Филимонов Олег Николаевич

Раздел - Чисто одесские кумиры - Ф



Олег Филимонов

Одесский джентльмен, профессор университета.

Олег, расскажите, так сказать, по свежим впечатлениям, как джентльмен встречает Новый год?

Без белого шарфа. То есть, как и все прочие постсоветские граждане. Ну, может быть, чуть более радостно. У "джентльмена" редко выпадает случай встретить Новый год в кругу семьи, но, на сей раз, мне повезло. Увы, в последние годы мы новогодние ночи коротали на сцене.

В минувшем году во многих странах мира отмечали сорокалетие КВН. Что означает для вас эта дата?

И дата, и сама игра значат для меня очень многое, поскольку все мы вышли из КВН. Все мы – создатели "Джентльмен-шоу" и других эстрадных и телепрограмм – бывшие кавээнщики, только разных времен. Разных времен, но одного народа.

Говоря о кавээнщиках разных времен, вы даже терминологически подталкиваете меня к вопросу, который невозможно не задать. Игры начальные (до закрытия в 1967-м) и эпохи возрождения (с 1986-го) – это два разных понятия. В той, времен моей юности, было много запретов, царствовал эзопов язык, но репризы рождались прямо на сцене, на глазах у зрителя. КВН 90-х годов прошлого столетия – это отсутствие запретных тем и неприкасаемых персон, но это – чистая "домашняя заготовка". Какой вам больше по душе?

Прежде всего, постановка вопроса совершенно правильная. КВН заметно изменился. Быть может, таково требование времени. Эпохи что ли разные... Можно соглашаться или не соглашаться с тем, что делает Александр Васильевич с КВН – это субъективное восприятие. Я нынешние игры практически не смотрю, и именно по этой причине. Тот КВН – это клуб веселых и находчивых, теперешний – только веселых. До 1990 года это была игра ума, интеллекта, импровизаций и неожиданных острых находок. Сегодня все заранее отрепетировано. Этакое молодежное шоу, за которым стоят хорошие авторы, профессиональные постановщики. Есть элемент игры, естественно, поскольку соревновательный характер присутствует, но… интеллект ушел.

Интеллектуальная игра, в которой мы выдумывали остроумный ответ за 30 секунд, ушла в прошлое. В сегодняшнем КВН уже нет выездного конкурса. Состязание капитанов превратилось в домашнюю заготовку... Словом, это – другая игра, в которой мы уже не участвуем. В 1987 году выиграли и сразу же ушли. Непобежденными.

Не столько ушли, сколько перешли в профессионалы...

Да, именно так.

И программа "Джентльмен-шоу" – самый первый проект после победного сезона?

Почти. Сначала был "Клуб одесских джентльменов", родоначальником которого выступил Валерий Исакович Хаит, один из легендарных одесских капитанов КВН. Он нас собрал под свои знамена, и мы начали гастрольную деятельность. А уже в 1991-м один из авторов нашей команды Алик Тарасуль создал на телевидении программу "Джентльмен-шоу". Алик вообще прекрасный эстрадный автор, его произведения постоянно читают Гена Хазанов, Клара Новикова. Вы тетю Соню знаете? Я имею в виду сценический персонаж.

Помню, разумеется.

Так вот Алик – один из ее "отцов". Так совпало, что наша программа рождалась одновременно с телеканалом РТР, и нас сразу же туда пригласили. Мы вышли в эфир в первую же неделю работы канала. И на протяжении шести лет работали на РТР. Затем перебрались на ОРТ, провели там три сезона, и сейчас вновь вернулись на российский рынок. Есть такая крупная телекомпания СТС, вот с ней мы и сотрудничаем. СТС охватывает 300 городов России. А недавно начали новый проект, который, не мудрствуя лукаво, назвали "Филимонов и компания". Это осовремененный вариант "Джентльмен-шоу".

К 1991 году, по-моему, вся компания этого самого Филимонова разъехалась по белу свету.Вам не сложно было в такой ситуации делать программу?

К девяносто первому еще не все уехали... Хотя потери мы несли чувствительные. Ян Левинзон, как вы, наверное, знаете, отъехал...

Спасибо, я в курсе...

Женя Каминский уехал, Юра Сычев, Алик Тарасуль, Игорь Миняйло. Они и сейчас продолжают интенсивно работать. А передача существует, рейтинг ее очень высок. Она еще долго будет в эфире, потому что ее любит народ. Но исполнители действительно разлетелись. Что ж, "Клуб одесских джентльменов" стал международным.

А вы что сидите в Одессе? Вы патриот города или бессребреник?

Я действительно очень люблю Одессу, а возможно, у меня и запросы невелики. Мне в Одессе всегда комфортно. Поверьте, у меня достаточно возможностей уехать в различные страны, так что Одесса – мой осознанный выбор.

Когда идете по улицам родного города, вам, наверное, проходу не дают?

Я по Одессе на машине езжу. Но вообще-то узнают, конечно.

Вы являетесь постоянным героем светской хроники местной прессы? Купив, к примеру, бутылку водки в магазине, вы назавтра прочтете в СМИ, что вчера журналисты видели пьяного Филимонова?

Всякое возможно. В магазины хожу, покупаю продукты, а поскольку ничто человеческое нам не чуждо, то и водку тоже. Но узнаваемость – не беда для артиста. Меня не только в Одессе узнают, в Израиле, к примеру, тоже.

А вот интересно, живете вы в Одессе, но работаете-то в основном в России, я имею в виду, на российском телевидении?

Мы много работаем на российском телевидении, но есть у нас программы и на украинском. Гастролируем же по всему СНГ, как и все эстрадные артисты бывшего Союза.

Вы имеете в виду востребованных артистов?

Разумеется.

Интересно, а создавая вашу замечательную телекоманду, вы не боялись оказаться невостребованными? КВН, как ни крути, самодеятельность, многие потерялись по дороге в профессионалы.

Были, конечно, сомнения, но быстротечные. Мы же эту, как вы говорите, "телекоманду" специально не создавали. Просто команда КВН стала эстрадной. Решение было коллективное, а это всегда немного проще. Хотя кто-то был, конечно, закоперщиком, сейчас уже и не вспомнить…

Скажите, знаменитую "одесскую коммунальную квартиру" вы снимали в павильоне?

Нет. В реальной одесской коммуналке, расположенной на улице Дерибассовской, дом, по-моему, семь или восемь. Она существует и сегодня.

А жильцов, надеюсь, расселили за счет творческого коллектива?

Таких возможностей у нас нет. Но мы им платили за причиняемые неудобства. На два дня просили удалиться с глаз долой, но раз в два часа пускали в туалет.

Гуманно.

Конечно, для "коммунальщиков" это большое напряжение. Но, во-первых, платили, а во-вторых, они очень гордые ходили и всей Одессе рассказывали, что это именно в их квартире Семен Маркович живет.

Признайтесь, Олег, анекдоты для горячей десятки выдумываете сами?

Вы знаете, действительно многие придумываем сами. Это уникальное явление природы, обычно ведь никто не знает авторов анекдотов...

Да, я помню, в советское время этих самых авторов даже разыскивали очень компетентные органы, но, к счастью, не могли сыскать.

А тут есть конкретные авторы. Справедливости ради отмечу, что на первые места в наших хит-парадах мы всегда ставили "народное творчество". Искренне полагали и полагаем, что народное все же лучше. Но есть блестящие анекдоты, рожденные в нашем коллективе. Я могу об этом говорить потому, что не я их придумывал, я только озвучивал. Потом они действительно становились народными, хотя автор большинства из них конкретный человек – Игорь Меняйло. В программе "Белый попугай" наши анекдоты рассказывал Юрий Владимирович Никулин, пребывая в искреннем убеждении, что они – плод народного творчества. Они зажили обычной самостоятельной жизнью популярных анекдотов – от кого только они к нам не возвращались! Для нас это – высшая похвала.

Вы перешли в профессионалы, стали артистами. В этом мире нередки конкурентные отношения. Кто-то получает более выигрышную роль, кто-то – больше эфирного времени...

Мы как были, так и остались единой командой. У кого-то действительно вторые роли, но это неважно. Мы работаем, если так можно выразиться, в одну копилку.

Вы к переломному или, если хотите, судьбоносному для вас 1987 году заведовали в Одесском государственном университете кафедрой романо-германской филологии. Не жалеете, что оставили карьеру ученого?

Нет, не жалею. На мой взгляд, человеку очень важно ощущать себя профессионально востребованным. Это должно быть выражено как социально, так и материально. Престиж науки в нашем государстве сведен к нулю. Это ужасно, такой народ не имеет будущего, но я надеюсь, что это в скором времени изменится. А материально... Как раз в тот момент, когда я закончил докторскую диссертацию, зарплату в ОГУ перестали выдавать вовсе.

Вы вовремя переквалифицировались...

Выходит, так. В своей новой профессии я как раз и ощущаю себя полностью востребованным. Так что я с большим удовольствием поменял профессорскую кафедру на эстрадную сцену. Скучаю я только по студентам. Не хватает общения с интересной, способной молодежью. Мне кажется, что я мог дать им что-то нужное, полезное.

В смысле той самой литературы?

И в этом тоже. Но у меня был контакт с молодежью. Я делился с ребятами кое-каким жизненным опытом, время-то было непростое. Иногда требовалось студентов раскрепостить, я им анекдоты рассказывал…

Ах, вот откуда все пошло!

Ну, и с кафедры тоже.

Вы слыли записным острословом, знатоком анекдотов?

Вы хорошо помните, что разговариваете с одесситом?

Даже если бы я об этом забыл, то у вас, во-первых, классическая одесская манера отвечать вопросом на вопрос, а во-вторых, говор такой специфический, мне вас все время хочется назвать Яном, как нашего общего друга… Но вы, простите, к чему спросили?

А к тому, что в Одессе прослыть острословом, знатоком анекдотов, да это Ильфом надо быть, по меньшей мере! В этом городе каждый считает себя острословом, и не без оснований.

А как вы оказались в той знаменитой команде КВН?

Я с детства играл на рояле, а им нужен был тапер. Кроме того, в ОГУ я руководил самодеятельностью. Вот меня и вызвали в партком...

Ого!

Я был партийный человек. Там мне и сказали: "Сыграй им, заодно присмотри за молодежью". Речь шла не о банальном стукачестве, а так – чтоб порядок был. Вначале я исключительно аккомпанировал, но когда сыграл Горбатого в миниатюре "Черно-белая кошка", все поняли, что я могу не только молча сидеть за роялем, но и говорить способен. Тут и пошло.

Ваш Олег Школьник, исполнитель роли народного любимца Вована Сидоровича Щербатого,  народный артист Украины.  А как у вас обстоят дела со званиями, регалиями, наградами?

Для того чтобы получить звание на Украине, необходимо, чтобы тебя кто-то к нему представил. А меня пока никто ни к чему не представляет (смеется). Олег же – театральный работник. Когда уехал Ян Левинзон, мы долго искали ему замену. Перепробовали очень много актеров, пока не остановились на Олеге. Это очень сложно для драматического артиста – вписаться в эстрадный формат. А у меня званий никаких нет. Но много телевизионных наград. Это и "Золотой Остап", и ТЭФФИ, и "Телетриумф". Есть даже большая золотая медаль "Самый-самый телеведущий Украины". А еще я – лауреат международного фестиваля "Мастер Гамбс" с вручением персонального стула...

Обшивку вскрыть не пробовали?

Удержался. Наград у меня хватает, но все они не государственные, а именно телевизионные.


Сергей Бавли

***   ***   ***

Супруга одесского джентльмена Олега Филимонова Лариса:
"Когда Филимонов ко мне приезжал, мой первый муж говорил: "Пришла твоя подруга Олег!"

"Я БЫЛА БОГАТОЙ НЕВЕСТОЙ — У МЕНЯ БЫЛА КОМНАТА В КОММУНАЛКЕ С ОТДЕЛЬНОЙ КУХНЕЙ"

— Вы помните тот момент, когда увидели друг друга в первый раз?

Олег: — Я ее первый раз увидел на улице. На нее нельзя было не обратить внимания — она была очень красиво одета. Это были те годы, когда с хорошей одеждой была напряженка. А на ней были классные джинсы, и на попе большая роза вышита. Все это — и джинсы, и роза, и попа — потрясло меня до глубины души! Вот такое было мое первое впечатление. Я тогда даже не знал, кто это такая. Позже, когда мы познакомились, спросил: "У тебя есть такие джинсы?". Она очень удивилась и сказала: "Да, есть!". А первая официальная встреча произошла на вечеринке у нашей общей знакомой.

Лариса: — Это случилось в 1975 году, так давно, что он тогда был еще женат, а я замужем. Кстати, очень интересный факт: со своими предыдущими супругами поженились в один день — 2 ноября, и мы даже вместе отмечали годовщину свадьбы в ресторане гостиницы "Красная". В общем, я его просто увидела и... сразу же забыла.

Как произошла эта встреча? Дело в том, что мой бывший муж и его первая жена когда-то встречались друг с другом. И одна наша общая знакомая решила свести всех нас вместе, чтобы посмотреть, какая будет реакция у моего мужа и его жены. Уж не знаю, какое впечатление эта встреча произвела на них, на меня никакого. Я ведь тогда была молодой женой, полностью поглощенной своим супругом.

О.: — Муж у нее был красавец, все дамы на него пялились. Но особенно на него пялилась моя жена. Я же был весельчак, что-то рассказывал, шутил, и возле меня тоже какие-то дамы кучковались. Но моя на меня никакого внимания не обращала. А Ларису я тогда очень хорошо запомнил.

— И уже тогда решили, что будете отбивать?

О.: — Нет, мне это тогда как-то на ум не пришло. Столь коварная мысль зародилась позже.

Л.: — Тогда мы просто познакомились и сразу же расстались. А через какое-то время снова встретились.

— А как долго вы в первый раз были замужем?

Л.: — Недолго. Через полгода после свадьбы я уже встретила Олега.

— И как развивались ваши отношения?

Л.: — Был период, когда мы просто дружили. И если Филимонов ко мне приезжал, мой первый муж говорил: "Пришла твоя подруга Олег!". А я действительно воспринимала его именно так, мне в молодости почему-то легче было поделиться сокровенным с мужчинами. Правда, теперь я предпочитаю женщин. Наверное, были какие-то знаки внимания с его стороны, но я воспринимала их как дружеское участие.

О.: — Мы к тому времени уже несколько лет были знакомы. Дружили, ходили друг к другу в гости. Но у меня в семье были очень сложные отношения, вот как с самого начала не заладилось, так все наперекосяк и шло. Вот я и начал посматривать в разные стороны, особенно в сторону Ларисы. Но она очень долго воспринимала меня только как товарища.

— Но постепенно это переросло в нечто большее?

Л.: — Олег пришел ко мне за спичками. К тому времени я уже понимала, что наши дружеские отношения не совсем дружеские. Но мне трудно было с этим смириться. Дело в том, что я очень строгих правил, так уж меня воспитали, поэтому очень переживала. Еще больше волновались мои родители. Люди старой закалки, они не могли смириться с тем, что, как им казалось, идет вразрез с их моральными устоями. Для них белое — это белое, а черное — черное. Полутонов просто не бывает! Даже когда мы уже расстались со своими супругами, моя мама очень сочувствовала жене Олега и строго разговаривала со мной на эту тему. Пока однажды я не сказала: "Да чья ты мама, в конце концов?! За кого ты больше переживаешь?!".

— Вы сразу же расписались?

Л.: — Нет, какое-то время жили, как принято говорить, в гражданском браке. И меня, честно говоря, это совершенно не смущало. Более важным казалось то, что я свободная женщина и живу со свободным мужчиной, а не с чужим мужем.

Но для моего папы это была катастрофа! Он все время говорил: "Люди спрашивают, вышла ли моя дочка замуж. А я что должен говорить?!". В общем, на радость папе мы решили расписаться.

В загсе нам назначили день. И надо же было такому случиться, что именно в это время Олега со студентами отправили в колхоз собирать виноград. А уж оттуда отпустили на три дня — жениться. Жили мы тогда в коммунальной квартире. Я вообще была богатая невеста, у меня была комната в коммуналке с отдельной кухней. Там проживало еще несколько человек, причем все это были одинокие женщины, которые меня не любили: в отличие от них у меня всегда был муж — сначала один, потом другой.

В общем, из колхоза Олег приехал поздно. А ночью в Одессе воды нет. У нас же на Островидова ее не было даже тогда, когда у всех остальных она шла. И для того, чтобы выкупаться, надо было прилагать какие-то титанические усилия: я, например, набирала воду в стиральную машинку. Поскольку Олег вместо пяти вечера приехал в час ночи, никто для него воды не припас. А он был такой грязный! И утром, чтобы привести себя в порядок, решил пойти в баню попариться.

— Просто как в кино!

Л.: — Только в отличие от рязановской комедии это произошло не 31 декабря, а 19 сентября. Олега долго не было, я уже даже начала волноваться: все на месте — свидетели, мой папа, невеста вся в голубом, а жениха нет. Появился он за полчаса до росписи. Но в каком виде! Наверное, ощущение своей нечистости было у него так велико, что он решил просто прописаться в этой бане. И так напарился, что при одном взгляде на него мне стало плохо: самый настоящий поросенок! Совершенно красное лицо, которое побледнело только на следующий день! И потел он до вечера. Волосы у него не причесывались, а каким-то диким образом торчали, и уложить их не представлялось возможным — ни пенок, ни гелей тогда еще не было. Выглядел он ужасно нелепо! И реакция у всех наших приятелей была одинаковой: они хохотали! А мне больше всего хотелось его убить.

— Вы хоть высказали ему все, что думаете по этому поводу?

Л.: — Ну, во-первых, я очень сдержанный человек и стараюсь не показывать своего недовольства. А во-вторых, бессмысленно: ну убила бы я его, и что бы это изменило?

— Перестал бы потеть и краснеть. Олег, а как студенты восприняли вашу женитьбу?

О.: — Шикарно!

Л.: — Они его холостым и не знали, он же всегда был женат. И потом студентки (это же иняз, там мальчиков — раз-два и обчелся!) его очень любили.

О.: — Приехав обратно в колхоз, я пошел к местной продавщице, кажется, ее звали баба Паша, и купил у нее ведро вина.

— Ведро?!

О.: — Эмалированное! А иначе у нас в селах и не покупают. Вероятно, я был у той бабы Паши в законе, потому что она сказала: "Тебе, ученый (так она меня называла), продам хорошее, без карбида!". Она в вино, чтобы лучше вставляло, добавляла карбид и табак. Выпил — и все, мертвый! А на закуску дала помидоры и две луковицы.

"ФИЛИМОНОВА ОЖИДАЛО СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ: ДОКТОР НАУК, ЗАВЕДУЮЩИЙ КАФЕДРОЙ... А ВЫШЛО ПОЛНОЕ НЕ ТО!"

— С тех пор прошло много времени. Лариса, вы уже привыкли к тому, что над вашим мужем смеются?

Л.: — Знаете, нет. Более того, когда он начал играть в КВН, который, собственно, и принес ему такую популярность, я была категорически против. Это был, пожалуй, первый и единственный этап в нашей жизни, когда у нас были трения. Вообще-то, мы почти не ссоримся и легко достигаем согласия по всем вопросам.

— А почему вам не нравился КВН?

Л.: — Да потому что я страшный сноб! Я ведь шла замуж за очень известного в Одессе человека, вместе с которым просто невозможно было спокойно пройти по городу: с ним здоровались постовые милиционеры и следователи прокуратуры. Мне нравилось, что он преподает в университете, что он кандидат наук и пишет докторскую диссертацию. Его ожидало светлое будущее: доктор наук, в перспективе заведующий кафедрой... А вышло полное не то!

Когда его начали показывать по телевизору, мне, конечно, было приятно. Передачи мы смотрели всей семьей, и ребенок истерически кричал: "Папа!". Но особой радости я не испытывала. То, что он прекрасно поет и хорошо играет, я знала: он же всю жизнь участвовал в самодеятельности. Но я же воспринимала это как хобби! И говорила ему, что если бы хотела иметь мужа-артиста, вышла бы сразу за народного. К тому же мне было тогда очень тяжело.

Я как раз взяла впервые в жизни 1 класс (до этого работала библиотекарем и преподавала математику в старших классах). Преподавание в нашей школе велось на украинском языке, я же привыкла к русскому. И поскольку у меня по жизни синдром отличницы, я сидела и учила. А ведь был еще ребенок, которым тоже надо было заниматься, и много других проблем. А муж, вместо того чтобы помогать, все время отсутствовал.

— Олег Николаевич, что вы можете сказать в свое оправдание?

О.: — Что тут скажешь? Ей действительно нужна была помощь. К тому же и деньги надо было зарабатывать, и докторскую диссертацию писать. А я, взрослый мужчина, где-то разъезжаю и играюсь. Она же не могла себе тогда представить, что впоследствии это (имею в виду не КВН, а телевидение и выступления на эстраде) станет главным делом моей жизни. Поэтому к ее обидам я относился как к неизбежной реакции. Тем более что всячески старался все-таки свои мужские функции исправно отправлять — зарабатывать, жену любить, за ребенком смотреть. Другое дело, что все-таки время от времени приходилось исчезать из дома.

Л.: — У нас тогда было достаточно сложное время. Втроем — он, я и дочь — жили в комнате в коммуналке. Его докторская диссертация была написана на голове у ребенка. В прямом смысле этого слова! Перпендикулярно ее креслу-кровати стоял секретер, и когда дочь засыпала, откидывалась крышка и на нее ставилась печатная машинка. У нас даже не было денег, чтобы отдавать кому-то печатать. В результате мне стало плохо с сердцем, и пришлось обратиться к врачу, который поставил диагноз: переутомление. Помню, врач меня спросил: "Что вы делаете, когда приходите с работы домой?". — "Убираю, — ответила я, — мою посуду". — "А надо так, — сказал он — пришла, увидела гору посуды — и легла на два часа спать!". Так у меня, конечно, не получалось, поэтому у нас с Олегом в то время были размолвки.

— А какова судьба докторской диссертации Олега Николаевича?

О.: — Пришлось ее забросить. В начале 90-х, когда все вокруг начало падать, я как раз заканчивал ее писать. Оставалось только защититься в Институте языкознания Академии наук СССР. Смысла в этом уже не было, а усилия нужно было затрачивать огромные.

— Неужели не жаль было?

О.: — Знаете, нет. В той преподавательской жизни мне больше всего нравилось работать в аудитории со студентами. Наука же шла параллельно. К тому же теория и стилистика английского языка, которой я занимался, была интересна только узкому кругу специалистов.

"КОГДА Я ВПЕРВЫЕ ПРИЕХАЛА В ШКОЛУ НА МАШИНЕ, ПО РЕАКЦИИ КОЛЛЕГ ПОНЯЛА: МНЕ НЕ ЖИТЬ"

— Вы ведь тогда, кажется, занимались бизнесом? На ваш взгляд, это обязательное занятие для мужчины?

О.: — Видите ли, все зависит от того, хочешь ли ты жить хорошо и постоянно повышать уровень своей жизни. Если да, то разумно заниматься бизнесом. Так мне кажется.

— А потом и жену ушли с работы?

Л.: — Ну, произошло это только через 15 лет. И кстати, если бы не уважаемый Олег Николаевич, работала бы до сих пор. Я, как Лев по знаку зодиака, не могу ничего не делать, — у меня очень много энергии. Все почему-то считают, если я жена Филимонова, то целыми днями лежу на диване. Это не так! Но я пожертвовала работой, потому что поняла: муж стал во мне нуждаться.

— Как вы это поняли?

Л.: — В течение многих лет он соблазнял меня какими-то заманчивыми предложениями, несовместимыми с работой. Например, предлагал поехать в круиз. Но получалось, что я никогда не могла: в мае у меня выпускной вечер у первоклашек, в конце декабря — новогодний утренник, в сентябре, в самый разгар бархатного сезона, — начало учебного года. Я была занята всегда!

О.: — Уж я ей и намекал, и открытым текстом говорил, но она действительно очень любила свою работу.

Л.: — Иногда Олег приезжал в школу, чтобы забрать меня домой. Но поскольку на мне всегда висели дети, надо было сначала попытаться их от меня отцепить. Учительница — это ведь не профессия, а диагноз. Школьное болото меня засосало, а я, что интересно, и не сопротивлялась, мне все это нравилось. Уходить я не собиралась.

О.: — Пришлось применить волю. Сказал: "Все, Лора, хватит! Я хочу прийти домой — и чтобы ты там была. У меня желудок больной, мне надоело самому обед разогревать!".

— Святым, значит, спекулировали?

О.: — А что было делать? Вообще-то, я и сам прекрасно могу не только разогреть, но, если надо, и приготовить. Но очень люблю, когда это делает она и очень красиво мне все подает. И я настоял. Тем более ситуация в коллективе складывалась уже не совсем здоровая, и я чувствовал, что на нее начинают смотреть косо.

Л.: — Меня подтолкнули политические и экономические процессы, которые происходили в нашей стране и, естественно, отражались на моих коллегах. К тому времени нам уже не платили зарплату, и шли разговоры о том, что надо бастовать.

— А вас это не касалось?

Л.: — Да меня это касалось больше, чем кого-либо другого. Вкалывала-то я столько же, сколько и они, а может быть, и больше. Я открывала школу, потому что каждый день приходила туда в 7.50 утра. У меня был целый ритуал: войти в пустой класс, цветными мелками написать на доске примеры и задачи. И все это ради того момента, когда придут дети, я открою доску и они дружно скажут: "Ах!".

В общем, работала я, как все, а воспринималась уже как классовый враг. Я была благополучной, хорошо одевалась. Кстати, ради детей. Для того чтобы на открытом уроке привлечь к себе внимание малышей, надо было надеть на себя что-то такое, что заставило бы их некоторое время рассматривать учительницу. Между прочим, они все замечательно воспринимали: и мои наряды, и мои сережки, и мою шубу, когда, наконец, Олег смог себе позволить мне ее купить. Она была норковая, из кусочков. Конечно, по нынешним временам это не так уж и роскошно, но мне тогда казалось, что я ею буквально пол подметаю!

Мама посмотрела и сказала: "Только не надевай ее на работу!". — "А куда же мне ее надевать, если я хожу только туда?" — спросила я в ответ. Когда Олег купил мне машину, дети тоже очень радовались. А я катала их на ней вокруг школы. Это был "фиат чинквинченто", они у нас тогда только появились. Когда я впервые приехала на ней в школу, то по реакции коллег поняла: мне не жить!

— Дети вас любили?

Л.: — Они меня до сих пор любят. Мы поддерживаем отношения, меня приглашают на свадьбы. Советуются... Хотя моя первая ученица, Алена, выходила замуж на год раньше моей дочери. Но почему-то ее родители, с которыми мы были в очень хороших отношениях, приехали со мной решать эти вопросы. Папа, бывший горкомовский работник, подготовился основательно. Он пришел со шпаргалкой, в которой были записаны все интересовавшие его вопросы. А когда ученицы из моего первого выпуска начали рожать, меня стали приглашать смотреть на детей. В прошлом году раздался звонок. Олег открыл калитку, а там стоят две мои бывшие ученицы — одна с семимесячным животом и другая с трехмесячным младенцем на руках. Сцена была потрясающая! Олег очень сентиментальный, он так растрогался!

"ПОДРУГА УВИДЕЛА ФОТОГРАФИЮ МОЕЙ СВЕКРОВИ И СКАЗАЛА: "ЧТО-ТО Я НЕ ПОМНЮ ОЛЕГА В ЭТОЙ РОЛИ"

— Чем вы занимались после того, как ушли из школы?

Л.: — Я поставила мужу условие: уйду с работы только в том случае, если он найдет, чем меня занять. Муж подумал и купил мне офис, в котором я занимаюсь фитодизайном. В результате я стала работать еще больше. Из школы я приходила в два часа дня и продолжала работать, но уже дома. Теперь же я появлялась дома в семь-восемь вечера. Дочь была очень недовольна и каждый раз говорила Олегу: "Папа, зачем ты уволил маму с работы? Пусть идет обратно в школу, она чаще будет дома!". Вот так я и стала домохозяйкой. Сижу дома, смотрю сериалы. Правда, не все, латиноамериканские не люблю.

— Но есть латиноамериканский сериал, который, я уверена, вы смотрели, — это "Моя вторая папа" из "Джентльмен-шоу".

Л.: — Это мой любимый сериал! А больше всего мне нравится его героиня — маленькая Мария-Кончитта, которую играл мой муж! Я очень страдала, когда его закрыли.

— Как вы вообще относитесь к тому, что ваш муж, по меткому определению Олега Школьника, "гений дамского перевоплощения"?

Л.: — Хорошо отношусь! И у него действительно здорово получается. У них был еще один сериал — "Элка и кореша", который мне очень нравился. Помню, еще учила его сидеть, как девушка, а у него ничего не получалось. Он же садился, расставив ноги и положив на них живот. В коротенькой юбочке!

Я ему говорила: "Девочки, даже толстенькие, так не сидят, они сдвигают коленки! А у тебя к тому же коленки остренькие, это будет очень прикольно!". Вообще же, Олег хорошо запоминает какие-то изюминки в поведении женщин, их манеру говорить, а потом удачно все это воспроизводит.

Например, если вы услышите, как кто-то из его героев говорит: "Какая гадина!", знайте: он копирует свою маму. Интересно, что она, прожив всю жизнь в Николаеве, на украинском языке не говорит совсем, но два слова — "гадина" и "гольфы" — произносит с ярко выраженным украинским "г". Олег вообще очень на нее похож — просто одно лицо!

Однажды моя подруга, знающая нашу семью много лет, придя в гости, взяла с полки фотографию моей свекрови и сказала: "Что-то я не помню Олега в этой роли".

А как-то он экранизировал анекдот, герой которого по причине перелома челюсти лежит в постели со специальной металлической конструкцией во рту. А жена-садистка все время приходит к нему с едой, которую тот заведомо не в состоянии прожевать, и говорит: "Миленький, я тебе яблунечки покушунечкать принесла!". Так вот, это он меня изображал. Я даже говорила, что он должен поделиться со мной гонораром.

— Двусмысленность таких ролей Олега Николаевича не смущает?

Л.: — Пожалуй, лучше всего написал об этом Жванецкий с своем посвящении Олегу на 50-летие: "Мужики спрашивают, хотят познакомиться!".

— В кого больше удалась ваша дочь — в папу или в маму?

Л.: — Пожалуй, ни в кого. Она сама по себе. И во многом получилась лучше, чем мы. Я, например, очень закомплексованная, так уж меня воспитали. Мама мне все время твердила: "Ты такая, как все!". А я была отличницей в школе и входила в сборную Украины по теннису, то есть такой, как все, не была уже по определению. Более того, была лучше многих. Я всегда была собой недовольна.

А наша дочь выросла независимой, целеустремленной и, главное, очень уверенной в себе. Возможно, в этом есть и наша с Олегом заслуга — мы демократичные родители.

Карина всю жизнь проявляет характер. Она очень хорошо училась в школе. Поскольку мы знали, что на вступительных экзаменах в вуз ей придется сдавать английский язык, приглашали учителей. Потом Олег сам решил проверить, что она знает. Как он ее муштровал! Каждый вечер он с ней занимался, после чего она обязательно плакала. А за день до экзамена он зашел в спальню и сказал сакраментальную фразу: "Странно, она так много знает!". Коллега Филимонова, которая принимала у Карины экзамен по английскому, сказала: "Она очень хорошо отвечала, но при этом так тряслась!". Это он ее так запугал!

— Неужели перед экзаменаторами за дочь словечко не замолвили?

О.: — Когда она поступала, я привел ее в главный корпус университета, где на Доске почета висят портреты лучших выпускников всех времен. Показал ей свою фотографию и сказал: "Вот видишь, я оканчивал этот университет, потом в нем работал. С тобой я пришел сюда первый и последний раз, чтобы это тебе показать. Дальше ты все должна делать сама. Единственное, чем я могу тебе помочь, это проконтролировать твои знания по английскому языку!". Она сама поступила и сама училась, никаких проблем у нас с ней не было.

"КОГДА ДОЧЬ УЕХАЛА ЖИТЬ В АМЕРИКУ, МУЖ ЗАБОЛЕЛ ФИЗИЧЕСКИ"

— А вы, оказывается, строгий отец!

Л.: — Очень! Он, кстати, и преподаватель был строгий, никому просто так хорошие оценки не рисовал. А на вид вроде бы мягкий.

О.: — Внешность обманчива!

Л.: — Но требования — это одно, а любовь — совсем другое. Когда Карина уехала жить в Америку, Олег заболел. Физически! Врач мне сказал: "У вашего мужа очень сильный стресс!". У меня тоже был стресс, но не такой сильный, как у него. А Олег тогда долго болел, лечился.

— Что же вы единственную дочь так далеко отпустили?

Л.: — Это опять-таки было ее решение. Уже четыре года Карина в Америке, и я понимаю, что она совершила поступок, не свойственный детям из благополучных семей. Конечно, мы старались воспитывать ее строго. Но так получилось, что благополучие в семье росло вместе с ребенком, и когда мы больше могли себе позволить, на ней это тоже отражалось. Когда она оканчивала университет, я сказала Олегу: "Как только она защитится, ты тут же должен устроить ее на работу. Нам будет трудно дома вдвоем, мы начнем ссориться, а я этого не хочу. Да и вообще не должна молодая девушка вместо работы лежать на диване!".

Олег устроил ее на работу в инвестиционную компанию. Там она зарабатывала 100 долларов в месяц, что по тем временам было очень даже неплохо. Потом я съездила в Америку и, вернувшись оттуда, сказала Олегу, что Карине было бы хорошо пожить и поработать там: эта страна для нее. Понимала, что ей я этого никогда не скажу: как мать, я, конечно же, не хотела с ней расставаться. Представьте себе наше удивление, когда буквально через неделю ребенок сказал: "Папа! Мама! Я решила поехать в Америку!". Мы, честно говоря, обалдели! Мы не хотели, чтобы она уезжала.

К тому же тогда у нас еще не было дома. На его месте стояла дача, которую мы разрушили, чтобы построить дом. "Для кого же мы все это делаем? — спросила я у нее. — Для нас с папой и квартиры достаточно!". Мы решили отложить ее отъезд до окончания строительства и, честно говоря, надеялись, что за это время она передумает.

— Передумала?

Л.: — Нет. Мы еще не достроили дом, когда выяснилось, что она выходит замуж. Надеялись, что после этого Америка как-то рассосется. Но выяснилось, что наш зять Андрей тоже согласен туда ехать. Сначала Карина уехала одна, а зять почти год жил у нас, и мы с ним прекрасно ладили.

— Дочь сделала там карьеру?

Л.: — Считаю, что да. Она достаточно долго, почти три года, изучала тамошнюю жизнь. Сменила несколько работ, прежде чем, наконец, поняла, чем хочет заниматься. Сейчас работает на телевидении. И никакого отношения к ее звездному папе это не имеет, хотя все, даже мои американские родственники, думают, что без его участия тут не обошлось.

Конечно, Олег Филимонов — звезда в кругу русских эмигрантов. Но есть там и такие, которые вообще не знают, кто такой Филимонов.

Карину просто пригласили на собеседование в компанию RTVI (американский русскоязычный телеканал). Она его прошла, поэтому ее взяли на работу. И лишь спустя какое-то время к ней подошел кто-то из начальства и спросил: "Олег Филимонов — твой родственник или однофамилец?". — "Это мой папа!" — ответила она. "Почему же ты ничего об этом не сказала?" — удивилось начальство. "Так вы же о родителях ничего не спрашивали", — сказала наша дочь.

О.: — Сначала она работала в программной службе, потом — старшим смены выпускающих, программным директором и, наконец, продюсером. В титрах пишут: "Продюсер — Карина Филимонова".

Л.: — Позавчера Олег разбудил меня ночью и торжественно сказал: "Сейчас ты услышишь репортаж нашей маленькой!". Но я услышала только, как в конце сюжета сказали: "Карина Филимонова, специально для RTVI". Папу это греет!

— А у вас никогда не было желания уехать жить за границу? Олег Николаевич украсил бы собой телевидение любой страны.

Л.: — Когда-то давно, как только поженились, мы думали об отъезде. И не уехали только из-за моей мамы. Она всегда была очень патриотически настроена, поэтому категорически таким планам воспротивилась.

"ЕСЛИ БЫ Я ЕГО РЕВНОВАЛА, НАВЕРНОЕ, НЕ ВЫЖИЛА БЫ"

— Вы друг друга ревнуете?

О.: — Периодически бывает, конечно.

Л.: — Я — нет. Уже давно привыкла к тому, что Олег — любимец женщин. Он же преподавал на самом престижном факультете Одесского университета — инязе, где были собраны самые красивые девушки. Так что у меня хорошая закалка. Если бы я его еще и ревновала, то, наверное, не выжила бы. Нет, я к таким проявлениям симпатии очень хорошо отношусь. А вот он ревнует, но старается этого не показывать. Да и я не даю повода. Вообще-то, Олег сдержанный, но в молодости иногда лез в драку.

Ему не нравилось, что кто-то очень уж пристально на меня смотрит или я с кем-то долго разговариваю. Правда, до дела никогда не доходило.

— По жизни он — джентльмен?

Л.: — Более чем! И это не имеет никакого отношения ни к команде КВН "Одесские джентльмены", ни к "Джентльмен-шоу". Он всегда был таким. Олег очень интеллигентный человек, и даже его чрезмерная популярность, которая стала уже частью нашей жизни, не смогла его испортить.

Бывает, загораем на пляже, в шляпах и темных очках, и все равно подходят какие-то толстые мужики: "Давайте сфотографируемся!". Другой бы давно послал, а Олег всегда очень деликатно отвечает: "Через час я буду уходить, оденусь, и мы с вами сфотографируемся!". Правда, может, если нужно, и осадить кого-нибудь. Я, например, не знаю, что в таких случаях говорить, а у него очень строго получается. Производит очень сильное впечатление. В свое время моих родителей притесняли соседи по коммунальной квартире. Олег пошел разбираться и с пожилым, в общем-то, человеком очень грубо говорил.

О.: — Во всяком случае, резко.

— Помогло?

Л.: — Не то слово! И ведь он не кричал, а очень спокойно сказал: "Еще раз папу обидишь, и я тебя по пояс в землю закопаю!". Честно говоря, я от Олега ничего подобного не ожидала. Меня потрясло само выражение. Звучит угрожающе. При этом выражение лица у него было такое же невозмутимое, как и сейчас.

— Ценный зять!

Л.: — Олег всегда был в идеальных отношениях с моими родителями. Когда я в первый раз привела его в дом, папа с ним выпил, и они как-то сразу нашли общий язык. Более того, Олегу, единственному из всех, разрешили курить в доме. Когда я родилась, папа бросил курить. А тогда он сказал Олегу: "Первый раз я бросил курить в семь лет!", чем сразу расположил к задушевному разговору.

В последние годы, когда моя мама очень сильно болела, именно Олег давал мне возможность обеспечивать ей самый лучший уход, какой только возможен. Покупались самые лучшие лекарства, приглашались самые квалифицированные и опытные врачи. Доставалось абсолютно все, вплоть до стула с горшком, чтобы было удобно. И все это — заслуга моего мужа. Если бы не он, я бы всего этого просто не пережила. Он действительно идеальный зять. И при этом никогда не называл моих родителей папой и мамой.

— А какие отношения сложились у вас со свекровью?

Л.: — Во-первых, мы с ней далеко друг от друга живем (родители Олега не собираются уезжать из Николаева, в котором прожили всю жизнь), поэтому плохих отношений быть просто не может. А во-вторых, я совершенно неконфликтный человек. Иногда и надо бы на кого-то обидеться, а я не могу — начинаю очень сильно волноваться. Мне легче промолчать. И я очень быстро все забываю. Случается, говорю ему: "Помнишь, я хотела обидеться? Не знаешь, на что?".

— Вы что же, совсем не ссоритесь?

Л.: — Как только мы начали жить вместе, я поняла, что с Олегом невозможно поссориться. Он просто не шел на скандал. Сейчас он стал более конфликтным, чем я, но я же понимаю, отчего так происходит. Он очень много работает, устает, поэтому и раздражается. К тому же я очень хорошо научилась сглаживать все острые углы.

— Лариса, честно говоря, портрет вашего мужа получается уж очень идеальным. А недостатки у него есть?

Л.: — Конечно! Он толстый. Ну а если серьезно, то, наверное, у него есть недостатки, но я о них не думаю. Его достоинства их перевешивают.

— Мы сегодня много говорили о подарках. А самый первый подарок вашего мужа вы помните?

Л.: — На первую заработанную валюту он купил мне в Стамбуле золотое колечко. Оно стоило 40 долларов, и мне казалось, что это такие большие деньги! Это был 92-й год, у нас тогда совсем ничего не было, а тут такая роскошь. Когда мы зашли в эту лавку, там включили освещение, и все так засияло и засверкало! Кстати, это колечко у меня до сих пор есть, я его очень люблю и берегу.

О.: — Я надевал ей это кольцо на палец, и мы пели марш Мендельсона.

— Вы вместе уже...

О.: — ...более 25 лет.

— У вас есть собственный рецепт семейного долголетия?

Л.: — Мы просто любим друг друга.

Людмила ГРАБЕНКО . Специально для "Бульвара  Гордона"


Бремя славы

alt
Как выяснилось, многочисленные поклонники — не только гордость, но и головная боль для «джентльменов». Рассказывает Олег Филимонов:

— Как-то в Одессе я лежал на пляже — у меня дом прямо над морем, до берега рукой подать. И вдруг откуда-то появился пионерский отряд. Причем они так тщательно подготовились — нарвали таких маленьких бумажечек, и каждый пионер начал подходить ко мне и просить на этой бумажечке изобразить автограф. А их — человек 45. Я сначала честно расписывался, потом замучился, потом жена стала зарывать меня от детей в песок… Еле упросили пионервожатых, чтобы увели отряд.

Но бывают и уж совсем неожиданные встречи.

— Я морж, люблю купаться зимой, — признался Филимонов. — Что, собственно говоря, в Одессе и делаю регулярно. А тут как-то пришлось приехать в Москву на несколько дней. И чувствую, что ледяной воды мне не хватает. Ужас как хочется окунуться, а где? Я друзьям говорю: ребята, можете меня отвезти на какой-нибудь водоем? И желательно, чтобы там людей было поменьше. А то представляете, если голый Филимонов начнет в Москва-реке купаться у всех на виду — что начнется?

Ребята говорят «о.кей» и вечером привозят меня на какой-то пруд. Раздеваюсь до плавок, оставляю в машине вещи — и бултых в прорубь. Выныриваю, смотрю — на берегу крутится какой-то мужик с наушником, в пальто, явно фээсбэшного вида. Я еще раз нырнул, проплыл, вижу — еще один появился, уже с рацией. Думаю, неужели меня «пасут»? Ныряю третий раз, выныриваю — смотрю, неподалеку Лужков плавает! А его охранники вокруг ходят, шефа от меня охраняют.


Напоследок — любимый анекдот от Филимонова

  • Грузия. Идет проверка объектов гражданской обороны.
  • Председатель комиссии говорит директору бомбоубежища:
  • «Так, покажите запасы питьевой воды на случай ядерной войны!»
  • Тот отвечает:
  • «Батоно начальник, нету запасов питьевой воды. Был вода — закончился!»
  • — «Да? Покажите тогда, где у вас стеллажи с противогазами!»
  • — «Батоно начальник, только что были противогазы, но вот сейчас их нет».
  • — «Ну ладно, а где тут у вас консервы на случай войны?»
  • — «Батоно, послушай, нет консервов на случай войны…»
  • У председателя вытягивается лицо:
  • «Да что же это такое? А если, не дай бог, война, не дай бог, бомба упадет — что вы делать будете?!»
  • — «Опозоримся, батоно начальник!»



Олег Филимонов: Ресторан «Корчма» отвечает всем критериям идеального ресторана»

«Джентльмены любят покушать, а значит, должны уметь приготовить хотя бы те блюда, которые нравятся родным и друзьям. Я по мере возможности всегда стараюсь состряпать что-нибудь эдакое»

В истории телевидения СНГ Олег Филимонов - фигура, если так можно выразиться, более чем знаковая. Веселый кавээнщик, элегантный джентльмен из одноименного шоу, великолепный рассказчик анекдотов - в какой бы ипостаси он ни появлялся перед аудиторией, зритель может быть уверен: обаяние и хорошее настроение Олега Николаевича непременно передадутся окружающим. «Идеальный ресторан – это хорошая кухня плюс взаимопонимание»

alt

Стоит ему сказать всего одну фразу:
- "Хэлло, друзья, с ВАМИ, я - Олег Филимонов" - и зритель улыбается в предвкушении встречи с героями деревни
"Тупые углы", обитателями одесской коммунальной квартиры и, конечно, экстравагантными ведущими пародийных ТВ-шоу. Для Филимонова все начиналось с КВН. Он до сих пор с ностальгией вспоминает те времена, когда в Клубе царила атмосфера импровизации, а шутки и репризы придумывались за 30 секунд. В одном из интервью Олег Николаевич посетовал на то, что теперь из аббревиатуры КВН последнюю букву можно убрать. Теперь это просто клуб веселых. Неожиданные повороты, которые придавали игре азарт и шарм, ушли в прошлое.

alt
 
Возможно, как раз поэтому в 1987 году команда Филимонова, находясь в самом зените славы, решила "заняться чем-нибудь другим". Именно тогда капитан одесской команды КВН Валерий Хаит создал "Клуб одесских джентльменов". Эстафета была "перехвачена" в девяносто первом, когда один из авторов многочисленных шуток и пародий, известный одесский эстрадный писатель и сценарист Алик Тарасуль выступил с инициативой создания развлекательной программы "Джентльмен-шоу". И завертелось! Каналы РТР, ОРТ и СТС в разное время охотно сотрудничали с одесскими джентльменами. Именно "Джентльмен-шоу" принесло в дома телезрителей умные и добрые шутки Янислава Левинзона, Евгения Каминского, Игоря Миняйло, Олега Школьника. И, конечно, самого Филимонова. "Джентльмен-шоу" популярно среди ценителей юмора не только в СНГ, но и в США, Израиле, Германии, и далеко не в последнюю очередь благодаря самому Филимонову, наглядно демонстрирующему искусство перевоплощения. То он в роли тети Сары спорит с собой же - мужем Абрамом, то становится сразу тремя одесскими бабушками, то в образе "нового русского" грозит конкурентам... К списку талантов этого человека следует добавить еще и то, что Филимонов - кандидат филологических наук, хороший музыкант и человек, неплохо разбирающийся в кулинарии (кстати, большой любитель "Корчмы"). Последнее наверняка особенно заинтересует наших читателей.

- Олег Николаевич, каким, по-вашему, должен быть идеальный ресторан?
- Прежде всего, это сочетание хорошей кухни и духа доброжелательности и взаимопонимания. Если в ресторане уютная атмосфера, наверняка его посетителям захочется приходить сюда снова и снова. Плюс, конечно, удобоваримые цены. Будет обидно, если клиент, пообедав, оставит в заведении всю свою зарплату. В этой связи хочу рассказать один забавный случай. Как-то в Тель-Авиве я зашел в довольно скромный ресторанчик с простеньким интерьером. Казалось бы, ничего особенного. Но там подали прекрасно приготовленную рыбу, хорошие напитки... Словом, впечатление осталось самое приятное. Однако это еще не самое удивительное. В какой-то момент всем посетителям раздали бубны, грянула музыка, и здесь произошло невероятное. Посетители стали непосредственными участниками импровизированного концерта - стоя на стульях, они били в бубны, поддерживая музыкантов. Мгновенно возникла атмосфера дружелюбия. По-моему, именно в такой атмосфере и заключается секрет успеха настоящего хорошего ресторана. Кстати, в этом отношении "Корчма" соответствует всем критериям идеальности.

- Что именно вам нравится в "Корчме"?
- Прежде всего, мне нравится очень высокий уровень обслуживания. Клиенту здесь помогают выбрать блюда, все сотрудники "Корчмы" - внимательные и культурные люди. Словом, это именно та обстановка дружелюбия, о которой я уже говорил. Я по мере возможности стараюсь не упускать случая побывать в "Корчме".
- В таком случае, наверняка есть такие блюда, которые в "Корчме" готовят на ваш вкус. Что вы заказываете для себя, своей супруги и друзей?
- В этом отношении я не буду оригинальным. Себе, конечно, закажу борщ. Друзьям - водку, картошечку и селедку, а для супруги - десерты. В "Корчме" делают великолепный яблочный пирог. Все очень по-домашнему.
- А как настоящий джентльмен должен давать чаевые? Как отблагодарить официанта за хорошее обслуживание?
- Джентльмен дает чаевые от души. Скажем, процентов 10-15 от общего счета для посетителя не будут большими деньгами. А в результате приятно и вам, и обслужившему вас официанту. Тем более если ресторан вам действительно по душе.
- Смогли бы ли вы, находясь в незнакомом ресторане, положиться на вкус официанта и заказать блюда, полагаясь только на его рекомендации?
- Вы знаете, наверное, все-таки нет. В Одессе есть ряд ресторанов, которые я хорошо знаю и к мнению сотрудников которых с удовольствием прислушиваюсь. А незнакомые заведения... Думаю, следует выбирать самому, и если понравится - приходить, знакомиться и общаться.
- Насколько сочетаются понятия "джентльмен" и "кухня"?
- Абсолютно сочетаются. Джентльмены любят покушать, а значит, должны уметь приготовить хотя бы те блюда, которые нравятся родным и друзьям.
- Как главный одесский джентльмен ведет себя на кухне?
- Полагаю, как хозяин. Я хорошо знаю, где что находится у меня на кухне. И по мере возможности пытаюсь приготовить что-нибудь эдакое. Вот, например, недавно варил грибной суп. Жене он очень понравился. Кстати, моя супруга страшно радуется, когда я стою у плиты. Она даже перестала готовить целый ряд блюд, которые, по ее собственному выражению, у меня получаются лучше, чем у нее. Например, плов и суп харчо.
- Кухня каких стран нравится вам более всего?
- На этот вопрос сложно ответить однозначно. Мне нравятся кухни разных народов. Из грузинской кухни я отдаю предпочтение лобио и сациви, из еврейской - фаршированной рыбе, из чешской - утке с капустой. Появляется много новых блюд, поэтому всегда можно познать что-то новое в кулинарной культуре разных народов.

- Есть ли у вас рецепт, которым вы могли бы поделиться с нашими читателями?
- Конечно! Вот, например, салат, рецепт которого я узнал совсем недавно, - по-моему, очень вкусный и полезный. Необходимо порезать в длину огурец, морковку - лепестками, перемешать их, чтобы они не пустили сок, подсолить. Затем добавить немного лимонного сока, взбить натуральные сливки и шапкой выложить их на овощи. И в качестве небольшого дополнения - посыпать сверху тыквенными семечками. Попробуйте, надеюсь, понравится.


tarasbulba.ru. Димитрий БАБИЧ

Песни про Одессу

Песни про Одессу

Коллекция раритетных, колоритных и просто хороших песен про Одессу в исполнении одесситов и не только.

Отдых в Одессе

Отдых в Одессе

Одесские пляжи и курорты; детский и семейный отдых; рыбалка и зелёный туризм в Одессе.

2ГИС онлайн

Дубль Гис

Интерактивная карта Одессы. Справочник ДубльГис имеет удобный для просмотра интерфейс и поиск.

Одесский юмор

Одесский юмор

Одесские анекдоты истории и диалоги; замечательные миниатюры Михаила Жванецкого и неповторимые стихи Бориса Барского.