Колтунов Григорий

Раздел - Чисто одесские кумиры - К

Кинодраматург, классик и патриарх советского кинематографа

Мне было лет 15, когда по какому-то пустяковому случаю я в слезах воскликнула:
- Ну почему я такая невезучая!
Отец строго посмотрел на меня:
- Глупости! Просто ты еще не научилась ценить то, что тебе дала жизнь. Тебе повезло с самого начала - ты родилась в Одессе. Это уже не просто везение - это счастье!
- Но ведь и ты родился в Одессе. Значит и ты счастливый человек?
- Конечно, - ответил отец.

И это было правдой. Старейший отечественный кинодраматург Григорий Колтунов, которого еще при жизни называли классиком и патриархом кинематографа, любил и ценил жизнь. И жизнь, не всегда балуя, а порой и огорчая, причиняя боль, была к нему милосердна. Она подарила ему талант, она наградила его долголетием и дала силы, чтобы почти до конца прожитых лет заниматься творчеством.

Кстати, патриархом отца стали называть не потому, что прожил он 92 года, а намного раньше. И не только потому, что он пришел, вернее, ворвался в кинематограф в уже далеком 1934 году, когда, прислав на республиканский конкурс свой первый сценарий "Ошибка Лены Окуневой", получил за него первую премию. Патриарх - это не только возраст, стаж и опыт. Патриарх - это отношение. Отеческое отношение к творческой молодежи, к начинающим, подчас голодным и неустроенным, но талантливым сценаристам, актерам, режиссерам. Об отце говорили: "У Колтунова счастливая рука". И этой счастливой рукой он привел в большой кинематограф Феликса Миронера, Генриха Габая, Сергея Параджанова, Иннокентия Смоктуновского… Талантливые люди - они и сами со временем проторили бы себе дорогу, но кто знает истинную цену этому "со временем". Знать, что ты помог, поддержал, открыл талант - не это ли счастье! И отец был счастлив и черпал радость в успехах своих крестников.

Он был счастливый человек, ибо душа его не была омрачена завистью. Он мог, умиляясь до слез, с восторгом рассказывать о какой-то интересной находке, интересном эпизоде, увиденном им в чужой работе.

Но радуясь дарованию других, он был счастлив, когда творческая удача приходила к нему самому. Его творчество было многогранно. Актер, музыкант, композитор, режиссер, драматург, поэт, писатель… Романы "Кинжал" и "Пятый грех", повести, рассказы, стихи, вошедшие в его кинотрилогию по "Шах-наме", более 70 сценариев и пьес, более 30 вышедших на экраны фильмов, отмеченных престижными призами на кинофестивалях. Ему была присуждена специальная премия жюри Каннского кинофестиваля за сценарий фильма "Сорок первый". Специальная потому, что по уставу фестиваля сценаристам - авторам экранизаций премия не присуждалась. Для Григория Колтунова было сделано исключение. Премиями в Венеции и Сан-Франциско был награжден его фильм "Месть". А трилогия "Сказание о Рустаме", "Рустам и Сухраб" и "Сказание о Сиявуше" заняли I место на фестивалях стран Азии в Ташкенте и Баку.

Отец не был обделен званиями, правда, пришедшими к нему уже в немолодые годы: заслуженный деятель искусств Таджикистана, а еще через 20 лет и Украины.

Но запоздалость правительственного признания не мучила отца. Потому что было признание кинематографической общественности, потому что его фильмы знал и любил народ, любил, не зная имени сценариста, а порой вообще не зная, что такое сценарий. Но мальчишки скрещивали пальцы, подражая его Райскому из "ЧП". Но время от времени кто-то незнакомый в шутку говорил приятелю: "Я не брал, он не давал, он не брал, я не давал", - копируя милиционера Грищенко из "Зеленого фургона". И к 60-летию среди огромного вороха поздравительных телеграмм была телеграмма от Бориса Андреева с подписью "Лючики" (намекающая на роль Андреева в отцовском "Максимке"). Кстати, на 90-летии отца, когда зачитали поздравления, он сказал: "Я счастлив, что хоть на один день сумел восстановить Советский Союз" - телеграммы пришли из всех бывших союзных республик.

Для Григория Колтунова ценнее всех званий было то, что его сценарий "Голубые дороги" удостоился чести быть опубликованным в "Новом мире" Твардовского. Честь, которая выпала на долю только гениальным Чаплину и Довженко.

Огорчало ли отца то, что многие его сценарии так и не были экранизированы? Конечно, огорчало, хотя при творческой активности отца и при том, что в год выпускалось считанное число фильмов, ему, сценаристу, у которого раз в полтора - два года, а то и чаще, выходили картины, грех было бы жаловаться. А впрочем, бывало по-разному.

Остались не поставленными сценарии "Сын" и "Чудесная цепочка". Помешала война. Но что значили эти две неосуществленные картины по сравнению с чудовищной катастрофой - войной! И как можно было расстраиваться, что остался, как говорится, в столе сценарий-памфлет "Мусор и звезды", потому что пришла Победа. Радость затмила огорчение.

Бывали случаи, когда "похороны" сценария даже приносили удовлетворение. Так было тогда, когда отец сам забрал со студии "Мосфильм" свой сценарий "Народный ученый", не только принятый с наилучшими отзывами, но и запускавшийся уже в производство. Забрал потому, что героем его сценария был печально знаменитый всесильный академик Трофим Лысенко, в котором отец разочаровался, случайно услышав телефонный разговор академика с подчиненным коллегой. В этом разговоре Лысенко раскрылся как грубый и жестокий человек. "Моего сценария больше нет", - сказал Колтунов редактору фильма. Он вернул студии гонорар. Такой демарш мог привести к тяжелым последствиям, но привел лишь к тому, что документы строптивого сценариста, пересланные в центр для присвоения ему звания, исчезли.

С присвоением звания так происходило трижды, поскольку отец не раз проявлял принципиальность. Если в случае с академиком Лысенко отец был счастлив, что не воспел недостойного, то в другом случае, собственноручно похоронив свой сценарий и вернув гонорар за полтора года работы, он мог со спокойной душой сказать себе: "Я счастлив, что не поступился своим достоинством". "Учитель музыки" - сценарий, написанный музыкантом о музыканте с любовью и пониманием. Но кому-то показалось, что в титрах фильма о Мыколе Лысенко должна стоять, кроме фамилии Колтунова, еще одна, более созвучная имени композитора фамилия. Несмотря на длительное давление отец наотрез отказался. Фильм снят не был.

Здесь самое время сказать о том, что было одной из самых больших составляющих счастья отца. Самое время потому, что в истории с "Учителем музыки" (как, впрочем, и во всей жизни) ему поддержкой была его самый большой друг - наша мама, его жена, которая заявила, что готова с детьми голодать, только бы отец не сделал того, чего сам себе никогда не простит.

Прожить с женой в любви и согласии 69 лет - не это ли счастье?! Его отец ценил очень высоко. Жизни отца с его Марусенькой - Мирелью Моисеевной - завидовали и удивлялись многие "киношники", сменившие не одну жену и оставшиеся на старости лет без близкого друга.

В друзьях отец тоже был счастлив. Его всегда окружали интересные люди. Несмотря на непростой характер, его любили, с ним дружили. Какие трогательные письма писал отцу Сергей Юткевич. Какие бурные изъявления любви и радости можно было наблюдать при встречах с Аркадием Райкиным. Как не могли наговорится он и обычно сдержанный Георгий Александрович Товстоногов. Близким и любимым другом отца был Иван Александрович Пырьев. По-дружески пришел к нам в дом, будучи в Одессе, Сергей Герасимов. Отец очень гордился тем, что с ним, еще молодым, на равных дружил Иван Кавалеридзе. Борис Чирков, Эраст Гарин и его жена - режиссер дубляжа всех известных в свое время картин Хеся Локшина… Нет, всех не перечислишь.

Отец гордился и был счастлив тем, что ни разу не поступился честью, совестью и достоинством. И счастьем он считал то, что судьба не поставила перед ним страшный выбор - жизнь или предательство. Хотя менее критические ситуации бывали. А впрочем, кто в то страшное время мог предсказать, во что выльется, скажем, отказ поставить свою подпись под каким-то бичующим собрата документом?

Чистая совесть, любимая жена и семья - дочери, внуки, братья, любимые друзья, любимый "Стенвей", игрой на котором отец начинал день, любимая библиотека и шахматы, любимый город и неугасающее желание творить - да, отец воистину был счастливый человек!

Елена КОЛТУНОВА,  газета "Юг"

Песни про Одессу

Песни про Одессу

Коллекция раритетных, колоритных и просто хороших песен про Одессу в исполнении одесситов и не только.

Отдых в Одессе

Отдых в Одессе

Одесские пляжи и курорты; детский и семейный отдых; рыбалка и зелёный туризм в Одессе.

2ГИС онлайн

Дубль Гис

Интерактивная карта Одессы. Справочник ДубльГис имеет удобный для просмотра интерфейс и поиск.

Одесский юмор

Одесский юмор

Одесские анекдоты истории и диалоги; замечательные миниатюры Михаила Жванецкого и неповторимые стихи Бориса Барского.