Смирнов Валерий Павлович

Раздел - Чисто одесские кумиры - С

alt
          Одесса удивительный город. Другого такого в мире нет. В Одессе шутят с серьезным лицом. Не каждый и поймет, что с ним только что пошутили. Чтобы понимать одесский язык, нужно просто иметь чувство юмора, но чтобы разговаривать на нем — надо родиться в Одессе.

Валерий Смирнов

Валерий Павлович Смирнов, один из самых читаемых сегодня писателей Украины, родился в Одессе 4 июля 1956 года. А ещё он крупнейший из ныне живущих знатоков истинно одесского языка, о котором им было написано в следующих книгах: «Русско-одесский разговорник», «Умер-шмумер, лишь бы был здоров», «Одесский анекдот», «Одесский язык», «Одесса таки ботает». Валерий Смирнов автор уникального издания «Таки да большой полутолковый словарь одесского языка» в 4 томах. Каждая новая книга Валерия Смирнова является важным событием в жизни Одессы. Написанные изящным одесским языком они олицетворяют собой настоящий, а не отлакированный Город.

Валерий Смирнов - «Русско-одесский разговорник»

Валерий Смирнов – единственный за всю историю Одессы проживающий в ней автор, к которому постоянно приезжают издатели и журналисты из ближнего и дальнего зарубежья, и о творчестве которого регулярно рассказывают иностранные средства массовой информации, в том числе – специализированные.

«Одесский писатель Валерий Смирнов невероятно талантлив, глубоко образован, имеет прекрасную память, обладает богатейшей фантазией, умеет тонко чувствовать и передавать эти чувства в слове; он бесконечно ироничен и обладает огромным чувством юмора». 

Журнал «Книжный Петербург», № 3, 2004 год.

Валерий Смирнов - «Крошка Цахес Бабель»Книги Валерия Смирнова неоднократно издавались за рубежом, как легально, так и пиратскими способами. Его последняя книга – «Крошка Цахес Бабель» была выпущена издательством «Полиграф» в конце 2009 года и реализована всего за один день. За первые четыре месяца 2010 года российские и украинские пираты опубликовали пять его книг.

Валерий Павлович Смирнов - первый из всех одесских писателей, чьи книги издавались в Одессе стотысячными тиражами.

Пишет на русском и одесском языках в свободное от рыбалки и охоты время. Автор 50 книг, общий тираж которых превышает три миллиона экземпляров. Многие критики упоминают его имя в одном ряду с такими писателями как Валентин Катаев, Исаак Бабель, Илья Ильф и Евгений Петров.

Основные известные произведения писателя : детективные романы «Ловушка для профессионала», «Чужая осень», «Белый ворон», «Тень берсерка», «Коготь дьявола», сатирические криминальные романы «Гроб из Одессы», «Золото мистера Дауна», сборники юмористических рассказов «Или!», «Картина», «Таки да», Операция «Гиппократ», «Как на Дерибасовской угол Ришельевской», учебники по рыбной ловле «Волшебная мормышка», «Формула клева», «Неизвестная снасть».

Валерий Смирнов – автор десяти учебников по искусству рыбной ловли. Абсолютный рекордсмен Одесского региона по ловле судака.

Последний из рекордов установил зимой 2006 года на реке Днестр, поймав за 3,5 часа из одной лунки 19 судаков общим весом почти 21 килограмм. Некоторые изобретенные Валерием Смирновым искусственные приманки для ловли хищников используются рыболовами на всех континентах.

В 1997 году по итогам Международной книжной выставки «Зеленая волна» Валерий Смирнов был признан самым читаемым писателем Украины. Ныне считается наиболее популярным из всех писателей Украины среди русскоязычных читателей и на постсоветском пространстве, и далеко за его пределами. Роман Валерия Смирнова «Чужая осень» был продан на Украине общим тиражом 155 000 экземпляров – больше, чем книга любого другого современного писателя Украины. Среди прочих рекордов писателя есть и такой: в 2002-2003 годах в Одессе было издано 17 его книг, в том числе «Большой полутолковый словарь одесского языка», который по сегодняшний день является единственным лонгселлером, созданным на Украине. С 2001 по 2009 гг. в украинских и зарубежных издательствах вышло 42 книги Валерия Смирнова, включая переиздания. Персоналия Валерия Смирнова значится в энциклопедиях «Русские писатели, современная эпоха (родившиеся с 1917 года)» (издательство «Литературная Россия», 2004 г.), «Русская литература сегодня» в 3 томах (издательство «Время», 2008г.).

Валерий Смирнов - «Легенды Одессы»

В одесском издательстве «Полиграф» к 55-летнему юбилею классика одесской литературы Валерия Павловича Смирнова, вышла новая книга автора – «Легенды Одессы»

Я - ОДЕССИТ, А ВЫ?

Как каждый из настоящих одесситов, кое-что сделав для Города, я жертвовал многим, чтобы иметь полное моральное право говорить : «Я – одессит!». В отличие от так называемых відомих українських письменників, ни разу не обращался в органы власти с какой-либо личной просьбой и даже никогда не стремился, подобно им, только из-за чересчур горячей любви к неньке-Украине всем сердцем и душой прикипеть к бюджетным бабкам. Отвечаю: никто не скажет обо мне, что я хоть раз наклонил голову. Потому считаю вправе впервые в жизни сказать слово тем, кто считает себя истинными одесситами.

Уверен, если спросить каждого жителя Города, любит ли он Одессу, тот ответит положительно, даже если в душе ее не переваривает. К сожалению, таких приезжих в Городе расплодилось немало, в том числе среди так называемой творческой интеллигенции.

Так любите ли вы Одессу?

Я обращаюсь к народным депутатам всех уровней, влиятельным партийцам разной политической ориентации, лидерам общественных организаций, ректорам гуманитарных вузов и тем, кого принято именовать простыми горожанами. Наши предки не только строили этот Город, но и сделали слово «простой» в значении «обычный» нормой сперва одесского, а затем и русского литературного языка. Ребята, мне стыдно за то, что если бы не биндюжник и таксист Теплиши, в консерваторском городе Одессе не было бы записано ни единой ноты старинных одесских песен. А вам не стыдно?

Или вы считаете нормальным, что в те же деревни, куда я ездил студентом собирать фольклор почти сорок лет назад, направляются одесские студенты с той же целью уже в наше время? Но кто-то когда-то будет заниматься этим в самой Одессе, с ее огромными пластами только нам присущей культуры? Мы ведь так гордимся, что весь окружающий нас мир балдеет на одесском фольклоре и цокает языками от восхищения, услышав не то, что одесский язык даже на уровне пресловутой «Ликвидации», а всего лишь слово «Одесса».

Существует научный термин «Одессика», но занимаются этой темой исключительно любители в свободное от основной работы время, а купоны от их деятельности стригут, как правило, разнокалиберные жулики. Так не пора ли, пока еще окончательно не ушло время, создать в Одессе кафедру, которая будет профессионально заниматься богатейшим и по сию пору даже на треть не изученным лингвистическим и фольклорным наследием Города? Или мы с вами намеряли себе по двести лет жизни? Уже много лет эту тему, естественно, в свободное от основной работы время и в ущерб своим близким, изучает доцент Е.Степанов. Знаю, каково ему приходилось, особенно во времена чересчур научного царювания имени Хоруживки, да и сегодня не все так просто. Но Степанов, как и положено не просто коренному, а настоящему одесситу, не наклонил и никогда не наклонит голову, даже если ему придется ходить в доцентах до самой пенсии. Думаю, что именно он, как никто другой, заслуживает возглавить кафедру «Одессики», если таковой суждено появиться на свет.

Что же до финансирования, особенно в нынешнее кризисное время, то отвечу по-одесски: не смешите мои тапочки. Или это деньги для Города, где за бюджетные деньги понаустанавливали жменю монументов и попереименовывали улицы в честь деятелей, не имеющих к Одессе отношения даже левым боком? И это при всем том, что в Городе нет ни единого памятника хоть одному из десятков одесситов, прославившего его на весь мир! А сколько бабок ушло на создание многочисленных новоявленных кафедр для дальнейшего трудоустройства кандидатов марксизма, академиков ленинизма и прочих докторов околовсяческих наук? Сколько миллионов выбрасывается на содержание всяких-разных газет и Интернет-ресурсов, истинная цена которым даже не три копейки в сильно базарный день? Сколько уходит на финансирование исключительно откатных проектов и поддержку общественных организаций, нафаршированных быкотой, имеющих такое же отношение к Одессе, как и к здравому смыслу. Остальные подобные вопросы вы зададите сами себе без моей помощи.

Издательство «Оптимум» очень любит помещать на обложках с понтом своей продукции фразу «Чтобы вы так жили!». С точки зрения этих лоходромщиков, такую фразу одесситы произносят, желая собеседнику всего самого доброго…

Одесситы, где бы вы ни жили и сколько бы не имели, слово было сказано. Вам остается либо действовать, либо исполнять вид, что подлинное наследие Города, чересчур заботливо покрывавшееся ржавчиной заезжими популизаторами в последние годы - не ваша проблема. Если кафедра «Одессики» не будет создана в Городе, я не пожелаю вам всем пойти на чужие руки, а с чистой совестью скажу:

«Чтобы вы так жили, как любите Одессу!».


 Валерий Смирнов

«Одесситы и одэсыты – две большие разницы».

Буквально пару лет назад в одесский язык вошло новое слово, которое уже употребляется не только в устной речи, но и письменно. Например, заведующий отделом культуры муниципальной газеты «Одесский вестник» Игорь Плюсюк написал в одном из своих фельетонов: «одесситы и одэсыты – две большие разницы».

Слово «одэсыт» создано с помощью фонетических особенностей одесского языка, сложившихся во второй половине 20 века. Зачастую заменяя букву «е» на букву «э» в каком-либо слове, одесситы придают ему негативный оттенок: снайпэр – плохой стрелок. Кроме того, в иных случаях, применяя вместо традиционно-мягкого одесского выговора нарочито-твердый, одесситы добиваются той же цели: интэрву – дурацкое интервью, та еще прэлесть – большая гадость.

Ранее в качестве синонимов слова «одэсыт» употреблялись исключительно такие слова одесского языка как «черт», «жлоб», «местечковый», «кугут», «рог», а также фразеологизмы и крылатые фразы: «жопу кирпичом вытирал», «пижон с Гапкен-штрассе», «он блатной, на спички «сирныкы» говорит», «иди кидаться головой в навоз» и др. Что означает: данный индивидуум родился в захолустье.

Гораздо реже по отношению к таким людям применялся термин «приезжий», то есть человек, живущий в Одессе, но не родившийся в ней. Слово «приезжий» никогда не звучит в адрес людей, которые стали настоящими одесситами. Пример тому – живая легенда Одессы Вова Пушкин, родившийся в Ленинграде.

Появление слова «одэсыт» в одесском языке было обусловлено наплывом в Город приезжих, которые, в отличие от своих стремившихся стать одесситами предшественников, не принимают одесских традиций, а стремятся их разрушать. Поселившись в Городе, одэсыты тут же начинают мелькать на телеэкранах и в прессе, выступая от имени всей Одессы и пропагандируя свои, якобы присущие Городу, местечковые ценности. Они создают общественные организации, комитеты, всевозможные объединения и потешные полки, в которых непременно наличествует слово «Одесса» и его производные. Примечательно, что один и тот же одэсыт как правило является членом сразу нескольких вышеозначенных группировок, призванных обслуживать интересы политических деятелей-националистов.

Термин «одэсыт» невозможно односложно перевести на русский язык. Он означает: позиционирующий себя одесситом выходец из провинции, отрицающий самобытность Города, наличие присущих только одесситам традиций, культуры, языка, и стремящегося выглядеть в качестве типичного жителя Одессы в глазах местечкового мира. Кроме того, в настоящее время слово «одэсыт» уже применяется и по отношению к родившимся в Одессе людям, которых прежде именовали «приезжими в третьем поколении».

На самом деле таких людей в Городе не так уж и много, сколь бы они ни пытались создать впечатление своей массовости в Одессе, вербуя сторонников в общежитиях для иногородних студентов. А потому, первый упомянувшим в прессе слово «одэсыты», журналист Игорь Плюсюк адресовал его в адрес «кучки обитающих в городе национально озабоченных особей».

Буквально пару лет назад в одесский язык вошло новое слово, которое уже употребляется не только в устной речи, но и письменно. Например, заведующий отделом культуры муниципальной газеты «Одесский вестник» Игорь Плюсюк написал в одном из своих фельетонов: «одесситы и одэсыты – две большие разницы».

Слово «одэсыт» создано с помощью фонетических особенностей одесского языка, сложившихся во второй половине 20 века. Зачастую заменяя букву «е» на букву «э» в каком-либо слове, одесситы придают ему негативный оттенок: снайпэр – плохой стрелок. Кроме того, в иных случаях, применяя вместо традиционно-мягкого одесского выговора нарочито-твердый, одесситы добиваются той же цели: интэрву – дурацкое интервью, та еще прэлесть – большая гадость.

Ранее в качестве синонимов слова «одэсыт» употреблялись исключительно такие слова одесского языка как «черт», «жлоб», «местечковый», «кугут», «рог», а также фразеологизмы и крылатые фразы: «жопу кирпичом вытирал», «пижон с Гапкен-штрассе», «он блатной, на спички «сирныкы» говорит», «иди кидаться головой в навоз» и др. Что означает: данный индивидуум родился в захолустье.

Гораздо реже по отношению к таким людям применялся термин «приезжий», то есть человек, живущий в Одессе, но не родившийся в ней. Слово «приезжий» никогда не звучит в адрес людей, которые стали настоящими одесситами. Пример тому – живая легенда Одессы Вова Пушкин, родившийся в Ленинграде.

Появление слова «одэсыт» в одесском языке было обусловлено наплывом в Город приезжих, которые, в отличие от своих стремившихся стать одесситами предшественников, не принимают одесских традиций, а стремятся их разрушать. Поселившись в Городе, одэсыты тут же начинают мелькать на телеэкранах и в прессе, выступая от имени всей Одессы и пропагандируя свои, якобы присущие Городу, местечковые ценности. Они создают общественные организации, комитеты, всевозможные объединения и потешные полки, в которых непременно наличествует слово «Одесса» и его производные. Примечательно, что один и тот же одэсыт как правило является членом сразу нескольких вышеозначенных группировок, призванных обслуживать интересы политических деятелей-националистов.

Термин «одэсыт» невозможно односложно перевести на русский язык. Он означает: позиционирующий себя одесситом выходец из провинции, отрицающий самобытность Города, наличие присущих только одесситам традиций, культуры, языка, и стремящегося выглядеть в качестве типичного жителя Одессы в глазах местечкового мира. Кроме того, в настоящее время слово «одэсыт» уже применяется и по отношению к родившимся в Одессе людям, которых прежде именовали «приезжими в третьем поколении».

На самом деле таких людей в Городе не так уж и много, сколь бы они ни пытались создать впечатление своей массовости в Одессе, вербуя сторонников в общежитиях для иногородних студентов. А потому, первый упомянувшим в прессе слово «одэсыты», журналист Игорь Плюсюк адресовал его в адрес «кучки обитающих в городе национально озабоченных особей».


Валерий Смирнов

alt
4310-07
84 (4УКР=РУС)
С 50
Смирнов, Валерий Павлович Пятый угол. — Одесса, Полиграф, 2007. — 320 с.
Автор этой книги един в трех лицах: признанный мастер детективного жанра, классик литературы, посвященной искусству рыбной ловли, король сатиры и юмора. Его новая книга посвящена раскрытию старинных и современных тайн одесского двора, рядом с которыми имеют бледный вид интриги пресловутого мадридского двора.

 







ВАЛЕРИЙ СМИРНОВ: «Я ДЕЛАЛ РЕМОНТ ПО МОБИЛЬНОМУ ТЕЛЕФОНУ»

Его книги читаются взахлеб, его цитируют в разговорах, по его книгам новые поколения читателей учатся любить Одессу. И при всем при том для большинства поклонников писатель Валерий Павлович Смирнов остается загадкой. Даже среди одесситов не всякий знает, как выглядит популярный земляк, а уж где он живет, как живет и чем увлекается — сие тайна великая есть. Но одно известно точно — Валерий Смирнов любит Одессу и ее улицы, а больше всего — родную Княжескую, которой посвятил не одну страницу. Ей и ее веселым одесским квартирам...

— Валерий Павлович, так получается, что писатель Смирнов популярен за пределами Одессы гораздо больше, чем в родном городе…

– Ну, это нормально.

– Нормально для Одессы, но довольно-таки непривычно для других городов. Судя по вашим книгам, вы урожденный одессит, из типичного одесского двора?

– Я вырос в том дворе, где родился, оттуда же пошел в школу, институт, на работу... Помню, жил у нас Давид Макаревский — тогдашняя «звезда» Одессы и главный толстяк города. Его знают как актера одесской команды КВН 60-х, но тогда в Одессе была телепередача «Объективный объектив», где вскрывались «отдельные недостатки» и Додик играл всех ворюг, хапуг, взяточников… Успех был огромный, но в магазине ему ничего не хотели продавать из-под полы — боялись, что это очередные съемки.

Год назад вышла моя книга «Картина». Она опять же о моей улице Княжеской, о доме номер 27, о квартирах и обитателях этих квартир. Обо всех моих сверстниках, которые родились в этом дворе...

А еще эта книга немножко обо мне — единственном, оставшемся в Одессе и даже в СНГ.

– Даже так?

– Даже так. Когда мы были детьми, нас было 40 человек, наших детей было уже человек 20, а теперь я захожу во двор, и вижу, что он пуст.

Сейчас, по распоряжению мэра, дом моего детства включен в программу реставрации «Одесский дворик», там меняют трубы, и люди по 3-4 дня без воды сидят. А дом действительно уникальный: его построил знаменитый архитектор Влодек, тот самый, что построил Пассаж; там располагалось Южнорусское товарищество художников, долго жил Иван Бунин

– Да, у вашего дома хорошая история...

– Недавно с домом еще одна история приключилась. Купил гражданин квартиру на бельэтаже. Дом довольно обшарпанный, поэтому новый жилец ходит-ходит, ходит-ходит и все бурчит: «Что-то мне этот дом не нравится». После этих слов он начинает ремонт. Кладет за свой счет асфальт перед домом, делает «косметику» флигельного фасада, реставрирует двери — короче, все! Теперь, — говорит он, — я буду делать ремонт второго флигеля (дом состоит из двух флигелей). Жильцы обрадовались — как же, купил человек квартиру на бельэтаже, а «вылизал» весь дом. И тут… приезжает милиция, надевают на него наручники и увозят! Не знаю, что он натворил, но в нашем доме он сделал то, чего государство, на моей памяти, не делало.

– Сверстники разъехались, но соседи-то, соседи сохранились?

– На улице Княжеской сейчас живут люди, которых я не знаю. Есть пару человек, которые появились на моей памяти, но остальных я просто не знаю. Это раньше двор был больше чем архитектурным понятием и люди жили там годами и десятилетиями. Поколения сменялись, не выходя за рамки двора.

Кстати, о поколениях. Вот мы говорим: Одесса, Жванецкий, Карцев, Макаревский... Жванецкому уже под 70, а назовите мне хоть одного 30-летнего! Кто их сменит? Нет никого. Но, может, это и хорошо... Та Одесса, которую мы все время вспоминаем, должна остаться легендой.

– Валерий Павлович, но если «та Одесса» уходит в легенды, то получается, что и одесские квартиры, которые вы описывали, тоже переходят в разряд легенд? Что с ними уходит?

– Уходит в легенды та теплота, которая была в этих квартирах. Ведь раньше про поселок Котовского, самую дальнюю новостройку Одессы, говорили: «Там же никто никого не знает! Как это можно — люди годами живут, и не знают, кто у них за стенкой?» А теперь и в центре города то же самое.

Когда мне было два месяца, папа купил телевизор. У нас была комната 14 квадратных метров, и в эту комнату набивался весь двор. Из удобств у нас — печное отопление и свет. Вода уже была во дворе. И вот при всей этой толпе я спал, а мама стирала пеленки.

– И никто из соседей, естественно, не помогал?

– Соседи прикипели к телевизору. Но не в этом дело. Знаете, как поступили родители? Они продали телевизор. Объяснили соседям, что, дескать, деньги нужны, а на самом деле они продали его, чтобы дать мне возможность спать. Такое было отношение к соседям... А сегодня? На порог не пустят: идите вы... у меня ребенок маленький, чего вы тут ходите? И никто не обидится. А тогда бы обиделись. Такие были отношения.

– Вы все время жили в коммуне?

– Я родился в коммуне, и только потом, когда мне было лет 10, умерли две старушки-соседки, и коммуна превратилась в две маленькие двухкомнатные самостоятельные квартиры. Причем обе эти самостоятельные двухкомнатные квартиры располагались в помещении бывшей гостиной хозяина дома! То есть из одной гостиной умудрились сделать две коммунальных, а потом уже и самостоятельных квартиры. Если бы все продолжалось по-старому, то я бы и сейчас там жил, и сын мой, и мои родители.

– То есть вы там не живете?

– Квартира принадлежит мне, но с 1991 года я там практически не живу. С тех пор, как эмигрировал из Одессы.

– Эмигрировал?

– Не по-настоящему, конечно, но я это так называю… У меня есть охотничий домик неподалеку от Одессы. Обычно я уезжаю туда в апреле, а возвращаюсь в середине ноября. Правда, я слышал и читал, что живу в Канаде, и даже уже умер…

– Ну, одесситы любят умерших великих земляков...

– Нет, это написало московское «Книжное обозрение». Два года назад на книжной ярмарке встречаю я знакомых из Донецка, смотрю, а лица у них как-то странно вытянулись. Спрашиваю: «В чем дело?», а они говорят: «Книжное обозрение» написало, что ты умер!» Я ради интереса нашел этот номер — действительно так написано. Правда, с оговорками: «Говорят, что он умер, говорят, что ему 70 лет, говорят, что он живет в Канаде», говорят, говорят, говорят…

– Так где живет писатель Смирнов? Где же его дом?

– Дом писателя Смирнова там, где он, писатель, сейчас находится. Я человек неприхотливый, могу, например, весной поехать на озеро ловить щуку, и просидеть там две недели. Тогда мой дом — это моя машина. Да, есть за городом маленький охотничий домик, я живу в нем полгода, но я выхожу из него утром и прихожу в него спать, то есть практически в нем и не бываю.

– Получается, для вас дом — это, прежде всего, крыша?

– В общем-то, да.

– Вы человек, равнодушный к комфорту?

– Нет людей равнодушных к комфорту, человек — существо ленивое, потому и придумывает всякие штуки, чтобы меньше работать. Просто я (даже не знаю, откуда это взялось в городском жителе) могу, попав в тайгу, выжить, и даже наслаждаться жизнью. Специального экстрима типа сплава на плотах или альпинизма я не ищу… рыбалка и охота — вот что мне интересно

– Рыбалка и охота — вот что вам интересно... А написание книг?

– Книги я пишу в свободное от рыбалки и охоты время. В свое время я работал в газете. Появлялся там раз в неделю, но у меня была еженедельная норма — 500 строк. Редактора не интересовало, где я и что делаю, но в четверг будь добр — положи написанное на стол. Вот эта газетная закалка и дала мне «писучесть». Могу за месяц написать книгу в 20 печатных листов. Пишу, небольшая правка — и в набор…

В этом году получилось так: зима мягкая, лед не встал, рыбалки нет, охота с Нового года — только на копытных! Стало скучно, сел и написал книгу. В этом году последнюю строчку написал в феврале и пока не испытываю потребности еще что-то писать.

– Пишете вы там, у себя в охотничьем домике?

– Нет, я там не пишу. Я ж говорю: пишу только тогда, когда нет охоты и рыбалки. Хотя одну книгу все-таки написал летом, в 1996 году. Тогда каждый день шел дождь. Идет и идет, идет и идет... Я бы пошел на рыбалку, но рыба ведь во время дождя не ловится. Тогда я написал книжку. А дождь все идет. Я уж думал еще одну написать, но тут приехали приятели: мол, скоро охота, давай патроны делай! Сделал 5 000 патронов. У меня хорошие патроны получаются. А приехали б они раньше, я б вместо книги еще патронов наделал.

– Получается, что будь Одесса такой же дождливой, как Петербург, у вас было бы еще больше книг?

– А вам этих мало? У меня 30 книжек за 10 лет. В этом году вроде как юбилей — 30 книг за 10 лет. Дарья Донцова написала за 4 года 30 книжек. Пусть небольших, но 30! И Донцова ведь не ходит на рыбалку и охоту! Но никто при этом не говорит ей, что она пишет чересчур много. Такая у нее профессия.

А в нас бушует провинциальность. Когда-то Одесса была столичным городом, но сейчас, надо признать, что мы стоим в одном ряду с Винницей и Тернополем. Все, кем мы гордимся — давно не одесситы. Они все работают в Москве или Питере. Карцев — не одессит, Жванецкий — не одессит…

– А у вас не возникало желания уехать?

– Что я там буду делать? Меня приглашали в Москву, обещали купить квартиру и все, что я напишу в течение 10 лет, но зачем мне туда ехать? Сидеть в квартире и «клепать» книжки вместо того, чтобы делать то, что я хочу? Зарабатывать деньги? Я сразу на двух машинах ехать не смогу, из трех ружей враз не постреляю, поэтому я не ставлю своей целью заработать очень много денег.

– Вы такой заядлый рыбак и охотник, а книги об этом у вас есть?

– У меня восемь книг о рыбалке. Если я и горжусь чем-то написанным, то этими книгами. Это, честно говоря, единственные в стране нормальные книги о технике рыбной ловли. Я начинал с книг о рыбной ловле, мои первые две книги были посвящены рыбалке. А свою первую рыбу я поймал в 4 года: мы ходили с папой на рыбалку, и я вытащил карася.

– И что сказал на это двор?

– А это было не в Одессе. Деревня Калиновка Винницкой области. Потом я рос, и рыба становилась все крупнее и крупнее. Самая большая из рыб была больше, чем я. Вообще, рыбалка — дело серьезное. Только подготовка к ней занимает кучу времени. Надо отобрать все необходимое, а многое приходится делать своими руками. Имеющимся оборудованием я могу оснастить человек 10-15. Рыбацкие причиндалы занимают целую комнату! Поэтому рыбакам и охотникам нужны большие квартиры.

– А как жена к этому относится?

– Нормально. Есть три стадии помешательства: буйная — охота, средняя — рыбалка, тихая — грибы. Так вот, я прошел все три. Но женился уже достаточно зрелым человеком, с устоявшимися привычками, и перед этим честно ей все рассказал. Так что она знала, на что шла.

– Сын такой же?

– Нет. С этим надо родиться, а он у меня без помешательства. Юра великолепно стреляет. Как и я, первую рыбу он поймал в 4 года, но мне с каждым годом хотелось все больше, а ему все меньше. Сын не будет ни рыбаком, ни охотником. Он учится в институте МВД и у него другие интересы.

– Книги о рыбной ловле есть, а можно ли ожидать книг об охоте?

– Нет. Я не считаю себя вправе писать об охоте. По сравнению с тем, какой я рыбак, охотник я весьма посредственный.

– Давайте тогда вернемся к дому. В вашем нынешнем доме бывает много друзей?

– Друзей вообще много не бывает. У меня есть один друг. Уехавших я друзьями не считаю. Какой же это друг, если я его не видел 12-15 лет? У меня один друг.

– И кто же? Случайно, это не ваша собака?

– Нет, собака не друг, собака — напарник. Без Яра я на охоте ничего не стою. Ему исполнилось 4 года, и он ни одного дня без меня не прожил. Я его ни на кого не могу оставить: стоит мне выйти за дверь, как он ложится на диван и начинает скучать. Эта собака вообще не понимает, как можно без меня прожить один день.

– А домом занимается жена?

– Да. Я, честно говоря, даже не знаю, где в доме газовый счетчик. Приходит тут один, говорит: «Дайте я сниму показания счетчика». Я говорю: «Найдешь — снимай».

– Но ремонтом приходилось заниматься?

– Конечно!

– И после этого не появилось желания написать книгу о ремонте?

– Да вы что, какая сейчас может быть книга о ремонте? Когда давным-давно мой папа делал ремонт, он садился на самолет, летел в Москву и по большому блату покупал обои. Не потому что он не мог здесь переплатить — просто в Одессе таких не было ни за какие деньги. А сейчас? Нанимайте себе прораба, нанимайте дизайнера, вам предложат 10 000 вариантов — выбирайте то, что нравится. Я делал ремонт, сидя в 30 километрах от Одессы, по мобильному телефону

– Валерий Павлович, судя по вашим словам, в квартире вы бываете редко. Но если вы все же туда попадаете, чем вы занимаетесь? Телевизор-сон-телевизор-сон?

– Ну почему? Надо ведь к рыбалке готовиться. Кстати, хорошо, что напомнили…


журнал "Квартира" №4

Песни про Одессу

Песни про Одессу

Коллекция раритетных, колоритных и просто хороших песен про Одессу в исполнении одесситов и не только.

Отдых в Одессе

Отдых в Одессе

Одесские пляжи и курорты; детский и семейный отдых; рыбалка и зелёный туризм в Одессе.

2ГИС онлайн

Дубль Гис

Интерактивная карта Одессы. Справочник ДубльГис имеет удобный для просмотра интерфейс и поиск.

Одесский юмор

Одесский юмор

Одесские анекдоты истории и диалоги; замечательные миниатюры Михаила Жванецкого и неповторимые стихи Бориса Барского.