще, еще, еще. Жил "сторож" тут же, во времянке. :Наш "фабричный" роман длился несколько месяцев. Валерий Владимирович, будучи по природе независимым, как кот, который гуляет сам по себе, был насторожен. (Не то красота его спасительницы и большая разница в возрасте не давали в полной мере почувствовать себя хозяином положения - ему в то время исполнилось уже 49, не то боялся в очередной раз ошибиться: за спиной был неудачный брак). "Возьми меня к себе", - попросил как-то между прочим. "А петь будешь?" - решила поторговаться я. "Никогда:".

За пять с половиной лет их совместной жизни ее маленькая комната на окраине города перевидала всякое. Были и скандалы из-за его неумеренности в еде (сахарный диабет предполагает строгую диету, а Ободзинский всю жизнь любил поесть пожирней да поострей). И недовольство частыми Аниными гостями: Валерий Владимирович с некоторых пор был не слишком расположен к общению: Он не любил "элитных" тусовок, старался под любым предлогом увернуться от "протокольных" застолий. Бурчал, когда она ночами клеила в альбомы его старые фотографии, концертные программки, вырезки из газет. Зато с соседями по подъезду общался с наслаждением, обожал, как говорят в Одессе, "делать базар". Сначала денег у них не было совсем. Порой даже - на еду. А Ободзинский корзинку под мышку - и на базар. Возвращается и с гордостью докладывает, что ему, любимому артисту, дали покушать в долг. Питал нескрываемые симпатии к дворничихе Люде, утверждая, что ее метла - из его одесского шпанского детства.

...В 1992 году, благодаря стараниям и настойчивости Анны, певец вновь пришел в студию: он записал аудиокассету песен Вертинского. Однако публичных выступлений избегал. Даже когда ему предложили за 500 долларов спеть всего две песни, он отказался. Так продолжалось еще два года, пока Анне не удалось сломить его сопротивление.

В сентябре1994-го в концертном зале "Россия" состоялось первое (после семилетнего перерыва!) выступление Ободзинского. В зале был аншлаг. Он спел первую песню, публика взорвалась аплодисментами. Никто не мог поверить в то, что человек, прошедший через пьянство и наркотики, сумел сохранить в чистоте свой голос.
В последние годы жизни Ободзинский возобновил гастрольную деятельность, дал несколько концертов в разных городах России.
Однако, слыть популярным для суперизвестного когда-то артиста оказалось еще оскорбительнее, чем быть просто забытым. Ободзинский начал хандрить. Словно что-то предчувствуя, он за день до смерти признался Анне в любви: Первый раз за всю их совместную жизнь. Скуп был на ласку певец любви. А может, слишком хорошо знал цену красивым словам о вечной верности и счастье?

Умер Певец в хмурый день 26 апреля 1997 года. Остановилось, устав бороться за жизнь, сердце. Во время отпевания в храме священник сказал:
- Умереть так, как он, мечтает каждый священнослужитель: он умер под Пасху. А это значит, что с него сняты все грехи...Леонид ПАВЛОВ

Пройдя все "круги ада", известный певец сохранил неповторимый голос и манеру исполнения, даже после семилетнего молчания...

Его имя когда-то знал весь Советский Союз. Песни "Эти глаза напротив", "Неотправленное письмо", "Восточная песня", "Что-то случилось", "Ребята семидесятой широты", "Листопад" и другие в исполнении Валерия Ободзинского были необычайно популярны в народе. В нынешнем году ему исполнилось бы шестьдесят.
Но 26 апреля 1997 года его не стало.

 

                    Пресс-релиз «Валерий Ободзинский»

Обычный мальчишка из послевоенной Одессы, не принятый в музыкальное училище, он вырос в уникального артиста, стал кумиром миллионов...

В 60–70-х годах Валерий Ободзинский был одним из самых популярных певцов Советского Союза. Он ворвался на эстрадный олимп, оставив далеко позади признанных корифеев советской песни — Иосифа Кобзона, Эдуарда Хиля, Вадима Мулермана, Юрия Гуляева. Его песни «Эти глаза напротив», «Восточная песня», «Колдовство» помнят и любят до сих пор.

Валерий Владимирович Ободзинский родился в Одессе, на Малой Арнаутской улице, 24 января 1942 года, когда город был оккупирован фашистами. Однажды его пятилетний дядя умудрился стащить у немецкого офицера кусок колбасы и съесть ее в один присест. Фашиста это так взбесило, что он выхватил пистолет и приказал перепуганному мальчишке стать к стенке. За компанию к стенке был поставлен и его полуторагодовалый племянник. Рев мальчишек, к счастью, услышала бабушка — бросилась немцу в ноги и стала целовать сапоги. Поиграв для острастки пистолетом еще с минуту, немец успокоился и, прорычав «руссише швайн», даровал малолетнему воришке и будущему певцу жизнь.

В 1949 году Валера пошел в школу, однако учился с трудом: на голодный желудок задачи и примеры в голову не шли. Вместе с дворовой шпаной почти ежедневно ходил «на дело». На одесских пляжах собирались толпы отдыхающих, и шайка ловко «чистила» карманы публике, причем Валере отводилась роль «отвлекалы». Обладая прекрасным голосом, он пел популярные шлягеры тех лет, аккомпанируя себе на контрабасе, который освоил самоучкой. Зрители «развешивали уши», и этим успешно пользовались юные воришки. Добычу делили поровну. Именно воровская среда приобщила Ободзинского к алкоголю. Впервые он сильно напился в 15 лет и с тех пор долго не мог отвыкнуть от пагубной привычки.

После школы Ободзинский какое-то время работал кочегаром на пароходе, затем стал массовиком на затонувшем впоследствии «Адмирале Нахимове». В начале 60-х он отправился в Томск, где поступил в музыкальное училище по классу контрабаса, затем устроился в местную филармонию. Тогда же впервые начал выступать с концертами как профессиональный певец. Несколько лет работал в концертных бригадах Томска и других городов Сибири.

В 1961 году познакомился с Нелей Кравцовой, дочерью капитана «Азербайджана». Она стала его женой и родила ему двух девочек — Анжелику и Валерию.

          Заслуженный артист Марийской АССР
alt   Произошедшая  в 1964 году встреча с Павлом Шахнаровичем круто изменила жизнь Ободзинского.

«Я работал в оркестре Олега Лундстрема. Однажды, находясь по делам в Норильске, увидел в одном из концертов мальчика, который играл на контрабасе и очень приятно пел. Это был Ободзинский, которого никто тогда не знал. Я, приехав в Москву, порекомендовал его Лундстрему. Работа в оркестре Лундстрема научила певца многому, но главное — она сделала его профессионалом. Кроме того, он завел массу новых знакомств в столичной музыкальной тусовке. Правда, маститые композиторы наотрез отказывались работать с «безродным» певцом, поэтому в основном ему давали свои песни молодые авторы. Первый успех пришел к Ободзинскому в Болгарии с песней «Луна на солнечном берегу». Три года спустя Валерий принял предложение перейти в Донецкую филармонию. В том же 1967-м он отправился в двухмесячное гастрольное турне Красноярск — Томск — Хабаровск — Владивосток, концерты проходили с неизменным успехом. Тогда его узнала вся страна».

В 60–70-х годах Валерий Ободзинский был одним из самых популярных певцов Советского Союза. Он ворвался на эстрадный олимп, оставив далеко позади признанных корифеев советской песни — Иосифа Кобзона, Эдуарда Хиля, Вадима Мулермана, Юрия Гуляева. Его песни «Эти глаза напротив», «Восточная песня», «Колдовство» помнят и любят до сих пор.

Единственным певцом, который мог хоть как-то конкурировать с Ободзинским, был Муслим Магомаев.

Рассказывает администратор певца Павел Шахнарович: «Приведу для сравнения такие цифры: в Запорожье у Магомаева 8 концертов, на круг 89 процентов заполняемости зала. Мы даем за 10 дней 14 концертов, аншлаг, плюс еще процентов 20 продаем входных. Официальная концертная ставка у него была 13 рублей 50 копеек плюс всякие надбавки. В итоге получалось около 40 рублей за концерт.

В зените своей славы Ободзинский зарабатывал в 10 раз больше секретаря обкома партии. Причем часть концертов оформлялась официально, а часть — из «фондов» местной филармонии. Конечно, такие вещи не поощрялись. Поэтому вместо заслуженного артиста России ему дали заслуженного артиста Марийской АССР».

ОДНАКО артистическая карьера певца складывалась далеко не безоблачно. Взять хотя бы то, что его нещадно вырезали изо всех телевизионных программ. Поэт Леонид Дербенев рассказывал, как однажды председатель Гостелерадио Лапин, просматривая отснятый для новогоднего «Огонька» материал, заорал: «Уберите Градского!» На что ему возразили: «Да это не Градский, это Ободзинский!» «Тем более уберите! — еще пуще взъярился председатель. — Хватит нам одного Кобзона». Многие почему-то считали Ободзинского евреем, а сам он шутил по этому поводу: «У меня папа-мама русские, а я — еврей».

Первая пластинка Ободзинского вышла в конце 60-х годов тиражом
13 миллионов. И тут же стала раритетом. Государство на ней заработало порядка 30 миллионов полновесных советских рублей, авторский же гонорар певца составил 150 рублей.

Что-то случилось…

ВПЛОТЬ до 1975 года такого количества концертов и таких аншлагов, пожалуй, не было ни у кого. На концертах экзальтированные поклонницы бросали в Ободзинского огромные букеты, подарки, украшения. И он принимал это как должное. Но что-то случилось, и… все в одночасье рухнуло.

Павел Шахнарович:
«С нами тогда стал работать конферансье Алов — наркоман и пьяница, который так и говорил: «Самый счастливый день у меня будет, когда ты выпьешь водки». И этот день наступил, вернее, ночь. Во время встречи Нового, 1976 года Ободзинский заявил: «Я сейчас выпью водки». Стали его умолять, жена плакала. Но он выпил. И покатилось…»


«Прошло время…»

В сентябре 1994 года в концертном зале «Россия» состоялось первое (после семилетнего перерыва) выступление Ободзинского. Был аншлаг. После первой же песни зал взорвался аплодисментами. Никто не мог поверить в то, что человек, прошедший через пьянство и наркотики, сумел сохранить в чистоте свой голос.

В последние годы жизни Ободзинский возобновил гастрольную деятельность, дал несколько концертов в разных городах России. В своем последнем выступлении по телевидению в программе «Золотой шлягер» Валерий Владимирович сказал: «Очень часто меня спрашивают: почему вы так надолго исчезли? Творческая жизнь складывалась по-разному. Был момент, когда я достиг своего потолка. И понял: дальше не пустят. Надоело унижаться перед всеми: перед работниками телевидения, радио, которые с подачи сильных мира сего резали мои записи. Чиновники от культуры заявляли, что я пою не по-советски… Прошло время».


Мог прожить еще 50 лет
  • УМЕР певец 26 апреля 1997 года. Ему было всего 55 лет.

А 25 апреля 1997 года ему вдруг стало плохо с сердцем. Мы с Леркой (младшая дочь Ободзинского) вызвали врача. Но Валера не захотел ехать в больницу. Наверное, чувствовал, что уходит, и хотел, чтобы это произошло дома. Часов в 8 вечера он меня позвал и сказал: «Я умираю». А нечто подобное он говорил регулярно. Как я начну что-нибудь орать, он бултых в кровать и начинает: «Ой, мне плохо. Я умираю». «Да ладно тебе! — отмахнулась я. — Нам через три дня в Петрозаводск на гастроли ехать». Мы с Леркой всю ночь сидели на кухне. Только под утро легли спать. И в это время он умер».

Панихида состоялась в Центральном доме работников искусств. Проститься с Ободзинским пришло около 300 человек, в том числе и коллеги покойного: Иосиф Кобзон, Лев Лещенко, Альберт Асадуллин.

Похоронен Валерий Ободзинский в Москве на Кунцевском кладбище.

 
 Алексей Баринов ,  газета - Аргументы и Факты




                Валерий Ободзинский .           Его называли "Цуна"

Валерий Ободзинский    Сегодня , 24 сентября 2002г., в Москве на знаменитой "Площади звезд" состоится церемония открытия памятного знака Валерию Ободзинскому.  Также в государственном центральном концертном зале "Россия" пройдет концерт, посвященный 60-летию со дня рождения заслуженного артиста России.

Свой "в доску"

В Одессе Валерий Ободзинский никакая не легенда, а свой хлопец с Малой Арнаутской. Ведь именно на этой, обросшей деревьями, словно корабль ракушками, легендарной улице и родился 24 января 1942 года знаменитый певец. Впрочем, и сам он уже давно легенда.

До сих пор в городе рассказывают невероятный случай из оккупационного детства Ободзинского. Будто его, полуторагодовалого пацаненка, за кражу куска колбасы поставил к "стенке" и хотел расстрелять немецкий офицер. Спасла будущую звезду бабушка. Она кинулась в ноги оккупанту и упросила того не убивать внука.

Воспитывала Валерку не семья, а одесская улица и шпана, крепко обосновавшаяся в подворотнях, переулках и дворах послевоенной Одессы. К гоп-стопникам будущий певец прибился еще в школе. Взрослые бандюганы брали голосистого пацана на дело исключительно из-за его артистических способностей. Ободзинский распевал на толкучках, базарах и площадях модные послевоенные шлягеры, а подельники в это время чистили карманы и сумки слушателей.

Первой сценической площадкой Ободзинского стал Приморский бульвар. Местная братва окрестила Валерия "Цуна". Говорят, что кличка пошла от слова "цунами". Молодой красивый парень лихо брал аккорды на гитаре и пел, как говорится, "за всю Одессу".

Вскоре парень оказался на сцене. Путь туда для него пролегал через кочегарку, где он кидал в топку уголек, через "Привоз", где подрабатывал грузчиком, через теплоход "Адмирал Нахимов" - там он крутился массовиком-затейником.

Молодой одессит не затерялся в хоре певцов, штурмовавших эстраду. Он был замечен и отмечен Эдди Рознером и Олегом Лундстремом. В оркестре последнего Ободзинский стал крепким профессионалом, певцом, о котором заговорила страна.

Он был непохож на звезд тогдашней эстрады. И в первую очередь тем, что не пел песен о партии и комсомоле. А отдавал предпочтение песням о любви.

Валерий любил и был любим. Женился на дочери известнейшего в Одессе капитана турбохода "Азербайджан". Нелли Кравцова родила ему двух очаровательных дочек - Анжелику и Валерию.

Запой длиной 15 лет

Первая пластинка певца вышла тиражом 13 миллионов экземпляров.
На его концерты невозможно было попасть. Он зарабатывал кучу денег.

Валерий Ободзинский, по словам тех, кто его хорошо знал, смог подняться к вершинам славы благодаря тому, что полтора десятка лет был в "завязке". С алкоголем у певца были довольно напряженные отношения - детство и блатная юность приучили к водке. Но после рождения дочек Валерий завязал с пьянкой - так ему думалось тогда. В новогоднюю ночь 1976 года он сорвался...

И пошло-поехало - отказы от гастролей, появление в непотребном виде на сцене, срывы концертов... Лечился в психушке, подшивался, кодировался. Дошла очередь и до наркотиков...

Ну а в 1986 году Ободзинский словно растворился. Исчез и со сцены, и из жизни.

Докатился до кочегарки, до сторожа на фабрике, где шили галстуки.

Запой длиной в 15 лет прервала его поклонница Анна Есенина. Она нашла певца буквально на помойке - отмыла, причесала, приодела, отвадила от водки, воевала с его болячками (певца замучил сахарный диабет). И все эти годы она умоляла его выйти на сцену.

Говорят, что в одну реку дважды войти нельзя. Ободзинский доказал обратное. Он вошел в реку по имени "Слава" второй раз. Только на этот раз с другого берега.

В сентябре 1994 года в государственном концертном зале "Россия" состоялся его сольный концерт. Успех был оглушительный - зал стонал, рвался к сцене, забрасывал цветами, взрывался аплодисментами.

И вновь полные стадионы, бесконечные гастроли. Три года он был на гребне популярности. Напомним, что это - эпоха Пугачевой и Ротару, Лещенко и Аллегровой. Но и обласканные зрителями звезды "снимали шляпы" перед Валерием Ободзинским.

Он умер под Пасху, 26 апреля 1997 года. Певца похоронили в Москве на Кунцевском кладбище.



Трагический излом его судьбы потрясает даже видавших виды биографов. 

 

alt

Слух у Ободзинского был феноменальный. При этом он не знал нотной грамоты, пел по наитию.

 

       ИЗ ПЕРВЫХ УСТ :      Валера был - номер один!

Журналист "КП" встретился с барабанщиком из группы Ободзинского

Творческая биография певца Валерия Ободзинского, при ближайшем ее изучении, как бы делится на три периода. Причем два из них связаны с самозабвенным употреблением алкоголя. А делит их небольшой, но плодотворный промежуток времени, когда кумир миллионов не пил ни капли. И что характерно, безводочный эпизод каким-то образом совпал с пребыванием певца под флагом Донецкой филармонии.

Наш собеседник Александр Цыгальницкий, игравший в группе Ободзинского на ударных инструментах.

- За Ободзинского заступаться было некому?
- Я переехал в Донецк из Хабаровска по приглашению Ободзинского (а он какое-то время до этого уже был приписан к местной филармонии). Вместе мы проработали около двух лет, до лета 1971, и я ни разу не видел, чтобы он пригубил спиртное. Даже, когда собирались отметить чей-либо день рождения, Валера хорошо кушал и уходил. Хотя, конечно, ходили легенды о том, как он мог пить. Их рассказывали ребята, знакомые с ним по Одессе... Позже Валера снова вернулся к алкоголю, и его смерть от сердечного приступа, конечно, в немалой степени связана именно с этим.

- Кстати, как Одессит попал к вам в город?
- В Донецкой филармонии была очень хорошая дирекция, для артистов создавались отличные условия. В конце 60 - начале 70 годов Донецк на советской эстраде представляли два гиганта - Валерий Ободзинский и Тамара Миансарова. Филармонии было полезно иметь в своих рядах артистов, способных зарабатывать деньги, они позволяли содержать симфоничекий оркестр, лекторскую группу и т.д. Ну, а артисты делали план для филармонии и имели возможность заработать на гастролях.

- И как платили?
- Ставки были издевательские, поэтому получить деньги можно было только в результате жуткого "чеса". Мы давали по нескольку концертов в день, собирали залы в 6-8 тысяч человек. Представляете, какие это сборы? А ставка Ободзинского была, кажется, 30 рублей... Конечно, администраторы шли на всякие уловки, для кассовых исполнителей делались надбавки. Но система сама по себе была ненормальная.

- Уловки карались?
- Естественно, в условиях жесткого контроля можно было нарваться на неприятности. Да и тот факт, что какой-то Ободзинский получает на порядок больше министра культуры, не устраивал государство.

Для него "закрыли Россию". То есть гастролировать можно было везде, кроме РСФСР. Тут же он, при всей своей сверхпопулярности, исчез с экранов телевизоров. На радио записи пускались разве на продвинутых станциях, типа "Маяка". Ободзинский пострадал не один, тогда "под раздачу" попал Муслим Магомаев, еще кто-то... Но за Магомаева заступился Азербайджан - певец получил Заслуженного артиста - и снова все дороги открыты. А за Ободзинского заступаться было некому, его считали выскочкой. Так что в конце концов нам пришлось влиться в оркестр Олега Лундстрема.


Пластинки выходили сумасшедшими тиражами

- Ободзинский носил довольно нелепое звание Заслуженного артиста Марийской АССР. Зачем это ему было нужно?
- Тогда, чтобы иметь поменьше проблем, звание было необходимо. Кобзон, например, был Заслуженным артистом то ли Чечни, то ли Чувашии,

- А Юрий Антонов - Кабардино-Балкарии, кажется?
- Что-то в этом роде. Схема была простая - популярный исполнитель ехал в какую-то республику, знакомился с ее руководством, давал определенное количество концертов, получал звание, и уже никто не мог ему перекрыть гастроли.

- Пластинки Ободзинского выходили сумасшедшими тиражами, артист от этого что-то получал?
- Композитор получал. А певцам, музыкантам платили один раз за запись. Как-то, помню, нам перепало по 8 рублей.

К слову, я был свидетелем, как Ободзинский записывает песню. Феноменально! Берет текст, он его не видел и не слышал. Изучает, слушает мелодию. Потом поет один раз. Затем пишет вчистую! В редком случае делал дубль.

- А что у него с музыкальным образованием было?
- Ровным счетом ничего. Кто-то говорил, что он, якобы, играл на контрабасе. Вот уж чепуха! Ни на чем он не играл. Просто имел невероятный талант и красивейший голос.

- Говорят, дамы от этого голоса впадали в экстаз?
- Так и было. Ободзинский не был красавцем, но успех у женщин имел грандиозный.

- Расскажите, пожалуйста об отношении звезды и музыкантов. Присутствовала какая-то субординация?
- Отношения прекрасные, никакой звездной болезни у Ободзинского не было. Всем нам он очень помогал, кто попадал в неприятности - отмазывал, квартиры пробивал, еще какие-то вопросы решал.

- Если сравнить с современной эстрадой, то на чьем уровне по популярности был Ободзинский в свое время?
- На уровне Киркорова. Тогда и сейчас, конечно, разное время. Киркоров симпатичный парень, плюс семья, плюс хорошие песни, легенда и т.д. Правда, его песни меня не трогают. Но по уровню популярности Киркоров и Ободзинский сопоставимы. Валера был - номер 1 !


ШТРИХ

Валерий Ободзинский был заядлым курильщиком. Но мог весь день воздерживаться от табака, чтобы не портить голос. Зато после работы вечером накуривался до одури.


КОНЦЕРТНЫЕ ХОХМЫ

* Во время гастролей артисты сами себя развлекали. Играли в "дурачка" на всякие смешные желания, а последний концерт превращался в сплошную вереницу розыгрышей.

Однажды решили рассмешить Ободзинского. Нарядили некоего Леву, рабочего сцены (несуразный носатый персонаж), в женское платье и поставили в кулисы. Ободзинский увидел, но, вопреки ожиданиям, не подавился смехом, а с серьезным видом подошел, схватил "даму" за руку и вытащил на сцену. Зал не сильно понимал, что происходит, зато Леву едва удар с перепугу не хватил.

* Артисты - народ творческий, стало быть, необязательный. А чтобы как-то бороться с опозданиями, установили штраф - 1 рубль минута. В результате в номере кого-то из музыкантов мог раздаться телефонный звонок, и голос того же Ободзинского сообщал: "Знаешь, если поспешишь, то ты должен всего 20 рублей. Если есть деньги, поваляйся еще..." В конце тура все штрафные деньги собирались в кучу и весело прогуливались в ресторане.

Самые популярные песни Валерия Ободзинского:

  • "Вечная весна"
  • "Восточная песня"
  • "Золото манит нас" (к/ф "Золото Маккены")
  • "Олеандр"
  • "Что-то случилось"
  • "Эти глаза напротив"

 
Вячеслав ВОРОНКОВ, Руслан МАРМАЗОВ, "Комсомольская правда в Украине", N174, 24 сентября 2002.


Отлученный от песни...

Он родился в Одессе 24 января 1942 года. Сейчас ему исполнилось бы всего 64 года – разве это возраст, разве срок? Молодежь не знает, но те, кому сегодня за сорок, вряд ли забудут волшебный голос, который в дни нашей юности пел нам про «эти глаза напротив»! А помните фильм «Золото Маккены»? В нашем дубляже тоже его голос, тоже его песня!

Наш сегодняшний рассказ о судьбе Валерия Ободзинского. В ней было все – и радости, и горести, и взлеты, и падения. Горестей и падений больше. Потому и ушел так рано.

Мы публикуем сегодня воспоминания человека, близко знавшего певца. Того, кто любил Валерия при жизни и кто помнит его после смерти. Давайте и мы вспомним.

Дебют на одесском пляже

Он родился и вырос в Одессе, в семье очень простых и весьма бедных родителей. Любил бабушку-дворничиху, жалел ее и помогал ей подметать одесские дворики и мостовые. У него оказался звонкий голос, и он начал петь на пляже для курортников, наполнявших его кепку мелочью. Говорят, что местное жулье обчищало завороженных его пением курортников, загоравших на пляже, но оно с ним выручкой не делилось – у него был свой заработок.

В семье Валерия была скромная, но хорошая библиотека. Он читал Толстого, Чехова, Аверченко, Гаршина, Короленко… И, возможно, поэтому в его «пляжном» репертуаре не было блатных одесских песен, даже «Мясоедовской улицы», и к нему не прилипали ни интонации обитателей местного базара – «Привоза», ни специфические обороты одесской речи.

Он пел «Аве Марию», итальянские песни. Учился неважно, но школу окончил. Надо было зарабатывать на жизнь, и он устроился кочегаром на старое судно, приписанное к Одесскому порту – кормильцу многих одесситов из бедных семей.

В местное музыкальное училище его не приняли. По весьма понятным причинам Валерий не мог соперничать с детьми партийного и другого начальства, с отпрысками артельщиков и производителей левого коньяка и не менее левого трикотажа. И тогда он принимает решение уехать из теплой Одессы в далекий сибирский город Томск. Там он учится в музучилище, а после его окончания – в Государственной томской филармонии. Сбылась мечта – он стал профессиональным артистом. На молодого, обаятельного и своеобразного певца сразу обратили внимание в музыкальных кругах, его приглашает в свой эстрадный оркестр дирижер и композитор Олег Лундстрем, начавший карьеру в Харбине, повидавший на своем веку немало отличных певцов самых различных жанров – Шаляпина, Вертинского, Изу Кремер, Надежду Плевицкую…

В Москве Ободзинского записывают на радио в самых популярных передачах. Привлекает чарующий голос певца, в котором чудесным образом слились и яркая тембровая индивидуальность, и отголоски канторского пения, и проникающий в сердце щемящий болевой звук.

Вот и свела судьба нас

Мы познакомились с Валерием Ободзинским в середине шестидесятых в Свердловске, где оба находились на гастролях. Дружелюбный, незаносчивый парень без тени наглости, присущей иным гастролерам, понравился мне демократичностью в общении, веселым нравом. Помню, он похвастался, что у него родилась дочь Анжела, и он купил жене два флакона французских духов – по тем временам довольно дорогих.

…В 1967 году в Сочи в разгар концертного сезона, поздним вечером мы стояли с ним на Курортном проспекте.
– Скажи мне честно, я что-нибудь значу на эстраде или не гожусь никуда, как говорят мне многие коллеги? Ты – из другого жанра и мой друг. Скажи честно!
Ну что же: честно – так честно! А надо сказать, что я уже успел побывать на концерте Валерия в Зеленом театре парка Ривьера.
– Ну и как? – нервно вымолвил он. – Ведь был успех!
– Был, – согласился я. – Но сейчас в Сочи выступает Вадим Мулерман – ученик Утесова, в его песнях есть театрализация, в исполнении, помимо красивого голоса, присутствует артистизм, чувствуется, что с ним работал режиссер. А ты собрал в одну кучу шлягеры, поешь их однообразно, у тебя нет своих песен – лично твоих, Ободзинского, которые отличали бы тебя от других певцов! Тебе нужен режиссер, который поставил бы тебе каждую песню как отдельную новеллу, раскрасил бы твой голос, у тебя даже не отрепетированы выходы и поклоны!

Ободзинский задумался, наморщив лоб. Казалось, что он размышляет: стоит ли утруждать себя, есть ли в этом смысл? Честно говоря, я не предугадывал, что Ободзинский быстро завоюет певческий Олимп.
«Эти глаза напротив…» – неслось из радиоприемников, магнитофонов, проигрывателей…

Когда я сказал ему об этом, он улыбнулся: – Знаешь, почему? Мотив один и тот же, а глаза каждый раз разные.
– Смотри не загуляй! – заметил я ему.
– Не загуляю, – уверенно произнес он.

Но вскоре я узнал, что он ушел от жены, о которой с такой нежностью говорил в Свердловске! Ходил слух, что он женится на дочке капитана одесского теплохода «Грузия». Однажды я случайно увидел его, неотразимо красивого, стройного, в белоснежном костюме, похожего на гриновского героя, он стоял на палубе «Грузии», беззаботно счастливый и, казалось, никого не замечал вокруг.

В конце 60-х вышла его первая пластинка тиражом 13 миллионов экземпляров и вскоре стала раритетом. Тогда же в Советский Союз стали приезжать первые эстрадные певцы из заграницы, конечно, из стран народной демократии – Марьянович, Коош, Лаубалова. И все они, слушая, как поет Валерий, были едины во мнении: второго такого сочного и своеобразного голоса в Европе нет!

О шпалах петь не буду!

Потом гастрольная судьба свела меня с Ободзинским лишь однажды – в Братске, на фестивале «Огни магистрали». Мы с ним выступали в одних концертах, виделись часто, но говорили мало. Я видел, что-то раздражало Валерия, злило его. Настроение, словом, было не лучшим.
– Черт возьми, заставляют петь о БАМе! О стройке века! – бросил он мне однажды, выходя из кабинета начальства. – Как можно петь о железнодорожных путях, рельсах, шпалах, каких-то стыках и прочей чепухе? Да еще прославлять их! Как будто бамовцы не люди, а железные истуканы! Разве они не влюбляются и ни о чем не думают, кроме укладки шпал? А живут в нечеловеческих условиях. Видел я эти песни о БАМе – знаешь, где – выругался он и направился к сцене.

Положенные ему концерты на том фестивале он отработал полностью, а вот число запланированных выступлений в Москве, в Театре эстрады, ему сократили вдвое.
– У вас в репертуаре нет песен о партии, комсомоле, начисто отсутствует колхозная и военная тематика, – заметило ему московское начальство в Управлении культуры.
– Я расстался с комсомолом, – хмуро ответил Ободзинский. – И не могу быть вечно молодым, вырос из пионерских штанов…
– Ваше право, – отрезало начальство. И дало негласное указание не предоставлять певцу генеральных и престижных концертных площадок.
Его затормозили на телевидении.

Однажды председатель Гостелерадио Лапин увидел Ободзинского на телеэкране. «В каждой строчке только точки после буквы «л»…» – нежно и трепетно пел Валерий. «Что за чепуха?! – возмутился Лапин. – Убрать с экрана этого Градского!» Когда Лапину объяснили, что это не Градский, а Ободзинский, то Лапин даже не смутился: «Тем более уберите! Хватит нам Кобзона!» К этому времени с записей телеконцертов тщательно стирали Вадима Мулермана, о котором распустили слух, что он уезжает в Израиль, а Александру Градскому, в то время безусловно лучшему тенору страны, прямо сказал один телередактор: «Тебе мешает горбинка на носу. Если бы у тебя был нос, как у Льва Лещенко, и ты не пел бы про Высоцкого, то Лещенко был бы ты и не сходил с экрана».

В результате этой кампании в фондах телевидения не осталось ни одной записи Ободзинского, кроме новогоднего «Огонька» 1967 года. Так он сразу и, по существу, без повода был отлучен от телевидения, радио, Театра эстрады… Его отлучали от песни. От главного в его жизни. Но пока еще были концерты… пока еще были.

И сорвался вниз

Не верьте артистам, нежно и искренне целующимся при встрече! Никогда не верьте! Это показной ритуал, за которым порою скрывается неприязнь, а иногда и ненависть друг к другу. Завистников у Ободзинского хватало. Как бы начальство ни третировало певца, но его неповторимый задушевный голос, отличавший его от певцов-ремесленников, не давал последним покоя. Не знаю, кто из них именно появился утром в номере сочинской гостиницы «Кавказ», где остановился Ободзинский, в день ответственного концерта в правительственном санатории «Сочи». Кто-то лично или подосланные им «поклонники» Ободзинского. Они подбили его на выпивку.
Не знаю, какие хвалебные и сладостные тосты произносили в его честь, но уже, увы, не лишенный звездной болезни к вечеру, к началу концерта, певец еле держался на ногах. И после второй песни упал, прямо на сцене. Что было, то было.

По закону его могли отстранить от работы на три месяца или на то же время понизить ему концертную ставку. Но существовали ли законы для сильных мира сего? Валерия Ободзинского немедленно уволили из Москонцерта. Он поехал в Грозненскую филармонию, куда приезжал и где пел Высоцкий, когда ему вообще запрещали выступления. Но вскоре и в Грозный пришла телеграмма из Москвы об отчислении певца из филармонии.

Непробиваемый железный занавес опустился перед Валерием Ободзинским. Улыбчивый добрый человек с нежной ранимой душой, он не сумел выдержать злой удар судьбы. Композиторы и поэты потеряли к нему всякий интерес, ему перестали звонить эстрадные администраторы, а «поклонники», пившие с ним в Сочи, испарились, как будто их никогда не существовало. Чувство собственного достоинства не позволило ему унижаться перед начальством и обещать петь звонкие песни о светлом будущем, хвалу властям. Он остался Валерием Ободзинским, но у бывших друзей и знакомых получил полупрезрительное прозвище Ободза.

Тогда его можно было, как и в детстве, встретить на улице с метлою в руках, подметавшего дворик. Порою он и ночевал где придется.

Но даже в эти тяжелые времена он хотел оставаться самим собой.
«Я еще поднимусь!» – сказал он тогда своему другу певцу Владимиру Михайлову. И сдержал слово, хотя это, наверное, стоило ему невероятных усилий. По совету Михайлова, с юных лет бредившего песнями Ободзинского, его взял на дальние малодоступные для начальства гастроли руководитель виа-группы «Кинематограф» Владимир Аксельрод. Повез на Камчатку как солиста группы. Пять вечеров на выступлениях любимого певца были аншлаги и бурный успех.

Последний концерт состоялся в зале дома культуры Елизово – Камчатском аэропорту. Но счастье оказалось недолгим. Стоило самолету с музыкантами набрать высоту, как Ободзинский снова сорвался в пропасть, где слыл «Ободзой»...

«С него сняты все грехи…»

В начале 90-х годов голос Ободзинского вновь зазвучал по радио: предприимчивые эстрадные администраторы решили заработать на его популярности, которая, как выяснилось, никуда не делась, и у певца появились новые молодые поклонники.

Но одно дело слышать старые, чудом сохранившиеся записи, другое дело – видеть погибшего певца…

Был концерт. На эстраду вышел обрюзгший человек. Он открывал рот, но не пел. Звучала «фанера», его пластинка. Несоответствие между видом исполнителя и молодым трепетным голосом было очевидно.
Администраторов это мало смутило, а певца повергло в отчаяние. Он сказал:

- «Терпеть не могу фальши».
– «Но зато заработаешь».
– «Поздно», – обреченно сказал он и на следующий концерт не пришел.

Валерий Ободзинский умер 26 апреля 1997 года. Во время отпевания в храме священник сказал: «Умереть так, как он, мечтает каждый священнослужитель. Он умер под Пасху. А это значит, что сняты все грехи…» А потом был концерт, посвященный 60-летию со дня рождения Валерия Ободзинского. Очень многие изъявили желание участвовать в концерте. Пришли и выступали Давид Тухманов, Олег Лундстрем…
Но не явились «коллеги», которые мешали Ободзинскому при жизни. Они настояли на том, чтобы концерт не транслировали по телевидению, чтобы не участвовал в нем специально приехавший из Америки почтить память друга Вадим Мулерман…

Никакая зависть не может зачеркнуть талант. Испытав счастье и лихо, сопереживая бедам и радостям людей, Валерий Ободзинский пел так, что до сих пор его голос волнует нас.

Можно отлучить человека от песни. Но Песню от человека отлучить нельзя!

 
Варлен СТРОНГИН
 

                                                         Жил как грешник, умер как святой

Валерий ОбодзинскийВ шестидесятые - семидесятые годы песни в исполнении Валерия Ободзинского звучали из всех окон, на всех дискотеках. Он был немыслимо популярен. Его называли любимцем всех советских женщин. Прекрасный от природы голос, быстрый взлет, и столь же стремительное забвение на долгие годы. Водка ли сгубила его талант или звездная жизнь и внутренне недовольство требовали выхода? Когда вторая жена нашла его после его исчезновения, он был простым сторожем и радовался этому! Он умер в 55 лет, когда иные мужчины женятся по третьему и более разу. А мог бы и сегодня петь про “Эти глаза напротив”, и, без сомнения, был бы по-прежнему любимцем дам.

Валерий Ободзинский родился 24 января 1942-й года в городе, который дал целую плеяду юмористов, литераторов и эстрадных исполнителей, – в Одессе!

Никогда и нигде Ободзинский не учился пению. Он был невероятно музыкален. Абсолютно новые песни запоминал с одного раза, просто взяв в руки текст. Он и ноты узнал только в процессе работы, хотя они ему и не очень-то были нужны. Он все делал по слуху. В юности самоучкой освоил контрабас, а под него и запел. Впервые Валерий вышел на сцену артистом молодежной театральной студии одесского дома культуры медицинских работников.

Про Ободзинского ходили всякие слухи. Он вспоминал, что все почему-то считали его евреем, хотя он был наполовину поляк, наполовину украинец. Сам он шутил: “У меня папа-мама русские, а я - еврей”. Бог с ней, с национальностью! А вот увлечение “русским народным напитком” (водкой) сыграло в его жизни зловещую роль. Но позднее. А пока... летом он пел на пляже, и , конечно, при такой работе, знакомых у него было - пол-Одессы. Может, отсюда и увлечение спиртным? По слухам, когда Ободзинский пел, люди заслушивались, и пляжные воришки “чистили” карманы отдыхающих. Сам певец мог и не подозревать этого. Одно время Валерию пришлось работать кочегаром. Однако, контрабас всегда оставался его увлечением. Решив все-таки довести хобби до уровня профессии, он поступил в Одесское музыкальное училище, окончив которое, работал скромным контрабасистом в инструментальном ансамбле. Участники ансамбля развлекали пассажиров туристического теплохода, курсировавшего между Батуми и Одессой.

В послужном списке Ободзинского есть и должность массовика-затейника на затонувшем впоследствии теплоходе “Адмирал Нахимов”.


Страна узнала Ободзинского

Тогда певцам было принято “числиться” при какой-либо областной филармонии. И Ободзинский “числился” при Донецкой, а по некоторым данным еще (или позднее) при Томской филармонии. Но это лишь формально. А реально последовало турне по городам Сибири и Дальнего Востока (Красноярск, Томск, Хабаровск, Владивосток). Неожиданно турне стало его сенсационным успехом, - публика встретила неизвестного исполнителя восторженно, страна узнала Ободзинского. “Крестным отцом” Валерия Ободзинского стал руководитель джазового оркестра Олег Лундстрем. В его оркестре работал Павел Шахиврович. Однажды в Норильске он увидел в одном из концертов мальчика, неплохо игравшего на контрабасе и очень приятно певшего. Это был Ободзинский.

Вернувшись в Москву, Шахиврович порекомендовал его Лундстрему.
В 1964 году Олег Лундстрем предложил Валерию работать вместе. С Лундстремом Ободзинский работал почти три года. На международной эстраде Валерий впервые заявил о себе в 1964 году на фестивале в Болгарии с песней Карадимчева “Луна на солнечном берегу”. Популярность Ободзинского росла, все чаще его приглашали на радио и телевидение.


"В нем что-то есть..."

С оркестром Лундстрема в те годы гастролировала начинающая тогда певица ...и будущая примадонна Алла Пугачева. Вместе с ними часто ездил и Валерий Ободзинский - любимый певец всех советских женщин. Когда Ободзинский выступал, Алла наблюдала за ним из-за кулис и думала: “Ну ведь ничего такого особенного, почему же он так популярен?”. Потом слышала бурю аплодисментов после очередной песни. “Нет, значит, что-то есть”, – думала она.

В 1967 году Валерий ушел из ансамбля Лундстрема и создал свою сольную программу, с которой совершил поездку по городам Урала и Сибири. С сентября он стал солистом джазового ансамбля под руководством Бориса Рычкова. Как жил кумир семидесятых?

Его официальная ставка за концерт была 13 рублей 50 копеек, с надбавками получалось около 40 рублей. Но Ободзинский умудрялся зарабатывать по три-четыре тысячи в месяц. В те времена эта было стоимость приличного автомобиля! Чтобы “заманить” всесоюзную звезду, ему из своих загашников доплачивали местные филармонии. У него была абсолютно звездная жизнь. Такого количества концертов и таких аншлагов, пожалуй, не было ни у кого. В те годы с ним не мог соперничать даже Муслим Магомаев.

В течении десятидневных гастролей могло быть и 14 концертов, то есть зачастую по два концерта в день, и это при полном аншлаге!

Приходилось даже продавать сверх нормы процентов двадцать входных билетов. Вот что такое тогда был Ободзинский. Молодежь составляла основную часть публики, и особенно девочки. “Девочки - это был наш бич, - вспоминает Шахиврович. – Мы переезжаем из города в город - за нами человек десять девочек едут всегда”.


Ее звали Неля

В 1961 году Валерий встретил свою первую настоящую любовь. И ...даже бросил пить. Девушку звали Неля. Когда она стала его женой, Ободзинскому было только девятнадцать! И он еще не был знаменитым. Он дал Неле слово не пить, и даже когда они расписывались ( это было в Красноярске), он не выпил ни одного глотка шампанского. У них родились две дочки: Анжелика и Валерия. Позднее, когда Ободзинский пел очень нежную итальянскую песню “Анжела, ты на счастье мне дана...”, его поклонницы гадали, о ком так проникновенно он поет, и мало кто догадывался, что он думал о своей дочери. Впрочем, другую дочь Валерию он любил не меньше. А жене Ободзинского пришлось смириться с необыкновенным успехом мужа ... среди дам.

Став популярным, Ободзинский создал собственный ансамбль
“Верные друзья”. Он был непохож на певцов своего времени. Рецензенты отмечали его врожденный артистизм, а чиновники бранили за “безыдейный” репертуар. На рубеже 60-70 годов в карьере Ободзинского все складывалось очень не просто. На телевидении кадры с его участием стали вырезать.

Поэт Леонид Дербенев рассказывал, как на просмотре отснятых материалов новогоднего “Огонька” тогдашний председатель Гостелерадио Лапин сморщился, увидев Ободзинского: “Уберите Градского!”. Ему ответили: “Да это не Градский, это Ободзинский”. “Тем более”, – отрезал Лапин. Лапин перекрыл ему путь на телевидение. Но этим дело не ограничилось.

В 1971 году на концерт Ободзинского пришел министр культуры РСФСР Попов и был шокирован “западничеством” певца. Попов издал распоряжение, запрещающее певцу работать в РСФСР. Оставались только союзные республики. Длилось это около года. Однажды на его концерт пришел заведующий отделом культуры ЦК КПСС Шауро. Шахнарович предложил ему выйти на сцену и “выдать на всю катушку”, а затем замолвил за певца слово перед всесильным человеком. Ободзинского “реабилитировали”.


Документ эпохи

Но в верхах о Валерии уже сложилось мнение как о несерьезном певце, репертуар и манера которого не соответствуют “величию эпохи”. Мэтр эстрады Никита Богословский заступился за певца 22 марта 1974 года в газете “Советская культура” была опубликована его статья под заголовком: “Давайте замечать хорошее!”.

Это был удивительный документ эпохи, свидетельство того, как жилось артистам в условиях цензуры. Богословский пишет: “Валерия Ободзинского мы давно не слышали на столичных площадках. Несколько лет назад он был справедливо подвергнут серьезной критике, в основном за дешевую манеру исполнения, за легковесность репертуара. Последний концерт сказал о многом. Артист явно пересмотрел свои творческие позиции. За исключением двух-трех произведений, репертуар его отмечен хорошим вкусом, постепенно складывается индивидуальный творческий почерк певца, своя манера. Во всем ощущаются самокритичность, требовательность к себе. В программу было включено небольшое попурри из недавних шлягеров Ободзинского. И нужно сказать, что оно прозвучало на фоне новых работ довольно бесцветно. Ясно, что “Эти глаза напротив” отошли в прошлое...”. Далее мудрый мэтр прибег к ссылкам на авторитеты: “...Ободзинский много и плодотворно работает с композитором Давидом Тухмановым. Следует упомянуть необычную по форме, мелодически изобретательную песню “Играет орган” (слова Михаила Пляцковского). Тепло и выразительно прозвучали отличные песни “Мелодия” Александры Пахмутовой (слова Николая Добронравова), “Гляжу в озера синие” Л. Афанасьева (слова Игоря Шаферана), “Колдовство” А. Флярковского (слова Леонида Дербенева) и особенно - прелестная песня Эдуарда Колмановского “Алеша” (на стихи Константина Ваншенкина)”


Она приносила розы на каждый его концерт

Что бы ни считали власти, но самой любимой в народе была песня “Эти глаза напротив”. Она доносилась из всех окон, звучала на дискотеках. А ее исполнитель стал кумиром всех женщин. На концерты Ободзинского трудно было достать билет, поклонницы не давали ему прохода. Анна Есенина была “профессиональной” фанаткой. Ее самозабвенное преклонение перед любимым певцом неожиданно для нее самой обернулось чем-то гораздо более серьезным. В том же переломном для Валерия 1975-м Анна стояла на набережной возле Театра эстрады и “стреляла” лишний билетик. “Лишний билетик ” спрашивали по всему Каменному мосту. Анна увидела рядом с Ободзинским некоего господина. Им оказался Павел Шахнарович. Как выяснилось, Ободзинский и Шахнарович ее уже запомнили, ведь эта девушка на каждый концерт носила Валерию розы. Анна подошла и попросила помочь с билетом, а Павел взял ее за руку, подвел к Валерию Владимировичу. Она стала его второй женой.


Роковой Новый год

В самом зените славы певец стал спиваться... А ведь он держался ровно пятнадцать лет! С первой свадьбы. Во время встречи нового, 1976 года Ободзинский заявил: “Я сейчас выпью водки”. Стали его умолять, жена плакала. Но он выпил. И покатилось... В Омске Шахнарович положил его в психушку под чужой фамилией. На концерты его привозила медсестра, затем уводила в больницу. Шахнарович следил, чтобы он не выходил на сцену пьяным. Но однажды не углядел и певец вышел пьяным на сцену. Шахнарович перестал с ним работать. Постепенно от него отвернулись все, кроме близких. Он мог посреди гастрольной поездки запить и исчезнуть. Он менялся на глазах. Даже жена не всегда знала, где его искать.


Складской сторож

Его жена искала его и нашла в июле 1991-го года. Увидела, и была в шоке. Если бы встретила его на улице - не узнала бы. Он работал сторожем на складе галстучной фабрики. Ему там нравилось - его никто не трогал. После встречи с женой он вернулся домой. На все ее уговоры вернуться на сцену, он отвечал отказом. Петь он больше не хотел. Почему? Анна чувствовала, что муж устал: с одной стороны - безумная популярность, с другой - унижение перед начальством. Она вспоминает: “Он как будто забыл, что был певцом. Говорил: хочу быть простым мужиком. Ему было больно. Ему нравилось готовить, дома сидеть, с собакой гулять - дворняжкой Фимой”.



"Я - святой" !

В сентябре 1994 году Ободзинский последний раз вышел на сцену в сборном концерте в престижном зале “Россия”. Он запел так, как будто никакого перерыва не было. Ему устроили овацию. А пел он песни... Александра Вертинского, но не подражая ему, а в своей манере.

Однажды Ободзинский позвонил Шахнаровичу и сказал странную вещь: “Я звоню тебе из Сергиевской лавры. Я - святой”.

Валерий Ободзинский умер 4 апреля 1997 года в возрасте 55 лет. Похоронен он на Кунцевском кладбище. Проводить певца пришли человек триста, среди них Иосиф Кобзон и Лев Лещенко.

Похороны были необычными.
С лифтом, ведущим... в могилу. Но вот что удивительно: когда Ободзинский отпевали, священник сказал:
“Умереть так, как он, мечтает каждый священнослужитель - он умер под Пасху. А это значит, что с него сняты все грехи”.



ЭТИ ГЛАЗА НАПРОТИВ... Памяти Валерия Ободзинского..

Вместо рецензии мне хочется рассказать какую-нибудь историю, связанную с Валерием Ободзинским.

Очень долгое время я никак не мог найти одну песню. Не знал ни названия, ни авторов, ни исполнителя. Помнил лишь мелодию и несколько строк: «Тебе я приносил в морозный день цветы, пожар моей любви расплавить мог снега и льды…». В те годы, когда главным источником «неформальной» музыкальной информации были для нас передачи «радиолюбителей», а попросту мастеровитых «парней из нашего города», нелегально выходивших в радиоэфир, эта песня была очень популярна, но, разумеется, никакой информации, да и текст сквозь треск на средних волнах угадывался лишь едва.

И вот, буквально несколько месяцев назад, я решил снова начать поиски. Задал вопрос на форуме «Помогите найти песню» в библиотеке Мошкова, процитировал несколько строк, попросил сообщить хоть что-нибудь. Мне ответили: «Это очень редкая песня, её пел Мулерман. Сегодня уже не найдёшь. Название не знаем».

Вспомнил я начало текста: «Последний жёлтый лист, кружась, упал в траву…». Пошарил в Интернете, нашёл дискографию Мулермана, обнаружил миньон на две песни: «Запоздалая любовь/Последний жёлтый лист» (Э. Салихов – О. Гаджикасимов). Да (вспомнил я), текст, пожалуй, гаджикасимовский… Мне показалось, что «Последний жёлтый лист» – это то, что я ищу. Не откладывая дело на завтра, помчался в «М-видео», нашёл диск Мулермана из серии «Золотая коллекция ретро». Но вот досада: «Запоздалая любовь» есть, а «Последнего жёлтого листа» нет.

Купил диск по инерции – просто потому, что уже настроился. Дома включил и занялся своими делами. И вдруг зазвучала именно ТА, которую искал: «…но в сердце у тебя был ледяной комок, который отогреть я не смог…» Я глянул на список: это была… «Запоздалая любовь». А ведь я искал другую.

Прислушался: а ведь не тот исполнитель, не та интонация в каждой фразе (с детства запомнилась). Кто же ещё пел эту песню? Снова принялся искать в Интернете. И узнал, что в конце девяностых был выпущен сборник Ободзинского под названием «Запоздалая любовь», где есть одноименная песня. Тут уж многое стало ясно.

Поехал на Горбушку, стал спрашивать у лоточников – ни у кого нет такого сборника. И только у одного продавца вдруг при упоминании имени Ободзинского понимающе заблестели глаза. Он внимательно посмотрел на меня и, видимо, понял: «Да, этот чувак может по-настоящему интересоваться Ободзинским». И… полез под прилавок за диском. Очень мило: Ободзинский из-под полы… совсем как в семидесятые годы.

- «Полное собрание», – заявил продавец, протягивая мне MP3-диск. Я пробежал взглядом названия песен в десятке сборников Ободзинского.
- «А где «Заблудились, видно, соловьи»?»
- «Да, – согласился он, – об этой забыли…»

Дома включил проигрыватель: ну точно, именно этот голос когда-то пробивался к нам с этой песней сквозь треск радиэфира.

Я, конечно, не эксперт в «советском ретро». Но были в далёком нашем прошлом исполнители, диски и песни, которых помнишь до сих пор, до мельчайших подробностей… Очень хорошо, что биографический очерк о Валерии Ободзинском, написанный В. Баша, будет теперь и на «Точке Зрения».

Алексей Петров

* * *

В семидесятые годы песни в исполнении Валерия Ободзинского звучали из всех окон, на всех дискотеках. Он был немыслимо популярен. Его называли любимцем всех советских женщин. Прекрасный от природы голос, быстрый взлет, и столь же стремительное забвение на долгие годы. Водка ли сгубила его талант или звездная жизнь и внутренне недовольство требовали выхода? Когда вторая жена нашла его после его исчезновения, он был простым сторожем и радовался этому!

Пережив необыкновенную славу и популярность, он с горечью говорил: "Хочу быть простым мужиком..."

Он умер, когда ему было всего лишь 55.

Когда Ободзинский отпевали, священник сказал: “Умереть так, как он, мечтает каждый священнослужитель - он умер под Пасху. А это значит, что с него сняты все грехи”.

Виолетта Баша



- Вот и свела судьба ...
( "Эти глаза напротив")

- Хочу быть простым мужиком...
(Валерий Ободзинский)

- “Умереть так, как он, мечтает каждый священнослужитель - он умер под Пасху. А это значит, что с него сняты все грехи...
(из слов священника на отпевании Ободзинского)

Дочки Ободзинского пытаются обманом оспорить завещание отца

Три года назад первая жена звезды 60-х - 70-х певца Валерия ОБОДЗИНСКОГО Нелли КУЧКИЛЬДИНА и ее взрослые дочери Анжела и Лера обрушились с обвинениями на вдову певца Анну ЕСЕНИНУ: якобы она обманом присвоила все права на его творческое наследие («ЭГ» № 49, 2003). В защиту Анны тогда выступили бывший администратор Ободзинского Павел ШАХНАРОВИЧ и подруга певца Светлана СИЛАЕВА. Они напомнили, что в трудные для Валерия времена Нелли Ивановна с дочками выгнали его из дома и бросили на произвол судьбы, а Есенина приютила его и помогла вернуться на сцену. Певец сам завещал все Анне, а не детям. Однако Анжела и Лера не успокоились.

- Видит Бог, я долго молчала, но моему терпению пришел конец, - призналась Анна Есенина. - В своих интервью Анжела и Лера постоянно называют меня то поклонницей Валеры, то его администратором. В общем, пытаются представить каким-то «левым» человеком. Между тем я прожила с Валерой в гражданском браке с ноября 1991 года до дня его смерти - 26 апреля 1997 года. И на протяжении этого времени занималась всеми его делами: собирала по филармониям документы для оформления ему пенсии, пробивала передачи на радио и ТВ, организовывала запись песен и выпуск дисков, вела переговоры о концертах. Валера мне полностью доверял и даже официально оформил на меня доверенность. А в 1995 году он составил завещание на мое имя. «Если со мной что-то случится, я хочу, чтобы моим творчеством занималась Аня», - сказал он.

Похороны
- У бывшей жены и дочек Валерий в то время никакого интереса не вызывал, - продолжает Есенина. - Анжела и Лера долгие годы не поддерживали с ним отношений. Лишь после выхода в январе 1992 года телепередачи о певце они стали его навещать. Сначала приезжала в основном старшая дочка Анжела. Она тогда не работала и страшно пила.


СУПРУГИ: свое творческое наследие певец завещал Есениной
Я полгода вела с ней беседы и убедила ее в необходимости лечиться. Со временем начала «зависать» у нас и младшая дочка Лера. Она все время была со стеклянными глазами. Валера понаблюдал за ней и, исходя из своего опыта, понял, что она сидит на наркоте.

Пришлось мне заняться и ее лечением. Когда Валера умер, Лера находилась дома вместе со мной. Пока я бегала в поликлинику, она позвонила матери. Нелли Ивановна сразу приехала. Сидела у меня до пяти утра, пила водку и горевала. А утром вместе со своим тогдашним мужем Анджеем уехала в Польшу, где у них был какой-то бизнес. Она даже не поинтересовалась, есть ли у меня на что хоронить Валеру. Вслед за ней уехала и Лера. А Анжела один раз позвонила и спросила, где и когда будут похороны. С организацией мне помогала вторая жена Валеры Лолита Львовна. А Нелли Ивановна и девочки появились только на самих похоронах.

Скандал
- Скандал начался с того, что в 2004 году фирма «Бомба-Мьюзик», которая прекрасно знала о моем существовании и ранее уже имела со мной дело, без моего разрешения выпустила двойной альбом Валеры, - возмущается Анна. - Когда я поинтересовалась, на каком основании они это сделали, директор «Бомбы» заявил, что все права им передала фирма «Мелодия», которая в свою очередь купила их у девочек. Я знала, что на «Мелодии» работает Лера. «Но как «Мелодия» могла купить у девочек права, которые им не принадлежат и никогда не принадлежали?!» - недоумевала я. «Финансовый директор «Мелодии» - племянник Бориса Грызлова, - объяснил мне директор «Бомбы». - И всем, кто с ним не согласен, он грозит дядей».

ЛЕРА, АНЖЕЛА И АННА ЕСЕНИНА: последняя супруга певца прежде помогала его дочкам от другой жены
А потом появился на горизонте адвокат девочек - некий Дмитрий Цой. Он начал везде бегать и вымогать деньги за использование имени и песен Валеры. По имеющейся у меня информации, с его помощью девочки получили по 13 тысяч долларов. А осенью 2005 года Цой обратился на телеканал «Россия» и, грозя судом, потребовал 2 тысячи долларов у создателей документального фильма о Валере. В ответ они предъявили договор, который с ними безвозмездно заключила я. Тогда он позвонил мне и сказал, что ему нужно со мной встретиться и посмотреть мои документы. «У нас есть решение суда, по которому все права принадлежат Анжеле и Лере, - заявил он. - Вам лучше договориться с нами и добровольно отдать все деньги, которые вы получили со дня смерти Валерия Владимировича».

Я выяснила, что это решение было принято в Мещанском суде. И отправилась к судье Ануфриевой, которая его вынесла. Она была очень удивлена, что девочки ничего не сказали о существовании завещания в мою пользу. И выдала мне копию решения. Ознакомившись с этим документом, я была удивлена ничуть не меньше. Спустя восемь лет после смерти отца Анжела и Лера просили суд признать их наследницами принадлежавших ему смежных прав. Якобы они не знали, что смежные права входят в общую наследственную массу, и из-за этого пропустили установленный законом для принятия наследства шестимесячный срок. Потом они якобы обращались в нотариальную контору № 6 с заявлением об открытии наследственного дела, но получили отказ нотариуса, а когда повторно отправили заявление по почте, вообще не получили никакого ответа. Но это вранье! Согласно статье 1155 Гражданского кодекса РФ, для восстановления пропущенного срока принятия наследства нужна серьезная причина. У них такой причины не было. Они с самого начала прекрасно знали, что Валера завещал смежные права мне.

Да, после заложения «звезды», когда они решили отобрать у меня права, они действительно ездили в нотариальную контору и получили там отказ. Но вовсе не потому, что они пропустили срок, а потому что существовало завещание.

В Гражданском кодексе есть статья 1117 «Недостойные наследники». И я сейчас подала заявление в суд с требованием признать Анжелу и Леру таковыми.

СПРАВКА:

  •  Валерий Ободзинский родился в 1942 г. в Одессе. Умер в 1997 г. Похоронен в Москве, на Кунцевском кладбище.
  •  Работал кочегаром, массовиком на утонувшем впоследствии теплоходе «Адмирал Нахимов».
  • В начале 60-х поступил в Томское музучилище по классу контрабаса. Тогда же стал выступать с концертами как певец.
  •  Позже стал солистом оркестра Олега Лундстрема, ансамбля «Верные друзья».
  •  Первая пластинка певца вышла в конце 60-х годов и была продана в количестве 13 миллионов экземпляров.

 
14 Ноября 2006. Михаил ФИЛИМОНОВ

«Я у моря рождён»

В 1970-х годах его имя было невероятно популярным. Потом – почти забыто. Сейчас, когда советский период на наших глазах становится мифом, и он превращается в легенду. А каким он был на самом деле, одессит – певец Валерий Ободзинский, которому 24 января исполнилось бы 65 лет?

Он родился в оккупированной Одессе и вполне мог в ней же и умереть. Рассказывают, будто его пятилетний родственник от голодухи стащил кусок колбасы у немецкого офицера, а того это так взбесило, что он выхватил пистолет, и чуть было не пристрелил юного воришку заодно с его полуторагодовалым племянником. К счастью, рев мальчишек услышала бабушка; она бросилась к немцу в ноги и буквально вымолила жизнь и малолетнему воришке и будущей эстрадной знаменитости.

Так оно было или нет, проверить невозможно, но таким было семейное предание. А вот еще одно предание, найденное в Интернете: «Детские годы будущего кумира миллионов прошли в воровской среде. Правда, друзья использовали Валеру в качестве «отвлекалы». Мальчишка с прекрасным голосом (тогда еще никто не знал никаких Робертино) пел на набережной или на пляже, и пока прогуливающаяся публика заслушивалась любимыми шлягерами, юные воришки очищали ее карманы. И, конечно, компании было совсем не до учебы. К окончанию школы Валерий уже имел богатый жизненный опыт, включая и пристрастие к алкоголю».

Этого, впрочем, не отрицал и сам Ободзинский. Но друзьям детства он запомнился иным. Одноклассница по 80-й школе Людмила Силаева вспоминает, что Валера Ободзинский поначалу был не очень заметным, держался скромно. Внимание на него обратили, когда выяснилось, что у мальчика красивый голос и он любит петь итальянские песни, за что получил в школе прозвище «Карузо».

Помнишь ли ты это море,
Здесь в лазоревом просторе?
Что обвила, словно лента,
Берег тихого Сорренто.


Повзрослев, Валерий стал «стилягой», начал подражать модному тогда американскому певцу Элвису Пресли. «Взбитый кок, брюки-дудочки, туфли на высокой каучуковой подошве, красные носки, пиджак с большими плечами, особая походка» - так описывает подростка Ободзинского его одноклассница. Но она же отмечает, что с девочками он был галантен и очень раним; «душа артиста пряталась под маской этакой внешней расхлябанности». Очень любил Валерий сидеть с друзьями на бульваре и громко петь под гитару, шокируя гуляющих. Именно здесь его увидела Валентина Семеновна Борохович - руководитель молодежного театра при Доме культуры медработников.

Личность этой женщины заслуживает отдельного рассказа. Пока что ограничимся тем, что из ее скромного любительского кружка вышло немало мастеров: народный артист Российской Федерации, многолетний худрук Липецкого драмтеатра Владимир Пахомов, известный режиссер эстрады Валерий Жак и др. В своем руководителе юные таланты находили не просто первооткрывателя театральных тайн, но и «вторую маму». Валентина Семеновна рассказывала, что ее поразил голос мальчишки.
Они разговорились, и Валерий признался, что очень хотел бы выступать на сцене. Так он попал в юношеский театр Дома медработников. Есть сведения, что одновременно он начал заниматься в вокальной студии Дворца моряков. Возможно, именно здесь на него и обратили внимание, поскольку первое профессиональное место работы Валерия Ободзинского – массовик-затейник на теплоходе «Адмирал Нахимов». Плавая на круизных судах, он познакомился с Нелли Кравцовой, дочерью капитана теплохода «Азербайджан». В 1961-м году они поженились, в этом браке родились две дочери В. Ободзинского - Анжелика и Валерия.

Эта перемена в жизни сказалась на Валерии лучшим образом, он бросил пить, решил всерьез заняться своей артистической карьерой. Для начала устроился в музыкальный ансамбль (как ни странно это сегодня прозвучит) контрабасистом. Постепенно стал выступать и как солист. На одном из концертов был замечен знаменитым Олегом Лундстремом, который взял его на работу в свой оркестр.
Затем способного юношу переманил Юрий Саульский, который как раз создавал ансамбль «ВИО-66» и с этим коллективом Валерий Ободзинский впервые появился в родном городе в качестве эстрадного солиста.

Юрий Саульский, всегда любивший поддерживать молодые дарования, по всей видимости и рекомендовал Валерия Ободзинского для участия в песенном фестивале в Болгарии, где артист имел успех с песней модного тогда болгарского композитора Карадимчева «Луна на солнечном берегу».

Луна, луна
Над ласковым берегом светит,
А море, а море
Целуется с Луною…

Тогда его, кстати, впервые услышал Бедрос Киркоров, сам в ту пору популярный певец и отец нынешней «супер-звезды». Из рассказа Филиппа Киркорова следует, что он появился на свет под звуки голоса Валерия Ободзинского. Семейное предание гласит, что песня «Эти глаза напротив» в его исполнении звучала по радио в тот самый момент, когда Виктория Михайловна рожала сына. В это нетрудно поверить, поскольку в конце 1960-х это сочинение Давида Тухманова было едва ли не главным «шлягером» советской эстрады.
«Эти глаза напротив» принесли молодому певцу прямо-таки безумную популярность, которую упрочили и другие «шлягеры» - «Восточная песня», «Что-то случилось», «Карнавал» и др. Народный артист Украины Михаил Бакальчук вспоминает, как легко ему было вести программы, где участвовал Валерий Ободзинский. Любой зал - вплоть до многотысячных Дворцов Спорта - всегда был набит битком, да и представлять артиста не требовалось; достаточно было элементарного объявления: «Поет Валерий Ободзинский» - и зрители откликались восторженным ревом...

Что же так привлекало слушателей в певце и его песнях?
Считается, что из всех тогдашних «звезд» советской эстрады В. Ободзинский в наименьшей мере был «советизирован», иными словами, не исполнял сочинения из общеобязательной триады «Ленин - Партия – Комсомол», а пел о любви и только о любви. Это не совсем так. Даже по сохранившимся записям видно, что «патриотической темы» артист не избежал: пел он и о ветеранах, и о воинах-десантниках, и даже о красном знамени. Другое дело, что эти песни проскакивали мимо сознания его поклонников, которые, конечно же, слушали то, что им нравится. А нравились, что греха таить, песни, порою весьма и весьма далекие от т.н. «хорошего вкуса». Некоторые из них прямо-таки просились в пародию. Достаточно вспомнить хотя бы «бессмертные» в своем роде строчки из «Восточной песни»:

«По ночам в тиши

Я пишу стихи...»

Тысячу раз были правы критики и пародисты, вдоволь насмеявшиеся в свое время над этим «шедевром» необычайно плодовитого в 60-70 гг., а ныне практически забытого «поэта-песенника» Онегина Гаджикасимова. Однако песню эту слушали и пели буквально во всех концах «великого и могучего» Советского Союза. И плевать хотел пролетариат вкупе с «трудовым крестьянством» и не менее «трудовой» интеллигенцией» на всякие там разносные статьи, которые периодически появлялись в печати. Вот, к примеру, фрагмент из рецензии, помещенной более тридцати лет назад в «органе ЦК КПСС» газете «Советская культура»: «Репертуар певца, вернее, набор второсортных, неизвестно кем написанных сочинений (их названия и авторы не объявляются в концерте) - о несостоявшейся любви, разбитых сердцах, неудачном простаивании влюбленного под дождем, о телефонных звонках - однообразен и примитивен по смыслу. Ни одно из них по-настоящему глубоко не волнует слушателя и не запоминается. Вежливая публика аплодирует и даже преподносит цветы, но уходит с концерта духовно не обогащенная».

С точки зрения «высокого вкуса» автор этой статьи, возможно, и был прав, но в одном он врал безбожно: может, песни В. Ободзинского и не волновали «по-настоящему глубоко», но зато запоминались «сразу и навсегда». «Эти глаза напротив», «Листопад», «Вечная весна», песня из фильма «Золото Макенны»... - это первое, что приходит на ум. Да к тому же: если бы эти песни не запоминались, кто бы знал тогда их исполнителя?!

Идеологам, однако, приходилось мириться с «плохим вкусом» певца, ибо тут в силу вступала экономика. Ведь на средства от сборов, которые приносили концерты эстрадных коллективов и солистов, содержались симфонические и камерные оркестры, солисты филармоний - исполнители классического и фольклорного репертуара. Прибыли от концертов В. Ободзинского позволяла финансировать как минимум одну филармонию - со всем ее немалым штатом...

Сам же артист, даже став «суперзвездой», оставался нормальным одесским парнем. О своих корнях всегда помнил, нередко приезжал в родной город, тем более, что всегда был желанным гостем в черноморских круизах. Любил общаться с земляками, друзьями детства и юности. Вот как Людмила Ремезова вспоминает о своей встрече с одноклассником: «Я уже живу с семьей в Москве. Валерий - знаменит вовсю, все распевают его песни. Я тоже слушаю его с удовольствием. «Эти глаза напротив», «Восточная песня» и другие звучат по радио, на пластинках. Однажды я привела на концерт Ободзинского своих детей - дочь 14 лет и сына 8 лет. Дочь передала ему записку с просьбой исполнить песню, я подписалась своей девичьей фамилией. И Валерий пел тогда для нас, пел нежно и вдохновенно песню, которую сейчас передают нечасто: «Я у моря рожден...»

Я у моря рождён,
В краю, где ветра.
Море с детства,
Как мать, учило меня
Песни звонкие петь
И уметь всегда
В трудный час
Парус воли крепить
И шквалы встречать.

Но с жизненными «шквалами» артист, увы, не сумел совладать.
Это грустная тема, однако обойти ее не удастся...

В 1980-х имя В. Ободзинского внезапно исчезает с концертных афиш. Поползли слухи: спился. К несчастью, так оно и было. Дитя послевоенной разрухи, Валерий, как уже говорилось выше, большую часть времени проводил на улице. В 13 лет выпил свою первую рюмку, а уже в 17 лет допился до «белой горячки». Женившись, Валерий решил «завязать». 15 лет, в течение которых он удерживал себя «в рамках», были счастливой порой непрестанного творческого взлета. К своему несчастью, в какой-то момент он дал слабину, и все покатилось...

Музыкант Павел Шахнарович, много лет проработавший с В. Ободзинским, с грустью вспоминает об этой истории: «С нами тогда стал работать конферансье Алов - наркоман и пьяница, который так и говорил: «Самый счастливый день у меня будет, когда ты выпьешь водки». И этот день наступил, вернее, ночь. Во время встречи Нового, 1976 года, Ободзинский заявил: «Я сейчас выпью водки». Стали его умолять, жена плакала. Но он выпил…».

Синеокая бездна,
Знаю силу твою.
Только звать бесполезно,
Я стою на краю.

Синеокая бездна,
Адом пахнет твой рай.
Я сорвусь и исчезну,
Если стану на край...

К алкоголю добавились наркотики. Артист зарабатывал огромные деньги, но все уходило на «кайф». От наркомании он, правда, избавился, но тяга к алкоголю осталась. С эстрадой пришлось распрощаться, с семьей - тоже. Знаменитый артист, которому еще совсем недавно рукоплескала вся страна, оказался почти бомжем, скитался по друзьям и знакомым, пока не устроился... сторожем на галстучной фабрике. Вместо тысячных гонораров он получал 120 рублей в месяц. Но был... рад: уже хотя бы тому, что из таких заработков наркотики становились недоступными.

Спасла В. Ободзинского, как водится на Руси, преданная женская любовь.

«Ангелом-хранителем» погибавшего артиста оказалась одна из давних его поклонниц Анна Есенина. Музыканты одесского ансамбля «Мозаика», в 1989 году сопровождавшие знаменитого певца Бориса Рубашкина в гастрольной поездке по Союзу, рассказывают, что эта женщина ездила с ними в качестве костюмера, или попросту «одевальщицы». В 1991 году она встретила вконец опустившегося В. Ободзинского и решила попытаться вернуть его на эстраду. Задача была непомерной трудности, ибо воистину нет у человека врага большего, нежели он сам.

По какой-то причине в 1993 году В. Ободзинский сбежал от своего «ангела-хранителя» в родной город. Известный трубач Аркадий Астафьев рассказывал, как был потрясен, когда увидел своего старого знакомого на пороге ресторана: прежде всегда франтоватый, В. Ободзинский выглядел оборванцем. Затем в «Одесском вестнике» появилась заметка, будто В. Ободзинский «упал со смотровой площадки Потемкинской лестницы и его увезли в городскую больницу с диагнозом «сильная алкогольная интоксикация и черепно-мозговая травма». Кто-то из москвичей прочел заметку и сообщил Анне. Она тут же приехала в Одессу и увезла мужа домой.

Но все-таки чудо свершилось. В. Ободзинский вернулся в песню. Внешне он изменился до неузнаваемости. Когда в начале 1990-х он появился на телеэкране в передаче «Золотой шлягер», то те, кто помнил певца в пору его расцвета, испытали шок: в свои пятьдесят лет бывший кумир девчонок всего Союза выглядел стариком. Но голос - вот уж поистине дар божий - звучал по-прежнему звонко и молодо...

Возможно, он уже что-то предчувствовал. Потому что, когда все-таки появлялся на сцене, то неизменно исполнял знаменитое «Палестинское танго» Александра Вертинского. Пел он эту песню и на последнем своем выступлении, запись которого сохранилась, - на юбилее известного коллекционера грампластинок Валерия Сафошкина...


Так пусть же сердце знает, мечтает и ждет,
И вечно нас куда-то зовет,
Туда, где улетает и тает печаль,
Туда, где зацветает миндаль...

Летом 1997 года появилось сообщение о смерти Валерия Обоздинского. В память о нем одесские поклонники устроили вечер. Михаил Бакальчук вспоминал о своих встречах с артистом, звучали песни. Атмосфера была почти домашней. Говорили тихо, вполголоса, слушали со слезами на глазах.


Эти глаза напротив - пусть пробегут года,
Эти глаза напротив - сразу и навсегда...

Слушают до сих пор...

- Дома у меня есть кассета «Колдовские ночи», – говорит Людмила Силаева. - Я ставлю и вспоминаю светловолосого, тоненького паренька с высоким лбом. Он поднимает руки и дарит нам, своим слушателям, свое обаяние и чистый, высокий голос...

Памяти своего школьного товарища Людмила Ивановна посвятила бесхитростные, но очень искренние стихи.

Конец пятидесятых... Элвис Пресли...
С мальчишками мы ходим на футбол.
И тайно собираемся все вместе,
Чтоб танцевать запретный рок-н-ролл.

Расплетены косички - хвост конячий,
На тонкой шейке - шелковый платок.
От страха обмирая, сумки прячем,
А в сумках – «на костях» запретный рок.

Мальчишек не узнать - одни стиляги,
Высокий кок и в дудочку штаны.
Запретный плод, как первые варяги,
Вкушаем под суровый взгляд страны.

Вот патефон заведен, стали кругом.
Пластинка зашипела: «Ван, ту, фри...»
Мы рок танцуем лихо с школьным другом,
Нам весело мигают фонари.

Но вот, с набриолиненной прической,
На круг выходит в «манке на шузах»,
Валерка Ободзинский с Рыжей Розкой,
А ноги их, как будто на винтах.

Они вдвоем такое вытворяют!
Козлами скачут, вертятся юлой,
У Розы юбка пузырем взлетает...
Но поздно, и пора нам всем домой.

Идем по засыпающей Одессе,
Мы молоды, горячие сердца. -
Валерочка - Карузо, спой нам песню,
Ну, ту, под итальянского певца!

Как запоет он сладко: «Соле Мио...»
Замрет в восторге девичья душа!
Мы - юны, хороши, и мы счастливы,
И нет у нас в кармане ни гроша!

А улица центральная внимает
(По ней ходил когда-то Де-Рибас)...
Хозяйки тихо окна открывают
И, слушая Валерку, любят нас!


Александр ГАЛЯС


В память о звезде ушедшей эпохи:
в Одессе отмечают 70-летие со дня рождения Валерия Ободзинского

Валерий Ободзинский      Сегодня, 24 января 2012 года в Одессе, на улице Дворянской, 33, поклонники таланта некогда популярнейшего певца Валерия Ободзинского отметели 70-летие со дня рождения певца, настоящей эстрадной звезды Советского Союза  1960-70-х  годов.

Об этом сообщило муниципальное управление информации. Напомним: в этом доме, в квартире № 6 на третьем этаже, В. Ободзинский жил в молодости. В память о замечательном исполнителе в 2009 году здесь была открыта  мемориальная доска. Между тем о кумире ушедшей эпохи вспоминают не только в Одессе.

Жизнь без компромисса

История замечательного эстрадного певца Валерия Ободзинского - настоящий сюжет для мелодрамы: прекрасный от природы голос, быстрый взлет, огромная популярность и стремительное забвение на долгие годы. И под занавес истории - смерть в 55 лет, в тот момент, когда была возможность начать все сначала. В течение пяти лет певец работал солистом Донецкой областной филармонии, где его до сих пор помнят. А 24 января этого года ему бы исполнилось не так уж много - всего 70 лет.

В отделе кадров областной филармонии сохранилась запись о том, что 5 июля 1967 года Валерий Владимирович Ободзинский поступил на работу в эстрадную группу солистом-вокалистом и ушел по собственному желанию 27 апреля 1972-го. "В то время Донецкая филармония была одной из крупнейших филармоний в СССР. Мы организовывали по шесть-семь тысяч концертов в год. Я тогда работал начальником планово-финансового отдела и хорошо знал Валерия Ободзинского. Это очень дорогой для меня человек - великолепный певец, открытый, общительный.

По распоряжению первого секретаря обкома В. И. Дегтярева в Донецке коллективу Ободзинского выделили квартиру, чтобы артисты могли там останавливаться в перерывах между гастролями. С Валерием Владимировичем мы работали не только в Донецке, я с ним контачил и в Москве, организовывал его концерты во Дворце спорта "Дружба" после тяжелого для певца периода. Потом он снова исчез из моего поля зрения. Валерий Ободзинский - человек высокой пробы. Я подписал распоряжение установить мемориальную доску на здании филармонии в память об этом талантливом артисте", - рассказывает генеральный директор областной филармонии, заслуженный работник культуры Украины Валерий Гуль.

Артистический дебют

Валерий Ободзинский родился в Одессе, жил в коммунальной квартире. Родители ушли на фронт. Воспитанием занималась бабушка Домна Кузьминична, имевшая на тот момент еще сына Леонида, который был старше Валерия на два года. По воспоминаниям родных, во время немецкой оккупации случился инцидент, который мог закончиться смертельным исходом для детей. Разъяренный кражей колбасы старшим ребенком, немецкий офицер грозился застрелить обоих, и только вмешательство Домны Кузьминичны предотвратило расправу. После школы Ободзинский сменил несколько профессий: работал кочегаром, натягивал пружины на матрасах, непродолжительное время проработал в артели, делая замки для мебели.

Его артистический дебют состоялся на теплоходе "Адмирал Нахимов" в качестве массовика. Затем Валерий поступил солистом в Костромскую филармонию. После этого местом его работы стала Томская филармония, с концертами от которой он объездил всю Сибирь, а потом - и всю Россию. Его карьера стремительно развивалась.

В 1966-67 годах Ободзинский работал в оркестре Олега Лундстрема. За три года он вполне сформировался как певец, и с 1967-го начал сольную карьеру. Валерий принял предложение стать солистом Донецкой филармонии, и первые же гастроли по городам Урала и Сибири показали, что артист имеет яркую индивидуальность, его голос запоминался навсегда, у него сразу же появлялись поклонники. Он не был похож ни на одного популярного певца тех лет. В 1969 году Ободзинский получил московскую прописку, вступил в кооператив и в 1970 году въехал со своей первой женой Нелли в трехкомнатную квартиру.

После Донецкой филармонии в 1973-77 годах певец стал художественным руководителем ВИА "Верные друзья". Он сотрудничал с кинематографом: в фильме "Золото Маккенны" исполнил песню "Старый гриф-стервятник". Феномен Ободзинского заключался в своеобразной, самобытной манере пения, очень востребованной в 1970-е годы. Ободзинский серьезно не учился пению. По существу, Ободзинский - самородок с сильно развитым от природы музыкальным чутьем, слухом, с приятным, ласковым тембром голоса (лирический тенор). В его репертуаре преобладала любовная лирика. Он пел о том, что дорого сердцу каждого человека. Пение Ободзинского было всегда прочувствованным, страстным.

Наряду с песнями Давида Тухманова ("Эти глаза напротив", "Восточная песня", "Листопад", "Играет орган"), Александра Зацепина ("Мираж", "Сколько девчонок на свете", "Песня о первом прыжке", "Марш десантников"), Ободзинский знакомил советского слушателя с творчеством Леса Рида, Тома Джонса, Джо Дассена, Демиса Руссоса. Все это, а также высокая трудоспособность сделали Ободзинского кумиром советской публики (особенно женщин). Миллионные тиражи его грампластинок раскупались полностью и в короткие сроки после выпуска. Музыкальные критики отмечали творческий рост певца в начале 1970-х годов, расширение его репертуара.

Пожалуй, странно выглядит звание певца - заслуженный артист Марийской АССР. Но это объясняется тем, что Валерий Владимирович два месяца бесплатно гастролировал по республике. Он выступал с концертами в селах, колхозах, даже на свинофермах и в коровниках. Вы можете себе представить, чтобы кто-то из современных звезд эстрады, тот же Леонтьев или Киркоров, согласился петь на свиноферме, да еще и бесплатно?

С Ободзинским конкурировал только Магомаев

Исполнив на новогоднем "Голубом огоньке" "Восточную песню" молодого композитора Давида Тухманова, Валерий Ободзинский проснулся знаменитым. Страна запела "Льет ли теплый дождь", девочки в городах и селах переписывали слова в тетрадки-песенники, во всех ресторанах звучала мелодия, полная страсти. Популярность Ободзинского превзошла даже славу признанных Иосифа Кобзона, Эдуарда Хиля и Юрия Гуляева. Муслим Магомаев - единственный, кто на равных конкурировал с Ободзинским в те годы.

Как ни странно, музыкальный образ пылкого любовника был абсолютной противоположностью внешности артиста. Валерий был невысокого роста (поэтому всегда носил обувь на толстой подошве и высоких каблуках), курносый, совсем не красавец. Все дело было в его голосе: он очаровывал и западал в душу навсегда. "Я пою открытым голосом, - говорил Валерий Владимирович. - Все западные певцы поют открытым голосом. Они поют душой, и я тоже пел душой. Они правдивые. Я не хочу ругать наших, но они поют поставленными голосами. Я считаю, что у нас не было эстрады, а как бы был второй сорт оперы...".

Сохранились воспоминания дочери певца Анжелики о его концертах. "Папа для меня был сильный, всемогущий человек, почти как Бог. Я всегда чувствовала себя как за каменной стеной. Я с восторгом наблюдала, как люди, зрители, обожают его. Каждый концерт - это взрыв. Корзины цветов и огромные букеты выносили на сцену, все это мы везли потом в номер, то, что, конечно, были в состоянии увезти.

Наш номер в гостинице всегда утопал в цветах, и поэтому мое детство ассоциируется с цветами и песнями. Публика стоя подолгу не отпускает его и просит: еще, еще одну. Аплодисменты не прекращаются. Папа прощается, но потом снова выходит и поет еще. Передают записки на сцену, некоторые он зачитывает вслух, шутит. Он всегда шутил, любил кого-нибудь подколоть. У папы было тонкое чувство юмора, которое ему очень помогало в его жизни," - говорит Анжела Ободзинская. В зените своей славы артист зарабатывал в 10 раз больше секретаря обкома партии.

Даже Райкин не дает столько концертов

Первая же пластинка Валерия Ободзинского, которая вышла в конце 60-х, сразу же стала раритетом. Было продано 13 миллионов экземпляров, государство заработало на них около 30 миллионов, а певец - 150 рублей. Один эпизод уже стал легендой. Однажды апрелевский завод "Мелодия" посетила министр культуры Е. Фурцева.

Поинтересовалась в одном цехе, что печатают? "Пластинку Ободзинского". Зашла в другой с тем же вопросом и услышала тот же ответ. "У вас что, весь завод на одного Ободзинского работает?" - возмутилась Фурцева. - "Что вы! На втором этаже мы печатаем классику", - ответил директор. Но когда и на втором этаже министр обнаружила в работе тираж пластинки Ободзинского, она просто наложила на нее запрет. А могли бы еще несколько десятков миллионов заработать...

Несмотря на огромную популярность, Ободзинского стали все чаще критиковать за раскованное поведение на сцене, за "западный" репертуар, за отсутствие песен гражданской тематики, над ним издевались в различных фельетонах. В 1971 году министр культуры СССР отдает приказ соответствующим инстанциям запретить концерты опального артиста в пределах РСФСР. На стройках коммунизма петь про любовь считалось неуместным.

Целый год Валерий не выступал в Москве, пока не вмешался его высокопоставленный поклонник - заведующий отделом культуры ЦК КПСС Шауро. Количество недоброжелателей росло. Узнав, что в Театре эстрады запланированы концерты Ободзинского в течение целого месяца, возмущенный начальник городского управления культуры потребовал сократить количество выступлений: мол, у нас столько концертов даже Райкин не дает, а тут какой-то Ободзинский со своим пошлым репертуаром!

В годы активной борьбы с семитизмом председатель Гостелерадио СССР Лапин лично контролировал количество появлений на экране лиц еврейской национальности. К таковым он относил почему-то и Ободзинского (хотя по происхождению он был наполовину украинцем, наполовину поляком). Увидев в одной из передач Ободзинского, товарищ Лапин потребовал: "Градского уберите!"

- "Но это не Градский, а Ободзинский", - попытались объяснить начальнику. - "Тем более уберите! Хватит нам одного Кобзона!" - был непреклонен чиновник. В итоге в фондах телевидения сохранилась всего одна запись выступления Ободзинского на памятном новогоднем "Огоньке" в 1967 году.

Артисты о коллеге по цеху

Как известно, Алла Пугачева начинала карьеру в том же оркестре Олега Лундстрема. Впоследствии она работала в одной программе с Валерием. Когда выступал Ободзинский, она всегда наблюдала за ним из-за кулис, ловила восхищенные взгляды поклонниц и думала: "Ну ведь ничего особенного, почему же он так популярен?". В ответ - буря аплодисментов после очередного шлягера. Впоследствии певица вспоминала, что вскоре перестала наблюдать за артистом: стала разглядывать публику. Как-то поймала себя на том, что мысленно заговорила с какой-то теткой в мохеровой кофте с букетом хризантем. "Он уже десять лет поет, не надоел тебе еще? Вот я сейчас буду - ты меня послушай. Можешь даже цветы не дарить".

По словам Филиппа Киркорова, Ободзинский был любимым артистом его родителей, да и сам он прекрасно помнит, как еще мальчишкой ходил на его концерты. Кстати, будущая звезда родилась под песню Ободзинского "Эти глаза напротив" (которая уже давно вошла в репертуар Киркорова). Именно она звучала по радио в тот самый момент, когда Виктория Михайловна рожала сына! После предложения режиссера Александра Митты сыграть главную роль в фильме про Ободзинского, Филипп приступил к изучению биографии и творчества кумира, знакомится с друзьями, родными и близкими Валерия, расспрашивает о певце и его жизни. "Хотя я в последнее время вообще не употребляю спиртного, уверен, что смогу достоверно сыграть своего героя, - поведал Киркоров. - За свою жизнь я повидал столько спившихся музыкантов, что воссоздать этот образ мне не составит никакого труда!".

В 1976 году начался закат карьеры Ободзинского: он запил после 15-летнего воздержания. Приходилось отменять концерты, "конвоировать" артиста в концертный зал, чтобы не напился. Болезнь усугублялась с каждым днем. Певец начал заговариваться, мог внезапно прекратить гастроли и уехать. В конце концов от него ушла жена. Дочери артиста Анжелика и Валерия остались с матерью. В 1986-м он прекратил концертную деятельность. Поползли слухи о смерти певца. А между тем, Ободзинский жил в Москве во времянке на галстучной фабрике, работал сторожем и... пил. Там его и нашла давняя поклонница Анна Есенина, которая приютила Валерия Владимировича в своей маленькой квартирке, заботилась о нем и все-таки убедила возобновить творческую деятельность. В 1992-м, во многом благодаря стараниям Анны, вышла аудиокассета Ободзинского "Дни бегут" с песнями Александра Вертинского.

В сентябре 1994 года, после восьмилетнего перерыва, в концертном зале "Россия" состоялось первое выступление певца. В зале был аншлаг, Ободзинскому устроили овацию. Певец принял участие в ретро фестивале "Золотой шлягер-96" в Могилеве. Артист выступил еще в нескольких городах России, но попытка наладить гастрольную деятельность оказалась неудачной. В одном из своих интервью в 1993 году Валерий Владимирович сказал: "Я не верю в дружбу. Человек говорит за глаза, что вы мерзавец, а потом вы входите, он с вами целуется..."

Валерий Ободзинский умер 26 апреля 1997 года в Москве. Проститься с кумиром пришли около 300 человек, в том числе Иосиф Кобзон и Лев Лещенко. В память о замечательном певце состоялась церемония закладки звезды Ободзинского на площади звезд эстрады.

"...В моей жизни не было компромиссов и сделок с совестью ради успеха. Хотя Мой успех всегда был вопреки идеологии и вполне закономерен, потому что я пел про любовь и про чистоту чувств..." - сказал в одном из последних интервью Валерий Ободзинский.

Замечательный певец продолжает жить в памяти людской. Виктор и Валерий Токаревы в 2001 году посвятили любимому артисту свое прекрасное стихотворение, где есть такие строки:

Душе его светлой поклон самый низкий,
Звучит снова песня - поет Ободзинский,
И сердце, как птица, тревожно забилось,
Ничто не ушло, ничто не забылось.



                                                                                                               Марина Пархоменко,  газета "Вечерний Донецк"



Валерий Ободзинский. И ты простишь мне мой побег (2016) HDTVRip


Валерий Ободзинский. И ты простишь мне мой побег (2016) HDTVRipARI71, 16:10, 13 февраля 2016, 17:20, 13 февраля 2016

Название: Валерий Ободзинский. И ты простишь мне мой побег
Жанр: документальный, биография
Выпущено: Россия, Телекомпания "Останкино"
Год выпуска: 2016
Продолжительность: 00:50:02
Режиссер: Ирина Голубева
Язык: русский

О фильме: О Валерии Ободзинском говорили, что у него "кусок золота в горле". Его голос до сих пор даже искушенные профессионалы называют не иначе, как магический, космический, неземной. Авторы впервые расскажут о том, что в личной драме Валерия не обошлось и без лже-друзей, которые пытались сознательно споить, "подсадить на коньячок" певца с уникальным голосом… Оказывается, Ободзинский очень часто давал так называемые "левые концерты", не учтенные в Росконцерте. Он сам признавался, что иногда зарабатывал колоссальную сумму до 10000 рублей в месяц! Почему его ни разу не "прищучили"?

Формат: HDTVRip, AVI, XviD, AC3
Video: 720x400 (1.80:1), 25 fps, XviD build 73 ~1799 kbps avg, 0.25 bit/pixel
Audio: 48 kHz, AC3 Dolby Digital, 2/0 (L,R) ch, ~192.00 kbps avg
Размер 716.45 MB

 

смотреть онлайн

 

 

 

 

 



Эти глаза напротив Эти глаза напротив (1сезон)

    • Продолжительность: ~51 мин/серия

 

 

 

 

 

 

Песни про Одессу

Песни про Одессу

Коллекция раритетных, колоритных и просто хороших песен про Одессу в исполнении одесситов и не только.

Отдых в Одессе

Отдых в Одессе

Одесские пляжи и курорты; детский и семейный отдых; рыбалка и зелёный туризм в Одессе.

2ГИС онлайн

Дубль Гис

Интерактивная карта Одессы. Справочник ДубльГис имеет удобный для просмотра интерфейс и поиск.

Одесский юмор

Одесский юмор

Одесские анекдоты истории и диалоги; замечательные миниатюры Михаила Жванецкого и неповторимые стихи Бориса Барского.