Железняк Яков Ильич

Раздел - Чисто одесские кумиры - Ж

«Снайпер бил издалека, но всегда наверняка»

Визитная карточка: В справочнике «Звезды спорта» о Якове Ильиче Железняке сказано: «…победитель Олимпийских игр 1972 года, шестикратный чемпион мира и четырехкратный чемпион Европы; шестикратный рекордсмен мира и Европы».

Родившись в Одессе накануне войны – в 1941году, – он рано остался без отца, но несмотря на это сумел добиться в жизни многого.

Одесские спортсмены всегда славились своими громкими победами на соревнованиях, веселым нравом и остроумием. А тем более звезды первой величины, к которым, безусловно, можно смело отнести многократного чемпиона мира, Европы, Олимпиады, заслуженного мастера спорта СССР по стрельбе, а ныне – удачливого бизнесмена Якова Железняка. Именно с ним – легендой 70-х – наше интервью:

– Яков Ильич как начиналось ваше увлечение спортом?

– Я начал заниматься с 9 лет и все благодаря матери, которая старалась заменить мне погибшего во время войны отца. Это были футбол, бокс, стрельба. Последними двумя я несколько лет занимался параллельно, и в обоих видах у меня были хорошие результаты. Но долго так продолжаться не могло. И в один прекрасный день мой тренер по стрельбе Антон Дмитренко поставил вопрос ребром: или-или! Так я выбрал стрельбу.

– А как получилось, что, демонстрируя хорошие результаты в стрельбе из пневматической винтовки, вы перешли на винтовку калибра 7,62, выбрав такие сложные упражнения, как «дуплет», «бегущий кабан» и «бегущий олень»? – Это произошло во время моей срочной службы в армии. Практически сразу после призыва, а попал я в спортроту ОдВО, меня взяли на армейские соревнования по стрельбе, которые проходили в подмосковном городке Балабаново. Наша команда выиграла тогда эти соревнования, причем я показал второй результат. После победы мы сразу же отправились на соревнования в Тбилиси. По дороге тренеры решили, что мне, как самому молодому, необходимо стрелять, кроме своих упражнений, еще «бегущий олень» и «дуплет»… Естественно, что на соревнованиях чуда не произошло. Я молотил по мишеням, даже не успевая взглянуть в прицел. Получалось все мимо, поэтому занял на «дуплете» и «олене» самое последнее место. Но когда через неделю мы отправились на первенство Украины, там произошло в буквальном смысле слова чудо: у меня вдруг «пошла стрельба».

– Значит, в спорте без удачи обойтись сложно?

– Безусловно. И это вам подтвердит любой спортсмен, добившийся мало-мальски серьезных успехов. Приведу пример из собственной жизни. Я всегда очень много работал на тренировках. К своей олимпийской медали я шел сквозь годы долгого и упорного труда. Но скажу откровенно, иногда что-то вдруг происходило, и я показывал поразительный даже для меня самого результат. Так было и на соревнованиях в 1963 году, когда я неожиданно для себя установил рекорд Украины и Вооруженных Сил. Потом к этим результатам я несколько лет не мог даже приблизиться. Но, естественно, рассчитывать только на удачу ни в коем случае нельзя. Успех может прийти только к тому, кто его достоин. – Яков Ильич, сейчас уже мало кто отрицает, что в Советском Союзе случались проявления антисемитизма, были ли у вас проблемы из-за «пятой графы»? – Были, но, к счастью, только один раз. Случилось это в 1967 году, когда я готовился к чемпионату мира, который должен был пройти в Италии. Одному мне вдруг начали устраивать несколько контрольных стрельб в день. Я был в недоумении от того, что происходит, пока за пару дней до отъезда ко мне не подошел мой коллега по сборной Саша Забелин и спросил: «Ян, ты что, действительно ничего не понял? Ты никуда не поедешь. Война в Израиле. Сейчас всех ваших придерживают…» Для меня это было как гром среди ясного неба. После этого случая я приехал в Одессу и, разочаровавшись в жизни, решил завязать со стрельбой навсегда.

– Однако этого не произошло. Что повлияло на ваше решение вернуться в большой спорт? – Наверное, спортивный азарт и мой неспокойный характер. Два года я о себе никак не напоминал, и обо мне стали потихоньку забывать. Но в 1969 году произошло одно знаменательное событие: Олимпийский комитет вернул в программу Олимпийских игр такой вид стрельбы, как «бегущий олень». И вот: сижу я как-то и думаю, а что скажет мое бывшее руководство, если я снова вернусь в спорт и буду стрелять не просто сильно, а очень сильно. Потом стал в уме прикидывать: как можно стрелять это упражнение по-новому. Что-то отбросил, что-то добавил… Стал, кроме стрельбы, ходить на тренировки к боксерам. Тренировал меня мой лучший друг Роман Песин. Занятия боксом помогли восстановить мне отличную физическую форму и реакцию. Меня заметили, и вскоре я попал в сборную Украины. Потом вместе с командой отправился в Москву на всесоюзные соревнования. Там я выиграл одну серебряную и одну бронзовую медали, которые значили для меня больше, чем все то золото, которое я получал до того.

– Интересно, как отреагировали на ваши победы тренеры сборной Союза? Неужели попытались «не заметить»? – Нет, наоборот. Они сразу же заинтересовались, и после окончания соревнований пришли ко мне в гостиницу. А я как раз сидел тогда в компании своих знакомых спортсменов и играл с ними в преферанс. Ничего мы не пили, но слегка покуривали. Тут открывается дверь, и вся делегация во главе с главным тренером сборной СССР по стрельбе Поликанининым заходит в номер. Все мои знакомые переполошились, начали в спешке прятать сигареты. Поликанин посмотрел на это все и говорит: «Ну, Железняк, мы думали, ты одумался, а ты опять за свое». А я в тот момент не курил, и к чему он это сказал, не понял. Это меня сильно задело, поэтому я взял сигарету и демонстративно закурив, спрашиваю: «От чего одумался?» После этого мне тренеры сборной Украины говорят: «Ян, что ты сделал, ведь он пришел приглашать тебя в сборную Союза?»

– Как все-таки вы попали в сборную страны?

– Я интенсивно тренировался, показывая результаты все лучше и лучше. Пиком стал 1971 год, когда я выиграл Спартакиаду народов СССР, установив всесоюзный рекорд, который был выше мирового. Но в сборную, которая готовилась к Олимпиаде в Мюнхене, меня опять не включили. Приехал я расстроенный в Одессу, а через некоторое время вдруг получаю из Москвы вызов на сборы. Оказывается, в Спорткомитете СССР решили проверить по компьютеру шансы наших спортсменов на предстоящей Олимпиаде, и умная машина выдала, что американцам мы эти соревнования проиграем. Тогда собрали коллегию Спорткомитета и стали по спискам от каждого вида спорта дополнительно включать все возможные кандидатуры. Как рассказал мне потом один знакомый участник того заседания – подошла очередь и к моему виду стрельбы. Тренеры говорят, что в настоящее время доминируют шведы, американцы, наши успехи скромнее. Тогда поднимается Павлов, председатель Госкомспорта СССР, и говорит: я слышал, есть такой одессит Железняк, который выиграл Спартакиаду народов СССР с рекордом выше мирового, почему его нет в команде? Главный тренер сборной СССР по стрельбе Поликанин отвечает: «Он нарушает режим». Павлов спрашивает, в чем это заключается, и слышит в ответ: «Он курит». В зале смех. Поликанин стоит красный как буряк, а Павлов ему говорит: «Значит так, если он мне привезет любую медаль, я ему разрешу не только официально курить, но еще и бутылку поставлю». Так я оказался в составе сборной седьмым по счету в своем упражнении. – Яков Ильич, некоторые спортсмены утверждают, что подготовка к соревнованиям была для них намного драматичнее, нежели сами соревнования… – Да, подготовка к Олимпиаде превратилась в сущий кошмар. Выражалось это во всем: от сильнейшего психологического прессинга, который я постоянно испытывал со стороны тренеров и особенно от одного из них – прибалта Эна Миреале, до откровенных подлостей. Так, меня по несколько раз в день обнюхивали, ровно в одиннадцать проверяли, в койке я уже или нет (в то время когда остальные спортсмены еще и не собирались ложиться), постоянно придирались ко всему. Доходило до абсурда. Ко мне приехали в Москву жена с сыном и остановились у наших друзей. Так за то, что я, с разрешения дежурного тренера, переночевал у них, меня чуть не отчислили со сборов. Потом, перед соревнованиями в Сухуми меня отправили в Ижевск за оружием. Приехал туда, а мне говорят: мы уже все стволы сборникам раздали. Ну, думаю, опять решили подставить. Говорю им: раз уж я приехал, дайте мне хоть что-нибудь. Мне дали винтовку, которой на заводе испытывают патроны, практически непригодную для стрельбы на соревнованиях. Но в Сухуми я показал с этим оружием лучший результат. Немного позже мы поехали на международные соревнования в Дортмунд. Погодные условия там были ужасные, однако я выиграл и эти соревнования, причем с сумасшедшим отрывом. Лучший из нашей команды был всего седьмым. После соревнований, когда мы летели в Союз, руководство сборной говорит: «Ян, можешь курить, можешь пить - ты все равно первый номер сборной». После этого действительно все успокоились, и я стал спокойно готовиться к Олимпиаде, оттачивая свое мастерство. – За свою спортивную жизнь вы установили шесть рекордов мира и Европы, один из них – на Олимпиаде в Мюнхене в 1972 году… – Да, на Олимпиаде в Мюнхене я одним из первых в сборной СССР завоевал золотую медаль, установив при этом мировой рекорд. Запомнился он мне прежде всего тем, что стрелял я очень рационально и ровно – как и планировал. Конечно, можно было пойти на риск (так я поступил через год на чемпионате мира, где мне удалось побить свой же мировой рекорд), но тогда я этого не сделал. Находясь накануне проведения Олимпийских игр в отличной форме, я решил показать чуть-чуть от того, на что был способен. Расчет оказался правильным: 569 очков, которые я набрал, обеспечили мне победу.

– После победы на Олимпийских играх вы через несколько лет оставили большой спорт. Не поспешили?
– Нет. Произошло это по нескольким причинам. Один неудачный чиновник ввел в спорте возрастной ценз. Условия были такие: если спортсмен при достижении определенного возраста (в моем виде он, например, составил 26 лет) выполнил норму мастера спорта международного класса, тогда он мог выступать на международных соревнованиях. В противном случае – автоматически вылетал из команды. Нормы были так искусственно завышены, что получилась разорванная цепь между молодыми ребятами и ветеранами, у которых те должны были перенимать опыт. Многих взяли и посадили на место ветеранов, а они были к этому не готовы. До этого была хорошая система, последовательная: люди переходили из одной команды в другую, постепенно росли. А тут ребята, которые даже не могли мечтать о форме сборной СССР, вдруг стали «сборниками». Ничего не представляя, они чувствовали себя королями. Я хоть и имел запредельный возраст после Олимпиады (31 год) но был, естественно, оставлен. А вот очень много моих друзей ушло. Мне не с кем было даже общаться. Потом, у меня сын рос практически без отца, и я от этого тоже был не в восторге. В общем, решение уйти созревало постепенно.

Песни про Одессу

Песни про Одессу

Коллекция раритетных, колоритных и просто хороших песен про Одессу в исполнении одесситов и не только.

Отдых в Одессе

Отдых в Одессе

Одесские пляжи и курорты; детский и семейный отдых; рыбалка и зелёный туризм в Одессе.

2ГИС онлайн

Дубль Гис

Интерактивная карта Одессы. Справочник ДубльГис имеет удобный для просмотра интерфейс и поиск.

Одесский юмор

Одесский юмор

Одесские анекдоты истории и диалоги; замечательные миниатюры Михаила Жванецкого и неповторимые стихи Бориса Барского.